Открытая Колдовская Академия им. Кикиморова

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Открытая Колдовская Академия им. Кикиморова » Взгляд в прошлое » 1.1. Один раз враг — всегда враг. [23.09.2012]


1.1. Один раз враг — всегда враг. [23.09.2012]

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Один раз враг — всегда враг.
Действующие лица: Виктор Кикиморов, Димитрий Аспидов, Ольга Кикиморова;
Время и место: вечер 23 сентября, внутренний двор ОКАК, банкетный зал, бал;
Описание: Виктор Кикиморов толкает речь, в то время как студентка Серафима  Чернова сагитировала студентов пойти на озеро, дабы отпраздновать свой день рождения. Но все эти молодежные движения уходят на второй план, ведь на горизонте появляется Дмитрий Аспидов. Преподаватели были слишком увлечены разборками двух старых друзей, которых нелегкая так стремительно столкнула друг с другом, так что они не заметили исчезновение значительной части молодежи.
Ребята скрылись под покровом ночи, но все оказалось не так просто. Зоркий мсье Галактионов увязался следом и девушкам, которые последними двинулись по направлению к тусовке. Ничего не оставалось, пришлось допустить его в коалицию алкоголиков-тунеядцев  и  смириться с тем, что степень разврата уменьшится в пару раз. Но не суть!
Важно, что тем временем у основателей академии происходит весьма неоднозначный разговор, из которого вытекает множество интересной, странной и пугающей информации...
Очередность постов: Виктор Кикиморов, Димитрий Аспидов, Ольга Кикиморова.

0

2

I'm a man
I spell M-A-N
Woah, I'm a man

Насыщенно-синего цвета костюм, гавайская рубашка с изображением листьев марихуаны, мокасины  из  голубой замши. Да, Это был Виктор Кикиморов и, поверьте, любые смешки по поводу выбора цветовой гаммы могли караться любыми изощреннейшими методами, начиная с поедания земли и заканчивая эксперимента с ростком бамбука… Если вы понимаете, о чем я.
Так вот. Бал был, не то, чтобы в самом разгаре, но ребятишки уже накидались шампанским, учителя упускали из вида особо амбициозных личностей, которые решили, что удостоить  чести Осенний бал своим присутствием- это в высшей степени благородство, к которому, увы, они не способны, нет-нет. Виктор Злодеевич, находясь в тени арки главного здания до поры до времени, наблюдал за медленным течением времени.
Детишки. Они такие забавные, даже не осознают, насколько ничтожны их жалкие жизни. Больше половины учащихся академии, не смотря на наличие родословной и магических сил, увы, не смогут выбиться дальше, чем на уровень «кубка водокачки» так сказать. Есть Олимпиада, есть регион, а есть всего лишь тихие междусобойчики,  которые ни к чему не обязывают, которые дают самым сильным среди слабаков мощь и власть, которые в свою очередь, никогда никого не удивят, не покорят, даже не дадут своему обладателю право на слово среди более или менее значимых личностей. 
  Они такие забавные, думают, что будут жить вечно. Скушают яблочко молодильное и, вуаля, снова молодые и красивые, снова могут прожить жизнь, исправляя ошибки, допущенные ранее, редактируя промахи, стараясь хотя бы со второго раза что-нибудь поменять, сделать себя хотя бы на миллилитр более интересным и развитым. «Дорогие мои, все же совсем не так… Вы глупы. Вы слишком глупы и посредственны, чтобы понять, яблочки ничего не решают. Яблочки действуют только на тех людей, кому суждено стать великими, кто просто не успел, кому помешали, чей час еще не пришел. На простых обывателей, так сказать, подобная магия не действует, она работает на примитивном уровне, делая привлекательным тело, не давая внешним признакам проявиться; представляете, какой это кошмар – быть стариком, запертым в молодом теле.. и умирать молодым, потому что тебе просто не ради чего жить…»
Кикиморов тяжело вздохнул и тут краем глаза заметил, как Яга, мило улыбаясь (не исключено, что наиграно), приглашает основателя академии на пьедестал, с которого следует толкнуть речь.
«Жаль, что нельзя сказать им все как есть…» - Эта мысль последняя пронеслась в голове у мужчины прежде чем он стал шутить, забавляться, общаться с толпой. Оннемог признаться честно всем этим детям в том, что они, по сути- никто. Просто массовка, чтобы заполнить пробелы в делах великих людей. Почему? Наверное, потому что это грубо, цинично и многие нежные умы не выдержат такой едкой правды… Слабаки – вот еще одно подтверждение!
Кикиморов рассказывал вкратце об истории академии, о том, как проходили первые уроки, кто из учеников каких высот в науке достиг и так далее.. Так сказать, краткий экскурс, приукрашенный; адаптированный вариант для молодежи.
«И все-таки, жалко их…»

+2

3

Он ненавидел этот замок так же, как нуждался в нем. Сырые стены, тронутые снаружи плющом, а внутри ремонтом, вызывали в нем кучу противоречивых воспоминаний. Аспид не был готов к возвращению, но понял это, к сожалению, только проникнув на территорию Академии и окунувшись в свойственную только этому месту атмосферу. Помимо неудачных поисков книги и разногласий с Вием, к которому он все-таки привязался за столько лет, были тут и другие моменты, жутко раздражавшие. Например, некоторые из преподавателей, которые до сих пор, как он был осведомлен, греют свои льстивые и высокомерные задницы в руководящих рядах. Ничто, абсолютно ничто не привлекает здесь Димитрия. И в его же планах было как можно скорее убраться из этого места, пропитанного фальшью и приторно-сладкими речами, естественно не в одиночестве, а со своим сокровищем, которое уже половину тысячелетия тревожит его душу. Ну, может быть, он прихватит еще что-то, чтоб Вий совсем сошел с ума.
Как обычно, в парадном черном, Аспид мерно шагал к главному зданию, где проходило все веселье. Он знал, когда должен явиться миру и коли время это еще не пришло, маг медлил, изучая старое здание, которое годы, казалось, обходят стороной. Пробежавшая мимо него стайка студенток, казалось, даже не обратила внимания на чужака. Эти вечно смеющиеся и любознательные дети всегда были такими, триста лет назад их уже не особенно интересовали речи сдвинутого старика-основателя и точно так же компании сбегали в поисках чего-то более увлекательного. Для Аспида это был верный знак; приближался тот самый момент, когда он будет наслаждаться физиономией Виктора, увидевшего призрак прошлого.
Ох.. по крайней мере, два человека на свете в данный момент предвкушают это событие. Один уже поднимался в зал, где стихли голоса и Кикиморов уже поднимался на пьедестал, чтоб толкнуть речь. А другой.. Другая, тоже ждет-не дождется хотя бы ради интереса. Аспиду еще трудно понять, что движет дочерью Вия, но вчера она ясно дала ему понять, что непременно будет присутствовать на этом представление. Кстати о вчерашнем. Стоя у входа в зал, маг посмотрел на черную розу в своих руках и легкая тень улыбки легла на его лицо. Он поднес цветок к лицу и вдохнув едва уловимый аромат, вспомнил эту ночь. Одна маленькая победа в партии, предвестник покорения большой игры.
А зал стих. Заметно постаревший голос Кикиморова, который нельзя было не узнать, начал нести какую-то ересь. Аспид поморщился и встав в проеме, облокотился о косяк. Виктор, занятый ораторством, даже не заметил того, кто явился испортить ему настроение. А Димитрий, слушая сказки о Академии, о доблести и человеколюбие местных преподавателей, о горькой судьбинушке самого Вия, лишь закатывал глаза и постукивал пальцами по своей трости. О, как же Витюша любил поговорить, как он любил украшать суть нелепыми деталями, придумывать сказки и улыбаться людям. Это претило Аспиду, всегда и всем говорившим правду-матку, и лукавя только ради великой цели. Но и такое случалось редко. А чтоб не выдать себя раньше времени, маг разглядывал присутствующих в поисках знакомых лиц, чтоб знать, откуда ждать реакции и, главное, какой именно. Он увидел Ольгу, уже заметившую его Величество. Чтоб она сейчас не думала, прочитать ее эмоции было невозможным, поэтому Аспид улыбнулся ей, подмигнул и переведя взгляд на ее отца, снова превратился в камень. Едва Вий закончил и пока этого еще никто не понял, Аспид выпрямился и торжественно, три раза хлопнул в ладоши, благодаря Кикиморова за столь нудную, но несомненно достойную речь. Толи это акустика, толи Аспид постарался, но аплодисменты эти раздались громом на ясном небе "Осеннего бала".
- Браво, Виктор Злодеевич. Браво. - Аспид двинулся к центру, так любезно освобождающемуся студентами. - Врать людям мы всегда умели, любили и не стыдились.

+1

4

Странный невообразимый холод пронизывал ее изнутри, когда она поднималась по главной лестнице к парадному входу в замок. Как же она ненавидела это великое и ослепительное событие в детстве. Мишура, блеск, огромное количество людей и все они с открытыми ртами внимали каждое слово ее папочки. Это можно списать на детский эгоизм или подростковый максимализм и еще на бог весть, какие вещи, но Оля искренне, неподкупно презирала льстецов и не могла взять в толк, почему отец так близко подпускает их к себе. Сейчас, спустя столько столетий, она и сама стала подобна им. Она лгала, льстила, если это было необходимо, а в случае с некоторыми отдельными личностями, у Кикиморовой просто не оставалось выбора, тут уж был вопрос "выживания" в огромном террариуме, которым являлась Академия. Но она никогда не лгала ему. Никогда. Недоговаривала, игнорировала, приукрашивала, но не лгала и не льстила. Ей, одной из немногих, было дано говорить Вию самую неприглядную правду в лицо, не опасаясь последствий. Отец мог злиться, спорить с ней, возможно, порой, ненавидеть ее за это, но Оля была непреклонна и оставалась верна своему скромному принципу. Ступенька за ступенькой, шаг за шагом, чем ближе она подходила к парадной, тем больше осознавала, что сегодня у нее больше не осталось выбора, ей придется очень много лгать. Придерживая полы длинного платья ведьма вошла в открывшиеся перед ней двери. И в первую очередь лгать Вию..
В зале играла тихая легкая музыка, ведьмы в шикарных и слишком пестрых нарядах мелькали тут и там, особенно студентки, не пожалевшие средств на платья. Хотя чего она ожидала, это же "Осенний бал". Девушка растерянно оглядела присутствующих, в надежде увидеть среди знакомых лиц еще и лица приятные ей. Таковых и в принципе то было не много, а найти их в зале под завязку набитом людьми и вовсе было невозможно. Неожиданно чья-то сильная рука подхватила ее под локоть и увела в сторону.
- Я думал ты не появишься. - Мужчина отпустил Ольгу и меланхолично потягивая шампанское посмотрел на присутствующих. - Все в сборе.
- Как же я могла пропустить такое шоу? - вопрос был исключительно риторическим и они оба это знали. Ведьма поправила лиф платья и воспользовавшись моментом выхватила из рук Громова бокал. - Тебе вредно пить, ты и так неадекватно себя ведешь.
Мужчина скептически приподнял бровь и в его глазах читалось немое "я ли?". Ничего не сказав, он направился по направлению к фуршетным столам, ловко маневрируя среди человеческой массы. Не знаешь, что ответить женщине - накорми ее. Именно так рассуждал Руслан, когда дело касалось Оли. Внезапно музыка стихла. Кощеев стал что-то вещать о том, как рад видеть всех собравшихся и объявил Вия. Папенька в неописуемого, по яркости, вида костюме поднялся на пьедестал. Ну а Вий наш говорит, словно реченька журчит. Играть на публику отец умел, любил и активно практиковал. Краем глаза она заметила, как зал начал постепенно пустеть, освобождая место боле взрослым и бессмысленным разговорам, студенты выбирались на улицу. Ольга знала, куда они направились и препятствий чинить не собиралась. Она сама разрешила Симе провести вечеринку, но решила не рисковать и приставила к девушке Галактионова. На всякий случай.
А тем временем отец все вещал и вещал со своей воображаемой сцены, он так трогательно говорил о первой заложенной плиточке, что одна из преподавателей чуть было не разревелась. Ольга закатила глаза. Лицемеры. Переведя взгляд с нее на двери, она заметила Аспида. Она, не моргая, смотрела на него несколько секунд, но в этот момент вернулся Громов и всучил ей другой бокал. Машинально делая глоток, Ольга еще раз посмотрела на Димитрия, на этот раз и он заметил ее. От этой улыбке ей стало не по себе. Не хватало еще, чтобы весь день сегодняшних разговоров с самой собой прошел впустую. Кикиморова знала, что он придет, и всецело готовила себя к этому событию. Если не вдаваться в тонкие подробности ее гардероба и прочих женских заморочек, моральная подготовка была более основательной. И если по-настоящему для себя она еще не решила, рада видеть его или нет, и как к нему относиться в принципе, то относительно своего поведения ведьма решила все достаточно четко. И да, в этот раз она будет его придерживаться.
Монолог Вия в конце-то концов подошел к своему логическому завершению. Воцарившаяся в огромном зале тишина была прервана. Что же, этот бал запомнится им надолго. Оставалось только перекреститься и начертить круг вокруг себя. Хотя нет, кажется эта фишка только на Вия распространяется.

+1

5

Поставив точку, Виктор Злодеевич  склонился в полупоклоне перед рукоплещущей аудиторией. Молодежь, скорее из вежливости, бурно провожала мужчину. Надо отдать ему должное,  Вий рассказывал  довольно-таки нудную историю со внесением ярких красок своего словарного запаса. Словом, общий язык был найден, связь с аудиторией поймана,  «пять минут, полет нормальный.»
И все бы ничего, но, спускаясь со сцены, его взгляд скользнул по одной единственной черной тени, которая не должна была тут быть не при каких условиях. Но Виктор не был бы таковым, если бы хоть на секунду усомнился в своей правоте и подал бы вид озадаченности и неуверенности.
«Пффф, вот кого не хватало все эти годы! Мать моя Гадюка, отец мой Зло Геннадиевич, не уж то я так нагрешил, и теперь мне придется отрабатывать в общении с этим нигилистом?!»
Милейшая улыбка, шляпа поправлена, костюм одернут и маг вальяжно устремился к Аспидову, который, вероятнее всего, испортит сегодняшний вечер; мужчина шел, каждый шаг сопровождая движением трости.
- Я знал, что тебе понравится! – добродушно развел руками Кикиморов.
  Можно был подумать, что эти двое не виделись не более нескольких дней, что только на прошлых выходных они мило цапались за рюмочкой кофе и решали, что делать с небольшим конфузом, касательно пропажи студентов.
- О, дружище, ты меня задел до глубины души! Уж не знаю, как мне тебе ответить поостроумнее,-Виктор остановился почти вплотную к Дмитрию и, дыша ему в подбородок, гневно блеснул взглядом. – Ептыж, да ты чертов баскетболист! Не пробовал меньше яблок жрать?!
Посчитав, то для начала подобного физического уничижения будет более, чем достаточно, Виктор сделал пару шагов в сторону и, прихватив с банкетного стола два бокала шампанского, вернулся на исходный, предлагая «другу» составить себе компанию.
Все движения спокойны, но уверенны, плавные и рассчитанные. Злодеевич – гениально маскировался, он был даже круче хамелеона на асфальте или белки в дупле! Естественно, в эмоциональном плане…
А что касалось Аспида… Он ничуть не изменился. Был точно таким же, как и сотни лет назад, даже манера говорить осталась прежней, жестикуляция  тон…
«Нужно иметь совесть и стареть достойно» про себя буркнул Витя, не без завести глядя на моложавого друга. Надо же! Тут у него в академии сам Аспидов ошивается, а он думает над тем, у кого седых волос больше и попа менее подтянутая…
Кстати о попах! Тут на горизонте мелькнула тенью Ольга. Дочь выглядела на миллион, вся в отца. Чувство стиля у нее было абсолютным, так что в простоте линий прослеживалась оригинальная задумка.
Вий, наверное, позволил себе лишнего и слишком задержал внимание на дочери, а когда его взор упал вновь на собеседника… Опаньки!  Вот этого ожидать не приходилось. Удар в сердце? Под дых? Нет, это было сродню ножу в сердце или даже в спину, как бы пОшло это не звучало!
Но мы вернемся на пару пунктов вверх – идеальное самообладание. Ничто не выдавало крайней степени бешенства, бушующей в душе старого Виктора Кикиморова.
«Может, показалось? Или это просто глюк после той травки, которую удалось вытащить у Яги? Да нет, не может быть! Аспид, конечно, так еще мразь, но не на столько же! Да она… Она ему в ДОЧЕРИ годится! В ДОЧЕРИ! Во внучки даже! Старый извращенец.. Тесака на тебя нет.»

+2

6

Нужно отдать Вию должное, при виде призрака из прошлого он вел себя более чем спокойно. Аспид прищурился, выискивая признаки удивления или растерянности, но так и не нашел их. Однако он ни разу не расстроился - такое поведение Кикиморова явно скрывало бурю эмоций, посвященной явлению Аспидова. Этим маг и довольствовался, наблюдая за молодящимся бывшим другом, приближающимся к нему. Димитрий не мог не улыбнуться, воочию увидев, как постарел Вий. И этот стиль.. какое-то все наигранное, бессмысленное и безвкусное. Очередной раз Аспид удивился, как долго они были друзьями и каким терпением он сам когда-то обладал. Едва Виктор приблизился к нему, тень призрения упала на лицо Аспидова и он, кажется, даже постарался не дышать одним воздухом с Вием.
- С остроумием у тебя всегда были проблемы. - с разочарованием заявил Аспид, смотря на бывшего друга свысока. Сейчас даже в прямом смысле, ибо старость, она знаете ли, к земле тянет. И этот гонор. Дьявол, где Вий всего этого понабрался? - Димитрий закатил глаза и со снисходительной улыбкой ответил, - Я не ем яблок, Витя. Нашел другой способ. Расскажу на досуге. Если заслужишь.
За спиной папаши мелькнула Ольга. Отличный шанс вытянуть все эмоции Виктора наружу. Аспид, отмахнувшись от шампанского и крутанув тростью, намеренно ткнул ее наконечником в кеды Кикимораова, и будто бы даже не заметив этого, прошел мимо друга, прямиком к ведьме. Димитрий, конечно, ожидал любого ее поведения, но не такого безразличия. Оно, в отличие от папашкиного, имело какую-то другую природу, Аспиду не известную. Его определенно напрягала холодность Ольги и подчеркнутое равнодушие к его появлению, но старый маг тоже не страдал от недостатка самоконтроля. А самоуверенность только подгоняла его неспешную походку.
- Оленька. - Аспид на глазах у всей аудитории, которая все еще была прикована к этому спектаклю на троих, протянул ведьме черную розу и ловя ладошку женщины, поднес ее у губам. - Как ты могла их забыть сегодня?
Играя эту сцену, его так и подмывало обернуться и посмотреть на лицо Вия. Но Аспид сдержался только благодаря голубым глазам и холодным пальцам, скользнувшим по его руке, принимая розу. Странные ощущения пробрали мага, напоминая о прошлой ночи и вырывая его из замка вообще. Аспид моргнул, прикасаясь губами к ладони и тут же развернулся к залу, теряя всякий интерес к женщине.
- Позвольте в честь сегодняшнего праздника сказать мне пару слов. - Он сам себе дал разрешения и без промедления пробрался к пьедесталу. Его появление, такого загадочного и разящего могуществом, само собой заставило обратить внимание на говорящего. Голос Аспида был достаточно дружелюбным и расположенным к зрителям. Умел, когда хотел. - Виктор Злодеевич, ваш обожаемый основатель ОКАК забыл в своей пламенной речи рассказать, что не один стоял у истоков этого учебного заведения. Был такой маг, вы, дорогие студенты, читали о нем. Рукописи не горят, как говорится. Аспидов его фамилия. Вот только в историю этой славной академии его имя вписать забыли. Да, Кикиморов? Замок я нашел, преподаватели тоже частично моих рук дело, а назвал ты святыню своим именем. О, нет-нет, менять аббривиатуру я не настаиваю. Прошу просто представить меня публике и озвучить должность, которую ты мне в этот волшебный осенний день рвешься предложить.
Маг замолчал и обвел взглядом публику. Непонимание, но стопроцентное внимание. Ничего лишнего, все как надо. Особенно приятно смотреть на состав преподавателей. Особенно на тех, кто знал Аспида.

+2

7

Судьба не преподносит нам того, через что мы не смогли бы пройти с честью. Она так же не дарует нам того, с чем нам не под силу справиться. Именно об этом думала Ольга, когда беспристрастно наблюдала за тем, как эти двое сошлись в центре зала. Если уж злой рок решил свести Вия с его старым другом, значит отцу под силу это пережить. Виктор Злодеевич уникальная личность, за внешним обликом веселого и без башенного старика кроется нечто величественное, гордое, но все так же непредсказуемое. Какие бы горести не выпадали на его долю, Кикиморов старший умел выйти из них, не утратив достоинства и самоуважения, он умел улыбаться в лицо опасности, страху и даже ненавистному другу. Он умел внести сумбур и неразбериху, но говоря откровенно, только тогда он и владел ситуацией.
Ольга спокойно наблюдала за разговором отца с его старым приятелем, размышляя о том, каких масштабов способен достичь этот вечер. Свет бледной луны через витражи террасы отражался в зеркалах, разливался по мраморному полу невесомой дорожкой прямо под ноги к ведьме. Это была отличная возможность сбежать отсюда и не видеть всего этого фарса, фальши, которая сквозила в каждом слове. Она толкнула локтем в бок мужчину, все еще бестолково стоявшего рядом с ней с бокалами. Он едва заметно поморщился, но правильно расценив ее действие, скрылся в толпе. Кикиморовой хватало и одного родственника, которому сегодня будет не весело, впутывать в это представление еще и Громова, она не желала. Чего греха таить, будь у нее возможность, она и сама сейчас последовала его примеру, но Ольгу сдерживало слово, данное сегодня утром Вию. Она должна быть на балу в эту ночь, она обещала. Этот их уговор был сродни заключению акта о примирении после их недавней ссоры. Но что-то подсказывало ведьме, с каждой минутой семейная идиллия рассеивается как дым. И чем скорее приближался Аспид, тем ощутимей было чувства краха. Женщина машинально потянулась за цветком, снова почувствовав на себе прикосновение его рук. Как у такого человека как Аспидов могут быть такие теплые руки? Нет души - нет тепла. Ее взгляд скользнул на Вия, таким отца она еще не видела. Но этой секунды хватило не надолго, чтобы старый маг вернулся к своему обычному состоянию. Играть всегда, играть везде, изображать безразличие - наследственная черта их семьи. Она снова посмотрела на Аспида, от прикосновения его губ к ее руке, сердце предательски пропустило удар. И если бы у Кикиморовой была такая возможность сейчас, она бы сама себя пристрелила. - Я не забыла. - Холодно обронила ведьма. Не забыла, мне просто не нужно вещественных напоминай о тебе.
Димитрий умел играть на публику не хуже самого Вия, это было ясно даже вчера, но сегодня, посмотрев на него в свете этого шоу, стало противно.   Весь этот спектакль был нужен лишь для того, чтобы вывести из себя отца, унизить его, причинить боль. И она по собственной воле принимала в этом участие. Беспристрастно наблюдая за восхождением Аспида на его новую сцену, Ольга думала, как ей исправлять ситуацию. К счастью, взоры собравшихся уже не были прикованы к ней, как только Димитрий заговорил. Теперь этим сплетникам будет о чем потрепаться в кулуарах академии, в очередной раз задвинув студентов и пары. Яги на них нет. Посмотрев на розу, ведьма разжала руку, и цветок упал на холодный мраморный пол. Ударившись о камень, бутон рассыпался, и несколько лепестков разлетелись в стороны. Твои цветы живее тебя, Аспид. - Подумала женщина, демонстративно перешагивая через лежащую розу, и приподнимая полы длинного платья, решительно направилась к отцу. Виктор убьет ее, будет кричать об отречении от дома, двора и престола, но это будет не при свидетелях и не сегодня. А потом он все равно простит ее, потому что другой дочери у него нет. Такой дочери у него точно больше нет.
- Не позволяй ему все разрушить. - Едва слышно проговорила Оля, подойдя к отцу и беря его под руку. Какие бы отношения не складывались у них, она никому не позволит манипулировать ее отцом. Это ее прерогатива. - Не играй по его правилам, делай, как ты умеешь...

+2

8

Столетия проходят, а некоторые вещи так и не меняются. Право же, кто-то мог подумать, что два существа, заставших ещё правление царя Гороха (отличный, кстати, был мужик) станут вести себя более… цивилизованно, что ли. В любом случае, проявят больше достоинства и сдержанности, а не начнут немедля доставать из штанов и мериться причинными местами. И этот жест с тростью. Виктор едва заметно поморщился. Ребячество же, ну чистое ребячество. Кикиморов не знал даже, на кого досадует больше: на так не кстати объявившегося "друга" с его замашками циничного денди, или на себя самого, за то что так легко вёлся на весь этот детский сад.
Конечно, стороннему наблюдателю сложно было бы разглядеть в этой сцене, что-то отдалённо напоминавшее накал страстей и всплеск эмоций, но когда живёшь так долго, становишься более чутким к мелким деталям. По-хорошему, Виктора сейчас вообще не должно было волновать ни присутствие Аспида, ни его подколы на уровне третьего класса, но, к своему великому сожалению, Кикиморов так и не сумел, в своём, более чем почтенном, возрасте, просветлиться и достигнуть дзена. Возможно, когда-нибудь, на смертном ложе, он всех поймёт и простит, и отойдёт с блаженной улыбкой на устах. Когда-нибудь, лет ещё через пару тысяч, или около того. А пока что он продолжал парировать, с таким же изяществом, как и его собеседник. Диалог в популярном стиле "сам дурак" продолжался.
- Спасибо, дорогой, - по тонким сухим губам скользнула лёгкая усмешка, - но я предпочитаю ходить за сигаретами без паспорта. Да и неловко как-то будет, если меня начнут принимать за студента, не находишь?
Дима, между тем, решил провести ещё один финт ушами, сделав выпад, который непременно должен был попасть в цель. И попал, чего уж там. Проклятый британец (если, конечно, он действительно им был) теперь разливался соловьём перед Ольгой. Виктор поднёс свой бокал ко рту, но глотка не сделал, с равнодушным выражением лица наблюдая за трогательной сценой, мысленно скрипя зубами и прочими частями тела, какие только могли скрипеть. "Вот же старый чёрт!" Желание заехать Аспиду по уязвимому месту сделалось ещё сильней, но было сейчас более, кхм, физическим, чем прежде. Нет, Кикиморов не сомневался в дочери и её способности самостоятельно справиться с любыми неприятностями, - она сама по себе была ходячей неприятностью и тем ещё подарочком, не без отцовской гордости считал Виктор Злодеевич, - и всё-таки, инстинкты порой бывают сильнее разума. Ни один отец никогда не признает чужого мужчину достойным своей дочери, а Аспид, тем паче, менее всего подходил на роль ухажёра для Оленьки, как он сам, только что, с непристойной почти фамильярностью её назвал. Да если бы даже Кикиморов на секунду поверил в то, что Дмитрий станет очаровывать Ольгу без всякого злого умысла, он и в этом случае был бы категорически против. Но он ни на секунду не верил в то, что этот расчетливый мерзавец внезапно воспылал к его дочери чистой страстью. Оставалось только надеяться, что Ольга не потеряет головы.
Взглянув на лицо дочери, Виктор помрачнел ещё больше. Нет, она прекрасно могла держать себя, и ничем сейчас не уступала Снежной королеве, ни осанкой, ни взглядом, и всё же Кикиморов достаточно знал собственную плоть и кровь, чтобы не заметить те, едва уловимые, признаки, которые заставили его встревожиться.
Впрочем, всё это могло подождать, ибо Дмитрий, закончив играть в Дон Жуана, поднялся на сцену и начал вещать. Виктор слушал его вполуха, тихо, едко усмехаясь тому бреду, какой нёс его старый приятель.
- Ну кто бы мог подумать… Димитрий Стратимович решил заделаться наставником юных умов, да так рьяно, - пробормотал Кикиморов себе под нос, оборачиваясь на подошедшую дочь.
Накрыв ладонью сверху её руку, легшую ему на плечо, он коротко похлопал по ней пальцами и, не глядя на Ольгу, проговорил вполголоса, так, чтобы услышала только она.
- Эти советы, милая, прибереги для себя, хорошо? Я знаю, ты не наделаешь глупостей…
Виктор со значением посмотрел ей в глаза и, отрывисто поцеловав в висок, высвободился, оправляя пиджак, второй раз за вечер двинувшись в сторону сцены.
- Прекрасная речь, Димитрий Стратимович. Браво! Прочувствованно и волнительно, - хлопнув товарища по плечу, сменяя его у микрофона, Виктор сделал жест руками, как бы призывая публику поаплодировать.
Дождавшись, пока жиденькие, неуверенные хлопки смолкнут, Кикиморов продолжил, вкладывая в свои слова лишь самую маленькую толику иронии. Самую щепотку, исключительно для тонкого ценителя.
- Конечно, всем нам известно, какую роль сыграл уважаемый господин Аспидов в возникновении становлении данного учебного заведения, - проговорил Виктор, ненавязчиво подчёркивая свои слова. – Не зря имя его красуется на мраморной табличке у входа, рядом с именами других основателей, где мы все можем лицезреть его каждый день. К сожалению, в этом году, во время ремонта, была совершена чудовищная оплошность и буквы забыли подновить золотой краской, за это я приношу свои искренние извинения. Более того, Димитрий Стратимович столь известная фигура, что я счёл излишним упоминать о нём… лишний раз,всё верно, "помяни чёрта…"Прошу прощения за этот неловкий каламбур. В своё время господин Аспидов покинул нас, решив заняться более важными и неотложными делами, но раз уж теперь ему нетерпится передать свою мудрость подрастающему поколению, я буду более чем счастлив доверить ему ту должность, какую он сам пожелает для себя избрать.
Отличная мина при поганой игре. Благодушно улыбнувшись, Кикиморов посмотрел на приятеля. "Твой ход, Дима".

+2

9

Аспидов бы окончательно расстроился, если бы Вий не стал участвовать в этой словесной дуэли. Если бы он не сделал пофигистично-идиотскую мину и устроил кулачный бой прямо при студентах. Это было бы мелко и скучно, это бы заставило Диму придумать новый ход в партии, где начинают черные и исход не известен. А так все шло по-плану, четко выстроенному в голове старого мага. Однако, были и тут занозы, которые при любом исходе будут доставлять дискомфорт.
Краем глаза, держа свою обвинительную речь снисходительным тоном, Аспид видел, как невозмутимо и отстраненно ведет себя Ольга. Возлагая вчера большие планы на эту девочку, маг допустил ошибку, стоящую ему козырных карт. И они не просто вылетели из игры, нет, - она теперь имеет их, хоть еще и не знает об этом. А ему лишь досталась мимолетная обескураженность Кикиморова, незамедлительно осознавшего, что Аспид имел ввиду, даря розу ненаглядной дочери.
Темный взгляд помутнел, замерев на рассыпавшейся розе, одиноко лежащей на полу зала. Черные туфли Ольги мелькнули возле и предательски остановились около кед отца. Острый укол в сердце, такой же мелкий, но через время болезненный, как укол шипами этих роз. Неосознанно, все еще продолжая отполированную десятками лет речь, Аспид потер подушечки пальцев, которые несколько раз пострадали сегодня от этой красавицы, лежащей на полу... Он замолчал, буравя взглядом приближающегося к нему Вия, с растянутой улыбкой "я тебя с потрохами съем" ожидая его контратаки.
Зал молчал. Тут и там виднелись открытые рты или горящие в ожидании продолжения глаза. Студенты просто не знали, как реагировать на такое заявление от неизвестного, нарушавшего идиллию "Осеннего бала". Поэтому, лишь немногие пришли в себя, чтоб с разрешения великого Кикиморова поаплодировать гостю. От упоенного такой реакцией зала Вия стало тошно, но Диме было хорошо известно одно - смеется тот, кто смеется последним.
- Великодушно прощаю, мой старый друг. - растянувшись в улыбке заверил Дима, делая акцент на возрасте Виктора, чуть наклонив голову к плечу. - Золотые буквы это не то, что делает мою репутацию, в отличие от Вашей. Но мне безусловно приятно, что именно из ваших уст я слышу столь лестные отзывы о моей персоне. Вижу, вы не забыли, с кем имели дело триста лет назад. Поэтому, пользуясь столь щедрым жестом, я с радостью приму пост директора Академии, уж кому как ни основателю его занимать?
На секунду его взгляд метнулся к столу, где заседали Кощеев и Яговская - нынешние руководители ОКАК. Аспид остался доволен их несдержанной реакции и вернулся к Вию, проскользнув через пылающие ледяным пламенем глаза Ольги.
- Давай, бери свои слова обратно, при всех присутствующих... - едва шевеля губами прошипел Дима, усмехаясь в лицо Виктору. Выстави себя дураком.

+2

10

В отличие от этих двоих, мэтров Малого и Большого драматических театров, Ольга лишнего пафоса старалась избегать. Как впрочем, и демонстративных представлений, которыми так славился отец и его старый приятель. Ох уж эти любители цветов и оваций, все то им шоу да поклонниц подавай. Кикиморова усмехнулась, наблюдая за стараниями Аспида на сцене. Сейчас она вцепилась в руку отца как в спасательный круг, неосознанно предполагая, что вот сейчас, в этот самый момент папочка сможет ее защитить. Что он прикажет своей неразумной дочери взять себя в руки, плюнуть на все и запрет ее где-нибудь, чтобы дитятко не наделало глупостей. А вместо этого ей достается лишь ее собственный совет. Ольга смотрела вслед отцу, идущему в сторону сцены, которая в любой момент могла превратиться в поле боя, к счастью для окружающих, лишь в словесное. Она машинально поймала бокал с шампанским с подноса стоявшего неподалеку официанта. Не то чтобы ей хотелось пить, просто ситуация требовала. Она настойчиво вопила о необходимости занять чем-то руки.
- Не думала, что ты обо мне столь хорошего мнения, Вий. Но боюсь, мне тягаться с ним будет куда сложнее, чем тебе.
Она украдкой посмотрела на несчастную, ни в чем не повинную розу, одиноко лежавшую на холодном полу. Удивительно, но привыкшей к подлостям и колкостям женщине было больно, обидно и горько. Не за себя, за державу обидно! Как она могла так легко купиться? Поверить кому, вот эту наглому типу, которого боится каждый второй волшебник? Поверить в какую то искренность, чувства... Хотя какие чувства? Аспид ничего не обещал, он даже практически не врал ей. Сама виновата, нужно было полагаться на холодный рассудок, а не какие-то невнятные и нелогичные порывы. Когда все это закончится, ведьма еще сумеет найти время пострадать над собственной глупость и непонятно откуда взявшимся чувством, то ли ущемленного самолюбия, то ли разбитых иллюзий.
Кикиморов уже вещал со сцены душещипательную речь и как не старалась Ольга держать на лице непробиваемую маску холодного безразличия, все же давалось ей это нелегко и она, искренне и немного надменно, улыбнулась, слушая блистательный монолог отца. Его тонкое и не всегда уместное чувство юмора сегодня было на высоте и как никогда искрометным. Лишь папенька мог в шутку опустить собеседника на такое одно, что любой позавидует. Впрочем, слушала то она отца, но вот смотрела на Аспида. И то что она видела ей совсем не нравилось. Отец допускал стратегическую ошибку, оставляя за Димитрием право выбора, и это не могло сулить им ничего хорошего.
- Сейчас начнется.... - Ольга залпом выпила содержимое бокала и поморщилось. Противные пузырьки ударили в голову. Но это было ничто в сравнении с требованиями Аспида. Кто бы мог подумать, одна ночь, а Кикиморова уже знает заранее каких гадостей от него ждать.
Она бросила взгляд на отца, затем на Кощеева, вмиг утратившего человеческий цвет лица, Яговскую, безумным взглядом сверлившую в Вие дырку. Ситуация начинала забавлять Ольгу, хотя сердце предательски колотилось. Это ее место, и если кто и свергнет Кощея с престола, то это будет она, Ольга, но никак не это древнее ископаемое!
- При всем моем уважении, господин Аспидов, но ваши требования...несколько не уместны. - Она говорила совершенно спокойно, словно всю жизнь готовилась к этой речи. - Учебный год уже начался и смена директора может повлечь за собой серьезные последствия, нарушить план учебы и вносить коррективы просто не справедливо по отношению к нашим студентам. Кроме того, как вам, наверняка, известно, кандидата на пост директора избирают исключительно путем общего голосования всех соучредителей Академии. Которых, к несчастью, сейчас нет. - Ольга улыбнулась, смотря в глаза Аспиду с таким искренним сожалением, что, пожалуй, ей сложно было бы не поверить. Но они то знали правду. - Но, если вы согласитесь несколько повременить, мы постараемся в кратчайшие сроки оповестить всех и они тотчас же выскажут свое мнение по этому поводу.

+2


Вы здесь » Открытая Колдовская Академия им. Кикиморова » Взгляд в прошлое » 1.1. Один раз враг — всегда враг. [23.09.2012]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC