Открытая Колдовская Академия им. Кикиморова

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Открытая Колдовская Академия им. Кикиморова » Взгляд в прошлое » Once upon a December [декабрь, 1791]


Once upon a December [декабрь, 1791]

Сообщений 31 страница 42 из 42

31

Локи, это Локи, и он неисправим. Просто наслаждаться процессом и не пытаться нарваться на скандал, порку или драку, это, наверное, всё же не в стиле рыжего бога. И даже «первая часть Марлезонского балета», прошедшая в молчании токмо по причине занятости рта Лофта, и странно продолжившаяся до определённого момента, по-видимому, из-за каких-то и самому трикстеру не вполне ясных причин рано или поздно должна была закончиться. Естественно, бес, уже настроившийся на вполне определённый сценарий действа, как-то не ожидал того, что Локи решит-таки поддеть любовника. И чем, темой, из-за которой они едва не поссорились буквально четверть часа назад.
Чуть сбившись с ритма, Сашка ненадолго замер, пытаясь осмыслить сказанное рыжим. А когда до мозга, замутнённого страстью и негой всё же дошло, о чём треплется Лофт, который не может помолчать даже во время секса, блондин искренне от души рассмеялся. Он склонился, прихватывая зубами кожу у основания шеи трикстера, следом проводя языком по красным отметинам.
- Думаешь мне интересно будет наблюдать за тем, как тебя трахают какие-то посторонние мужики, и даже не иметь возможности поучаствовать? – Вместе с ехидством в голосе Велиара звучали явные хриплые нотки, а слова казались неимоверно растянутыми из-за того, что дыхание, ещё не восстановившееся, постоянно сбивалось. Чуткие пальцы Ксандра пощекотали низ живота Лофта, скользнули по шелковистой головке и крепко обхватили член трикстера, мучительно медленно лаская. Ещё один короткий укус, уже с другой стороны шеи, и снова, обдавая горячим дыханием ухо рыжего, бес продолжил:
- Неужели я похож на сноба или идиота, которому настолько нужно доказать собственную крутость и непогрешимость, чтобы ради столь сомнительного приза, рисковать тем, что слишком важно не только здесь и сейчас, но и в принципе. – Чуть качнув бедрами, Сашка возобновил толчки, но, уже слегка одумавшись, и поостыв, намного медленнее, чтобы рыжий чётко чувствовал каждое движение, отзываясь стоном ли, встречным движением или лёгкой дрожью, не столь важно.
- И да, прости, я как-то забыл, что ты тоже любишь смотреть… - Бес хмыкнул и чуть сжал зубами мочку уха Лофта. А пальцы тем временем уже успевшие с члена вновь перебраться на живот, и даже приласкать затвердевшие соски, щёлкнули и с тихим шипением в воздухе перед взорами мужчин материализовалось большое ледяное зеркало.
- Так лучше? – Глаза в глаза посредством отражающего льда, это иначе, чем прямой контакт взглядов. Но не менее лично или таинственно для двоих, даже наверное более таинственно, потому как те двое, по ту сторону зеркала, вполне могут иметь своё мнение по поводу происходящего здесь и сейчас. Короткий поцелуй в шею, больше похожий на укус. - Или ты хочешь видеть всё в подробностях? – Велиар тихо рассмеялся, а зеркало повинуясь воле мага, начало плавно подниматься и изменять угол наклона, открывая обзор на спину рыжего.

+1

32

Тяжесть и жар чужого тела, покрывавшего его собственное живым одеялом; прерывистое, горячее дыхание, опаляющее кожу, чувствительную сейчас до крайнего предела; движение каменной плоти внутри сжавшегося от невыносимого почти возбуждения тела, - всё это было, одновременно, и знакомо и ново. Сводило с ума, заставляя забывать себя, повинуясь инстинктам, позволяя плоти взять первенство над разумом, действовать по собственному почину, по природному наитию, не стеснённому рамками рассудка. Но, плавясь от наслаждения, Локи, в то же самое время, испытывал странное раздражение. От того, что не мог протянуть руки и зарыться в густые светлые волосы, притягивая голову беса ближе к своему плечу. От того, что не мог заглянуть в лицо, увидеть глаз, мутных от страсти, от желания, вызванных им, Лофтом. Его близость, его ласками.
Совсем недавно только бес произнёс вслух, рассерженный выходкой приятеля, что хочет именно его и никого другого. Тогда слова эти рыжего почти напугали, но сейчас, когда всё происходило по привычному сценарию, безлико и пошло, как он привык, - как он хотел того сам, если на то пошло, - Лофт ощущал странное разочарование, которого не мог объяснить самому себе. Он и сам бы не сказал точно, что именно его так задело, но глухое раздражение поднималось упрямо изнутри, мешая раствориться в происходящем, просто получая удовольствие, без всяких лишних мыслей и переживаний. Совершенно чуждых и неуместных, непривычных, непонятных.
Сашка же, тем временем, вдруг замедлился, а затем и вовсе замер, срывая с уст трикстера непрошенный стон разочарования, вовремя проглоченный, когда зубы рыжего плотно сомкнулись на губах, запечатывая любой звук. Как будто смысл насмешливых речей любовника наконец дошёл до него, и русский обдумывал теперь, как же ответить на них, как поступить. Жёсткие, ловкие пальцы, до того спокойно лежавшие на поджаром животе рыжего, скользнули выше, дразня неторопливой лаской, касаясь напряжённой плоти, принуждая Лофта дёрнуться и зашипеть, выгибаясь сильней, вжимаясь влажной от испарины спиной в беспокойно ходящую грудь Велиара. Тихое ехидство в задыхающемся голосе угадывалось едва, но Локи всё же тихо хмыкнул, принуждая себя успокоиться, сколько было возможно.
- На кого ты похож, али нет, я не знаю… мне не видать…
Проговорил трикстер отрывисто, и тут же пожалел, что вообще открыл рот, потому что в то же мгновение Велиар снова толкнулся вперёд, ударяясь бёдрами о ягодицы любовника, и Локи, сам того не желая, протяжно застонал, прикрывая глаза, непроизвольно двигаясь навстречу. Когда же светлые ресницы разомкнулись вновь, то всего в полуметре от лица рыжего уже парило волшебное зеркало, позволявшее разглядеть откровенную картину двух, сплетённых страстью тел. Глаза Лофта встретились в отражении с шальными и дерзкими глазами русского, и от этого, опосредованного, взгляда глаза в глаза вдоль позвоночника пробежала дрожь.
Не хватило даже сил ответить на очередную подначку, Локи опять задыхался, жадно хватая ртом воздух, подвывая и подмахивая бёдрами без всякого стеснения, отдаваясь на милость чужой воли, чужих рук, сжимавших его по собственной прихоти. Удерживался лишь от того, чтобы взмолиться о ласке, которой сейчас так жаждало его тело, стремившееся к долгожданной развязке.
И поцелуи-укусы белокурого беса рыжий оставил без внимания. Потом, может, ещё припомнит любовнику его отметины, утверждавшие, без всяких пустых слов, право собственности, но теперь это всё казалось совершенно неважным. Впившиеся болезненно в шею губы разве только заставили взвиться в очередной раз, опаляя предчувствием ослепительного наслаждения, никак не наступавшего. Локи запрокинул назад голову, упираясь затылком в плечо русского, безотрывно следя в отражении поднявшегося выше зеркала за тем, что творилось на истёртом деревянном полу трактира, запоминая каждую деталь.
В одном Сашка был прав – смотреть трикстер любил всегда.

+1

33

Помучить любовника отсроченным как можно дольше оргазмом - мысль, которая растворилась в движении сплетённых тел, в стонах, абсолютно откровенных подмахивающих движениях чужих бёдер. Удовольствия от обладания Лофтом было столь сильным и острым, что бес просто физически не мог выполнить своё желание, по крайней мере не сейчас, когда чужое тело не было познано так же хорошо, как своё собственное. Действуя больше по наитию, чем руководствуясь собственным немалым практическим опытом, Сашка правой опорной рукой обнял рыжего за плечи, помогая подняться с лавки, вынуждая выгнуться дугой, прижимаясь плечами к Велиаровой груди, влажной от испарины, и ходящей словно кузнечные меха. Зеркальные двойники повторяли всё точь в точь, нисколько не опаздывая и не опережая свои прототипы, во всей красе показывая то, что происходило на деревянном полу трактира. И пусть для стороннего наблюдателя, коего здесь не было, но чисто теоретически он мог наличествовать, всё происходящее вполне могло выглядеть слишком пошло, либо примитивно, ну или при желании можно подобрать ещё множество эпитетов, не вполне благозвучных, вот только для двоих, стремящихся к одному – стать единым целым хоть на мгновение, сейчас рождалось что-то большее чем физическое соитие, их души касались друг друга столь же откровенно и бесстыдно как и тела, рождая что-то большее чем простое единение тел.
Свободная ладонь русского тем временем дерзко, ничуть не смущаясь ласкала тренированное тело любовника, поглаживая светлую, неприемлющую загара кожу, теребя набухшие от желания соски, напрягшийся живот, и наконец, пальцы сомкнулись на твёрдом, чуть подрагивающем члене Локи, откровенно, едва не напоказ дразня чувствительную плоть.
Движения Ксандра становились всё резче, быстрее, тело, словно не желая смиряться с разумом и здравым смыслом, жаждало получить разрядку по возможности быстрее, подавляя все «лишние» сигналы мозга как незначительные, и отсекая даже тихие поскрёбывания в дверь, по-видимому кого-то из прислуги, жаждавших не то угодить господам, не то сунуть свою чересчур длинный любопытный нос в совершенно не своё дело.
Сашка, ведомый инстинктами, уже мало что решающий и контролирующий разумом, болезненным жалящим поцелуем впился в шею любовника, оставляя очередную, неизвестно какую по счёту отметину на бледной коже, кончил с глухим утробным рыком.

+1

34

Если Сашка искал самый подходящий способ заткнуть Локи, не зашивая ему рта, пожалуй, он и в тысячу лет не смог бы выдумать ничего лучшего. Все колкости и остроты, все подначки и ядовитые слова теперь забыты были окончательно. Да что там, Лофту сейчас не хватило бы дыхания и на то, чтобы просто попросить воды и трезвости рассудка, чтобы вспомнить хоть один из множества известных ему языков.
Повинуясь движению чужой руки, трикстер приподнялся с лавки, до сих пор служившей ему опорой, и прогнулся, словно натянутая тетива, такой же напряжённый и взведённый до предела, как лук перед выстрелом. Кожа липла к горячей, влажной от пота коже, дыхание беса щекотало шею, опаляло плечо, перемежая отрывистые, жалящие поцелуи. Желание закрыть глаза, чтобы ощущать каждую ласку, каждое касание ещё острее боролось с другим, не менее заманчивым желанием разучиться даже моргать, лишь бы ни на миг не отводить взгляда от взиравшего сверху вниз на двоих любовников отражения в волшебном зеркале.
Но как ни тяжелы были слипшиеся между собой ресницы, как ни трудно становилось удержать фокус взгляда, второе желание, всё же, взяло верх, и Локи, до самого последнего мгновения, безотрывно следил за рукой Велиара, скользившей по его, Лофтову, дрожащему от наслаждения телу, одновременно чувствуя прикосновение жёстких пальцев к чувствительной до предела коже. Может статься, именно по этой причине удовольствие было столь необычайно острым. Впрочем, задумываться о чём-то постороннем не было никакой возможности, потому что ладонь, до того дразнившая и истязавшая рыжего, совершенно потерявшего голову от этих ласк, наконец добралась до болезненно-напряжённой плоти, сжимаясь вокруг, в несколько коротких движений доводя трикстера до желанной разрядки.
Громкий, отрывистый вскрик окончился длинным, протяжным стоном, в котором слышались удовлетворение и усталость. Веки Лофта, всё ж таки смежались ненадолго,  а голова бессильно откинулась на плечо беса. И тут же Локи тихо зашипел, недовольно поморщившись. Кожа, воспалённая там, где русский оставил на ней свои отметины, растревоженная прикосновением к чужому горячему и потному телу, теперь, когда не на что было отвлечься, неприятно зудела, напоминая о требовательной, собственнической несдержанности любовника.
- Ну погоди же…
Хрипло, едва слышно прошептал трикстер, по губам скользнула лёгкая усмешка, не обещавшая ничего хорошего бесу, если бы только тот мог её увидеть. Способ "отомстить" за свою истерзанную шею возник как бы сам собой, по наитию, к тому же теперь, когда кровь перестала так отчаянно стучать в ушах, рыжий смог разобрать и другой стук, негромкий, но достаточно настойчивый, - в дверь. Секунда, и снова, подняв взгляд к ледяному зеркалу, по-прежнему висевшему над их головами (большей частью над Сашкиной спиной), Лофт сосредоточился, обращая к собственной стихии в то же самое время пригибаясь и отклоняясь немного в сторону так, чтобы поток воды, обрушившийся на них с потолка, почти не замочил самого рыжего.

+1

35

Удовлетворение и нега, пришедшие на смену оглушительному оргазму, прошедшемуся словно раскалённой сталью по оголённым нервам, были разрушены жестоко, бесцеремонно и окончательно. Рыжий паршивец, словно мстя за слишком уж подчинённое, зависимое положение во всём произошедшем, его собственную Велиарову волшебу направил против него самого, лишь чуть подкорректировав, чтоб уж наверняка не промахнуться. Зеркало, сослужившее им столь приятную службу, более ненужное, трикстер разогрел до состояния ледяной воды и убрал ограничитель, сдерживающий эту субстанцию, уже мало напоминающую зеркало в заданной точке. Холодный поток, обрушившийся с потолка на разгорячённое тело, возможно был бы весьма приятен, если бы температура его была повыше градусов на десять, да произошедшее не случилось столь неожиданно.
Хватая ртом воздух, словно выброшенная на берег рыбина, Ксандр несильно сдавил горло рыжего и выдавил сквозь лязгающие зубы, только лишь слегка отдышавшись:
- Пррридурок…
Тут, и до его слуха, ранее решившего что отказ от основной деятельности пойдёт хозяину на пользу более чем тщательное выполнение прямых обязанностей, наконец, донёс до беса, что в дверь кто-то упорно долбится, и уже, похоже давно. Не сумев отказать себе в удовольствии совершить маленькую месть за душ-Шарко, Сашка напоследок жёстко прошёлся горячим языком по отметинам, оставленным на шее Лофта ранее, и зашептал в ухо: - Поди прикройся, здесь тебе не благословенная Европа, и нравы попроще, и народ поприличнее. – Отвесив Локи смачный шлепок по всё ещё отставленной заднице, бес поднялся на ноги и распутал полотенце, стягивающее запястья трикстера. Замотав бёдра в чудом уцелевшую от водяного потока простынь, он направился к двери, которую уже едва не выломать пытались.
Всё оказалось прозаично донельзя – друзья заняли одну из немногих ванных типа «корыто», а в трактире появились и другие гости, требующие банных процедур, кои не могли быть выполнены без столь необходимого атрибута помывочных мероприятий. Естественно, Велиар, только вошедший во вкус, не планировал прерываться на ползания по номеру прислуги, да и в принципе отдавать корыто, которое им самим ещё вполне могло пригодиться. Отсыпав мужикам серебра и наказав не беспокоить господ до утра, бес захлопнул дверь перед любопытными носами, не позволив им сунуться в номер и наложил заклятие односторонней заглушки звука. Всё же Лофт не слишком-то заботился о сохранении в неприкосновенности невинности нравов местного народонаселения, а полночи решать проблемы, возникшие и на этой почве, Сашка не собирался, у него на это время были запланированы занятия поинтереснее.

+1

36

Зло сжавшаяся на горле ладонь и раздражённый шепоток прямо в ухо свидетельствовали о том, что проказа удалась на славу, как и было задумано. Лофт, которому, отчасти, тоже перепало холодной водицы, - в основном по лицу, шее и верху спины, куда капли попадали уже изрядно нагревшись, - едва сдержал довольный смешок. Впрочем, прикосновение пальцев к растревоженной и всё ещё слишком чувствительной после недавнего оргазма коже будило внутри множество самых разнообразных ощущений, большей частью, весьма и весьма приятных, а потому рыжий сдержался, прикусывая губу, чтобы не выдать себя случайным звуком. Сейчас для этого было не самое удачное время.
- Что такое? Я думал, ты будешь не против освежиться, - хмыкнул он с едкой ухмылочкой, обернувшись через плечо на звонкий шлепок ладонью о собственную ягодицу, но даже не поморщившись, - прикосновения языка беса к уже наливавшимся тёмным багрянцем синяка были куда более ощутимыми. И точно так же, как грубые пальцы, пережавшие гортань, заставляли по-новой вспыхнуть начавшие было затухать искорки желания.
Когда Сашка поднялся на ноги, торопливо кутаясь в многострадальную простыню, Локи встал тоже и, предоставив русскому, всяко больше знавшему о местных обычаях и нравах, разбираться с прислугой, отошёл вглубь комнаты. Привести себя в "приличный вид" трикстер, однако, не спешил. Вторая простыня, насквозь влажная слишком долго провалялась на полу и, подвергнув её критическому осмотру, рыжий брезгливо отпихнул негодный кусок ткани в сторону носком ноги, прежде чем обернуться к кровати, с которой и стащил второе покрывало, набросив его себе на плечи, после чего вернулся к столу, набросившись на оставленную там снедь с куда большим энтузиазмом, чем делал это не так уж давно. Теперь все блюда казались ему изумительно вкусными, а тело, требовавшее восполнения потраченной энергии, приветствовало это, на удивление разумное, решение своего хозяина с явным удовольствием, лишь немногим уступавшим только что пережитому.
- Помнится, ты что-то говорил на счёт раннего подъёма, - краем глаза наблюдая за действиями приятеля Лофт, разумеется, не смог пропустить и так удобно наложенных на дверь номера чар, и сейчас ухмылялся как никогда широко и довольно, подначивая беса. – Правда сейчас нет ещё полуночи и до рассвета у нас не меньше семи часов, но… завтра мы должны быть у Зимнего не позднее шести вечера. Ты не забыл?
С этими словами, рыжий сунул в рот указательный и средний пальцы правой руки, перепачканные мясным жиром и пряным рассолом, тщательно вылизывая подушечки, погладывая на нежданного любовника с испытующем любопытством, стараясь предугадать, как он поведёт себя. Лофту с трудом верилось, что Велиар просто так спустит ему недавнюю проказу, это было совсем не в характере беса. Как не в его правилах было отступать от задуманного или бросаться словами, тоже. А ко всему прочему, Локи не мог не признаться, хотя бы себе самому, что вовсе не желает того, чтобы на этом их ночь и кончилась. Даже на расстоянии в несколько шагов, даже прячась за привычными шутками и остротам, он слишком, до дрожи, остро ощущал близость Ксандра и то, насколько эта близость была приятна, почти пугало его. Почти. Но не настолько, чтобы отказать себе в том, чтобы насладиться ею ещё раз.

0

37

Лофт как обычно напрашивался на хорошенькую трёпку, вот только на ближайшую ночь у Велиара были совершенно другие планы, ну а если окажется, что после исполнения задуманного рыжий ходит с трудом и в раскоряку, ну так сам виноват, никто его за язык не тянул. Да и глядишь, про гусар больше вспоминать не станет, что было бы совсем хорошо. И прошло бы то жуткое раздражение от одной мысли о том, что Локи действительно вполне может позабавиться с целым полком, а потом ещё и хвастать своими победами на столь сомнительном поприще станет. Бес широко улыбнулся в ответ: – А ты уже устал? – в несколько шагов пересекая номер, он остановился за спиной трикстера, укрытой сейчас вышитым покрывалом и от лёгкого сквозняка, прорвавшегося в приоткрытую дверь и от досужих взглядов, если бы Ксандр вдруг запустил в комнату посторонних. От тёплого Сашкиного дыхания медные, влажные после недавнего непредвиденного душа пряди, едва заметно колыхались. Аккуратно сдвинув мешающие волосы, бес провёл носом по шее рыжего, вдыхая приятный чуть мускусный запах.
- Или, может, тебе не понравилось? - крепкие зубы сжались на мочке уха, а нетерпеливая ладонь скользнула по ноге Лофта вверх, задирая покрывало. – Мне, так очень понравилось, и я совсем не прочь продолжить, – жарко, шёпотом прямо в ухо. Переместив ладонь на живот трикстера, бёдрами Сашка прижался к его заду, потираясь пахом о ягодицы, демонстрируя собственное, уже вновь проявившееся возбуждение. Второй ладонью Велиар обхватил шею Локи, проводя большим пальцем по отметинам, оставленным им самим совсем недавно.
- Ммм… а если ты голоден, - ладонь переместилась с живота рыжего на бедро, а большой палец уперся как раз в основание копчика, губы беса скользнули лаской по шее Локи, и в новь возвратились к уху, - Мы можем остаться возле стола… - и тут же демонстрируя готовность не двигаться с места, бес провел пальцем между ягодиц трикстера, особое внимание уделяя анусу, ещё влажному от его семени, надавливая чуть сильнее и без труда погружая палец внутрь.
- Ты такой горячий… И тебя так приятно трахать, что я с полным осознанием последствий могу посвятить этому всю ночь, - тихий смешок вырвался из горла беса, - А завтра, ну как-нибудь разберёмся… первый раз что ли.

+1

38

Где-то заходе на четвёртом стало окончательно понятно – Велиар не шутил, когда обещал Лофту посвятить всю эту ночь близкому общению с его, лофтовой, задницей. Вопреки собственным же заверениям русский, очевидно, вознамерился укатать любовника вусмерть всего за несколько часов. Ну или, по крайней мере, попытаться сделать так, чтобы Локи не то что ходить ровно – стоять на ногах самостоятельно не мог.
Совершенно очевидно было, что Сашка имеет весьма смутное представление о потенции ломового жеребца троллей и прочих монструозных созданий, с которыми Лофту приходилось пересекаться в прошлом. Да и откуда бесу знать, что из себя представляет оголодавшая в своих пещерах без бабы колония цвергов? Конечно, трикстер любил прихвастнуть своими "подвигами", но вот в красках передать такие ощущения едва ли возможно, ежели ты не испытывал их на собственной… кхм… шкуре. Впрочем, попытка "отомстить" рыжему за недавнюю проказу (а Лофт не сомневался, что, помимо всего прочего, это именно она и была), была засчитана и признана бесспорно приятной.
Прикосновения Ксандра, его поцелуи и ласки, и даже те незамысловатые сальности, которые, порой, скупо слетали с губ блондина в процессе, заставляли Локи, искушённого во всех постельных премудростях никак не меньше беса (если не больше, за древностью лет и общей распущенностью огненного бога), реагировать так, словно он открывал их для себя впервые. Задуматься о причинах подобной реакции, к счастью, попросту не было ни времени, ни возможности, хватало и того, что чувство чего-то неуловимо-тревожащего всё время трепетало на задворках сознания назойливым насекомым.
Под утро, когда вся нехитрая обстановка комнаты, включая так удачно "отвоёванную" у прислуги лохань (но исключая очаг, который был признан Сашкой слишком горячим), была опробована не по одному разу, а тело ломило от усталости и невольно слипались глаза, они занимались этим в последний раз, на смятой предыдущими утехами постели. Час был скорее ранний, чем поздний, звеняще-тихий, когда всё вокруг кажется немного иным, нереальным. И происходящее тоже казалось больше грёзой, тем глубоким сном, в который они оба провалились сразу после, но именно это, из всей ночи, больше всего врезалось в память рыжего. Разморенные, неторопливые ласки; изучающие, долгие прикосновения и взгляды. Наверное, они просто-напросто вымотались, но это странно походило на то, что обычно называют "заниматься любовью". Не то, чтобы Локи много знал про такое или стремился узнать. Но первое, о чём он подумал проснувшись, было мягкое прикосновение чужих, припухших от многих поцелуев, губ к его собственным.
Второй и, соответственно, третьей мыслью рыжего было что в комнате слишком светло и слишком холодно. Судя по всему, солнце успело уже подняться высоко, а ветер, гудящий во всех щелях, выстудил небольшую комнату после того, как в камине погасли последние угли. Перевернувшись на другой бок, трикстер прижался к всё ещё мирно дремлющему Сашке, поднимая температуру собственного тела, чтобы согреть и себя, и приятеля. Долго понежиться в постели, однако, не пришлось. Очень скоро Локи, к своему неудовольствию, понял, что разбудило его вовсе не солнце и не температура в номере. Причиной беспокойства был настойчивый стук дверь. И тот (или те), кто сейчас пытался её выломать, уходить явно не собирались.
Нахмурившись, трикстер сделал над собой значительное усилие, поднимаясь с кровати. Движения давались Лофту вовсе не так легко, как ему хотелось бы, и рыжий чуть поморщился, ругая под нос всё бесовское племя скопом, больше в качестве утренней мантры, чем по-настоящему сердясь, даром что большинство мелких следов, оставленных любовником на светлой коже, уже исчезли, да и более значительные отметины начинали подживать, благодарение божественное регенерации. Завернувшись в цветастое, ещё накануне вечером облюбованное одеяло, Локи подошёл к двери и рывком отворил её, зло выглядывая наружу.
- Ну что ещё?
Во тьме коридора смутно вырисовывалась щуплая фигура в мужицком тёплом тулупе с объёмистым свёртком в руках.
- От господина Быстрицкого, сударь. Вот-с, передать велели.
Вручив ношу адресату, мужичок заметно повеселел, но уходить, впрочем, не торопился, изучая одетого на древнеримский манер рыжего с выжидательным интересом, порываясь так же, будто бы невзначай, заглянуть поверх лофтового плеча, чтобы рассмотреть, что деяться в самой комнате. Трикстер со сна соображал медленней обыкновенного, но, примерно через полминуты, до его не прочухавшегося пока сознания всё же дошло.
- А…
Кошелька при нём, понятно, не было, да  дела такие, как правило, улаживал Велиар, однако не догадавшийся сразу же захлопнуть дверь перед носом посыльного, Локи таки стянул со своего мизинца небольшой, но довольно симпатичный перстенёк, швыряя тот мужичонке.
- Держи.
Всё равно, эта вещица, как и большинство из тех, которыми трикстер пользовался в своей жизни, досталась ему бесплатно и считалась его собственностью лишь временно.
- Премного благодарствуйте.
Посыльный, наконец, испарился. Лофт быстро пробежал взглядом прилагавшуюся к передаче записку, где, в витиеватых выражениях, весьма пространно намекалось на условия известного пари, а так же высказывались искренние пожелания удачи в намеченном деле. В свёртке была куча цветастых тряпок, которые, вероятно, должны были составить два комплекта карнавальных костюмах. Вытряхнув всё это в изножье кровати, рыжий хмыкнул, обращаясь к другу.
- Одеться подано.
Ещё раз высунувшись в тесный, но шумный в этот час коридор, Локи кликнул вчерашнюю девицу, велев ей принести принадлежности для умывания да чистой воды. Хотел спросить за одно и завтрак, ну или обед, смотря по обстоятельствам, однако вспомнив, как сильно бес радеет о чистоте и невинности национальных нравов решил, что мельтешения юной особы, пусть и не самого высокого положения, в непосредственной близости от двух практически нагих мужских тел Сашка вряд ли одобрит.
Что ж, перехватить чего-нибудь пожевать можно было и внизу, по пути на улицу. За оставшиеся несколько часов им предстояло уладить ещё кое-какие мелочи.

+1

39

То, что рыжий проснулся, бес уловил сразу, оставаясь сам на грани сна и яви, но всё же чётко для себя фиксируя бодрствование друга и любовника. Без этого умения, Ксандр бы имел на собственной, весьма ценной для него шкуре, куда больше дыр и шрамов, да и существование в этом весьма симпатичном теле, тоже ставилось под вопрос. Но Локи лишь перевернулся на другой бок, крепче прижимаясь к нему, делясь собственным теплом, и Велиар вновь погрузился в дрёму.
Вот только трикстер снова закопошился, сползая с кровати и унося с собой сонную негу, вкупе с живым теплом, которого так не хватало в выстуженном ветрами и морозом номере. Но Сашка упрямо решил не вставать, чего бы ему это не стоило. Ночь была весьма и весьма утомительной, так что шевелиться или каким-либо другим образом проявлять активность и бодрость не хотелось совершенно. И даже незнакомый голос за дверью не стал достаточным поводом, чтоб проснуться окончательно. Но, видимо, удача сегодня была не на стороне блондина, и от Локи прозвучало требовательное:
- Одеться подано.
Поняв, что от него просто так не отстанут, смачно потянувшись до хруста костей, Ксандр всё же открыл глаза, спустил ноги с кровати и как был, обнажённым прошлёпал босиком до трикстера, разглядывающего ворох тряпок, никоим образом не напоминавший что-либо вразумительное, и не слишком заинтересовавший самого беса. В любом случае, других костюмов они достать не успеют, а сейчас Сашку куда больше интересовал сам рыжий, ещё немного разомлевший со сна, со спутанными волосами, тёплый и да, чёрт подери, желанный, не смотря на прошедшую ночь, целиком и полностью посвящённую удовлетворению этого самого желания.
Обняв Лофта со спины, бес провел носом по его шее, вдыхая такой знакомый запах, смешавшийся за эту ночь с его собственным и непередаваемым ароматом секса. Утренний стояк Велиара, может и удивительный после такой безумной ночки упирался в бедро рыжего. Впрочем, ничего удивительного в этом не было – здоровый мужской организм вполне закономерно реагировал на возбудитель, мелькающий перед самым носом голыми ногами и так завлекательно пахнущий.
- А раздеться, прежде чем одеться? – потёршись пахом о зад Локи, достаточно однозначно намекая «на продолжение банкета», Ксандр провёл кончиком языка по уже едва заметному следу зубов, оставленного им сегодняшней ночью на шее Локи.

+1

40

Вернувшись к оставленному на покрывале свёртку Локи, в ожидании пока вернётся девица и пока Велиар соизволит оторвать свой зад от постели, принялся перебирать одежду, попутно раскладывая принадлежности в том порядке, в котором они, очевидно, должны были находиться по замыслу безымянного портного. Из груды бесформенного тряпья постепенно начало вырисовываться нечто внятное. Лофт наморщил нос, предчувствуя, что сейчас увидит.
- Опять пираты…
Что ж, вероятно, их знакомцу такой подбор ролей показался довольно удачным. У людей вообще достаточно распространено необъяснимое заблуждение касательно собственного остроумия.
Неожиданно увлекшись занятием, уже предвкушая и продумывая детали предстоящего вечера, уже войдя в азарт славной проделки, которая украсит его послужной список, рыжий не обратил особого внимания на перемещения Сашки по комнате, только порадовался тому факту, что бес таки поднялся без дополнительных понуканий. Однако, как скоро выяснилось, радовался Лофт рано, ибо Ксандр, в отличие от напарника, на деловой лад настроен всё ещё не был.
Не то, чтобы Локи было совсем безразлично внимание любовника или перспектива продолжить ночной марафон не казалась ему привлекательной, - трикстер вообще редко отказывался от любых удовольствий,  - только вот сейчас это было действительно не вовремя. Мысленно вздохнув, рыжий выпустил из пальцев что-то алое и шёлковое, с мягким шелестом упавшее обратно, и развернулся к бесу лицом, проводя ладонью по чуть шершавой от тонкой светлой щетины лицу.
- Не ты ли вчера ратовал за то, что бы блюсти в чистоте местные нравы? – с улыбкой, лукаво выгибая тонкую бровь, спросил Лофт. – Та краснощёкая девчонка в любую минуту может войти в дверь с кувшином воды, а мне бы хотелось по возможности быстрей умыться и собраться, да и уйти отсюда без скандала было бы неплохо. У нас осталось не так много времени на сборы…
И следом, словно бы "подслащая пилюлю", рыжий подался вперёд, касаясь губ беса коротким, но отнюдь не невинным поцелуем, не спеша отстраняться после, приобнимая любовника ладонью за шею, разглядывая его с красноречивым обещанием во взгляде.
- После, - тихим, чуть хриплым ещё со сна голосом прошептал Лофт на ухо Ксандру. – Даю тебе слово, - одаривая ещё одним поцелуем, теперь дотрагиваясь горячими губами до шеи русского, под самой мочкой. – Всё, что пожелаешь, - проворные пальцы, ласкаясь, вплелись в волосы на затылке, не давая отстраниться раньше времени, пока губы продолжали скользить по тёплой, так маняще пахнущей коже. – Столько, сколько пожелаешь… Так, как только захочешь.
Подняв голову, Локи улыбнулся мягко, той самой улыбкой, которая предназначалась одному бесу и никому больше, целуя в самый последний раз, снова в губы, прежде чем слегка отстраниться, отводя за спину свободную руку и нашаривая там что-то. Подняв красиво расшитую чёрную полумаску, рыжий шутливо приложил её к лицу Велиара и несколько секунд разглядывал его, словно мысленно примеряя образ, а затем кивнул, уже окончательно отступая в сторону.
- Давай собираться, - метнув на приятеля быстрый, искрящийся насмешкой взгляд, трикстер прибавил, припоминая минувший вечер: - Или ты хочешь дать малышке возможность ещё разок полюбоваться на тебя во всей красе? Думаю, при дневном свете она сможет лучше тебя разглядеть...

+1

41

Ну да, Лофт не повёлся, мягко укоряя любовника несвоевременностью его поползновений, но попробовать-таки всё же стоило, а вдруг. Ну что ж, на нет и суда нет, а вот весьма однозначное обещание, данное рыжим стоило отложить и запомнить. Хотя сама форма этого обещания вызвала прилив крови не к мозгам, которыми следовало бы сейчас поработать а именно туда, от чего трикстер сейчас открещивался. Тяжко вздохнув, и ворча что-то малоразборчивое под нос, Ксандр, выражая всем своим видом мировую скорбь, поплёлся к корыту, которое всё ещё стояло в их номере. Небольшой магический посыл и вода, уже не раз использованная очистилась до первоначального состояния, правда при этом покрылась тонкой корочкой льда. Ну да ничего, бесу сейчас требовался как раз ледяной душ, чтоб проснуться окончательно, да унять возбуждение, так неосторожно раздразнённое Лофтом.
Разбив корочку ведром, и зачёрпывая из корыта, Сашка переместился-таки в импровизированную ванну и опрокинул на себя холодную воду вперемешку с мелким крошевом льда. Нет, возможно, для кого-то это экстрим, зато и проснулся сразу, да и возбуждение пропало, как и не было. Наскоро растёршись жёстким льняным полотенцем до красноты, бес выудил из собственных вещей свежие шёлковые кальсоны, и принялся облачаться. Обратив наконец внимание на кучу барахла, уже кое-как разобранного Локи Ксандр нашёл что-то более или менее похожее на штаны и проворчал:
- Будем выглядеть как два идиота. Оторвать бы голову Быстрицкому за такую услугу, да без него вообще швах.
Надо сказать, что блондин оделся очень вовремя, потому как стоило ему только накинуть на плечи тонкую сорочку, в дверях появилась давешняя девица. С любопытством стрельнув глазами по сторонам, она поставила кувшин с водой и тазик на стол, а затем спросила с поклоном, обращаясь к Сашке, не то как к наиболее одетому, не то, запомнив, что распоряжения прислуге в основном отдавал именно он:
- Господа завтракать будут?
Всё ещё немного недовольный сегодняшним утром, бес проворчал:
- Господа будут завтракать внизу, в общем зале, - и кинув помрачневшей было девице монетку, добавил, - передай хозяину, чтоб нам ещё с собой снедь подготовили.
Девица кивнула, и убралась из номера, сияя как новенький пятак, видимо благородные господа не так часто одаривали чаевыми простую прислужницу.
Завтрак был простым и сытным, а увесистая корзинка, собранная им с собой предусмотрительным хозяином оттягивала Сашкину руку, когда они вышли из трактира. Вероятность того, что из Петербурга придётся активно рвать когти, была весьма высока, поэтому стоило подготовиться на случай долгой дороги основательно. А возвращаться в этот трактир друзья-мошенники не собирались.
***
Зимний дворец сверкал и переливался словно ёлочная игрушка. А снег, валивший сегодня большими пушистыми хлопьями только добавлял сказочности атмосфере.
Их уже ждали. Недалеко от дворцовой площади, среди множества карет, везущих своих хозяев на бал, была и нужная. Естественно, на слово двоим плутам верить никто не собирался, и магию им должны были перекрыть весьма качественно. Сами же друзья прибыли верхами, всё из тех же соображений, чтоб драпать в случае чего было проще, потому как с громоздкой каретой особенно не развернёшься, а представительности и шика в глазах общественности им должно было добавить прибытие в шикарной карете Быстрицкого.

+1

42

Оставшиеся до бала часы были проведены в разъездах и приготовлениях к быстрому отступлению. К тому же, следовало учесть и предусмотреть незапланированные ситуации (а в таком деле всё всегда идёт не по плану, и оба мошенника это прекрасно знали), и оставить себе лазейки везде, где только получится. Не факт, конечно, что хоть что-нибудь из этого сгодиться, однако лучше перестраховаться, чем потом локти кусать, и бес с трикстером носились по Петербургу как угорелые, запасаясь всем необходимым и запуская в действие разрозненные детали одного большого плана, который должен был обеспечить им успех в предстоящей авантюре.
К Зимнему ехали верхами. Крепкий морозец щипал носы и щёки, пытался забраться под тёплую шубу и прямо в складки слишком лёгкого для этого времени года костюма. Кони, более привычные к перепадам температуры и устойчивые к ним шли быстрым шагом, переступая по камням мостовой неторопливо, давая всадникам возможность оглядеться по сторонам, полюбоваться в сгустившихся светло-синих сумерках на народные гулянья. Не только вельможи да императоры праздновали сегодня, простой люд тоже не отставал. Огни и музыка, маски ряженых и весёлый гомон сопровождали приятелей почти до самой дворцовой площади.
Не доезжая до самой площади, друзья спешились, чтобы пересесть в карету Быстрицкого. Один из слуг князя подхватил обоих коней под уздцы, чтобы отвести их в условленное место, недалеко от дворца, туда, куда велел ему задержавшийся на пару секунд Велиар. Локи, между тем, уже с удовольствием укрылся в защищённой от ледяного ветра повозке и вовсю обменивался любезностями со старинным знакомым.
Быстрицкого Лофт знал ещё с тех времён, когда этот "князь" носил совсем другое имя и не имел никакого титула вовсе. Как и Сашка, и сам рыжий, к людском роду он принадлежал довольно условно. Кем Пётр Владимирович был на самом деле, Локи в точности не знал, да и не интересовался этим особо. Главное, что с Быстрицким они всегда неплохо ладили, а значит, можно было расслабиться и с этой стороны не ждать серьёзных подлостей. Всё будет сделано именно так, как Петя скажет. В тёмных, живых глазах светилось даже некоторое участие, помимо, конечно же, любопытства.
- С костюмами ты, конечно, угадал, - нехотя признал Лофт уже после того, как был троекратно расцелован и усажен подле хозяина кареты, тут же накрывшего его колени собственной меховой накидкой и даже приобнявшего за плечи, от полноты души. – Признаться, морозить себе зад в коротких штанишках было бы не особенно весело.
У пиратских костюмов было это одно, но весомое преимущество – длинные, на французский манер, брюки и высокие ботфорты, легко заменяемые тёплыми сапогами, столь удобными для верховой езды по холоду.
- Так ведь знал же, что делаю, - рассмеялся Быстрицкий, отвлекаясь, чтобы поприветствовать и Александра. – А вы просто красавцы, - удовлетворённо резюмировал он,  по очереди разглядывая обоих аферистов, словно и через верхнюю одежду мог оценить их внешний вид в общем. – Ну, Лофт, шельма ты эдакая… расскажи-ка, как вас угораздило в это всё ввязаться? Я, признаюсь, опешил слегка, когда мне сообщили о вашем замысле и просили проследить за исполнением. Что могу, впрочем, сделаю, но риск, надеюсь, вы осознаёте… Протяните мне руки.
Сидевшего рядышком Локи Пётр взял за левую ладонь сам, освобождая запястье из-под перчатки и приподнимая рукава так, чтоб показалась обнажённая кожа. Пару минут спустя и у Лофта, и у Велиара на руках красовались одинаковые бледно-розовые метки.
- Не до полуночи, учтите, - с коротким смешком проговорил Быстрицкий, любуясь своим творением. – Чары мои посильней, чем у феи-крёстной, так что до семи утра, примерно, силы ваши будут запечатаны, и полагаться вы можете только на свою смекалку. Отступиться не желаете, господа? Последний шанс, - торжественно сообщил Пётр Владимирович, переводя внимательный взгляд с одного приятеля на другого. – Ну а нет, так поехали. Скоро явится сама императрица, негоже это пропускать.
Отдав распоряжение кучеру трогать, Быстрицкий остаток пути занимал своих гостей пустячным разговором, никак не касавшимся главной темы вечера. Время от времени рука князя, будто невзначай, касалась плеча Лофта или сжимала его руку. Да это и было, пожалуй, без всякого умысла, - отношения между двумя были достаточно хорошими, чтобы позволить себе такую непринуждённую близость. Быстрицкий был человеком лёгким и простым в обращении, в точности как и сам рыжий, никогда не смущавшийся чужой физической близости, в любых её проявлениях. Однако, поглядывая то и дело на Велиара, трикстер отметил про себя, что бес словно бы не слишком доволен этим. Локи качнул головой, отгоняя от себя какую-то странную, не до конца оформившуюся пока мысль, крутившуюся в голове едва ли не с самого момента пробуждения. "Пустое. Потом".

+1


Вы здесь » Открытая Колдовская Академия им. Кикиморова » Взгляд в прошлое » Once upon a December [декабрь, 1791]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC