Открытая Колдовская Академия им. Кикиморова

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Открытая Колдовская Академия им. Кикиморова » Взгляд в прошлое » Принцесса была прекрасная... [543 год, май]


Принцесса была прекрасная... [543 год, май]

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://24.media.tumblr.com/tumblr_mapx2bdS8U1rgu62jo5_r1_1280.jpg
Название: "Принцесса была прекрасная... "
Участники: Димитрий Аспидов (он же Мерлин-чародей, ближайший советник короля Артура по магическим, и не только, делам) и Люк Лауфейсон (он же леди Нимуэ, невеста короля Лота Оркнейского, дама в беде, ищущая своего рыцаря).
Время и место действия: весна 543-го года, королевский замок Камелот и его окрестности, Британия.
Краткое описание событий: расцвет правления величайшего британского короля и его рыцарства. Страна, судьбу которой Мерлин решительно взял в свои умелые руки, процветает, однако не всё так гладко в государстве, как может показаться на первый взгляд. Ко двору с дружественным визитом прибывает один из вассалов Артура - повелитель Оркнейских островов, Лот. С Верховным королём у них давние разногласия, и Мерлин уже несколько лет ищет способ воздействовать на упрямого старого рыцаря. Кажется, на этот раз такая возможность отыскалась. Вместе с собой Лот привозит спасённую им и его людьми леди Нимуэ, на которой он намерен жениться. У него до сих пор нет наследника, и брак с молодой леди должен решить эту проблему. Мерлин же собирается внести в эти планы свои коррективы, очаровав и полностью подчинив себе хорошенькую невесту, собираясь через неё повлиять на Лота. Девушка тут же без памяти влюбляется в очаровательного колдуна... или она, тоже, ведёт какую-то свою, тайную игру?
Очередность постов: Люк Лауфейсон, Димитрий Аспидов.

Отредактировано Люк Лауфейсон (2012-10-29 20:41:50)

0

2

внешний вид: леди Нимуэ

http://25.media.tumblr.com/tumblr_m8hz6uxz9m1qa9ofvo1_500.jpg

Весна в том году рано пришла на острова. В начале мая земля уже была сплошь покрыта густым, шелковистым ковром молодой травы тут и там расцвеченным яркими пятнами всевозможных цветов. Воздух, ещё не совсем прогрелся, и в тёплом дыхании южного ветерка чувствовалась свежесть коротких утренних заморозков, только сильней подчёркивавшая сладкие ароматы обильного разнотравья. В высоких, чистых небесах носились, перекликиваясь на все голоса, быстрые птицы, и алые драконы изрыгали пламя на горделиво реющих стягах над острыми зубцами главной башни замка, венчавшего собой плоскую вершину холма вдалеке.
Утомлённая процессия прибавила шаг, как только копыта лошадей ступили на ровную, широкую дорогу, ведущую в самое сердце новой империи. Один из всадников, единственная женщина в отряде, слегка натянула поводья  серого в яблоках жеребца и приблизилась к грузному седовласому мужчине, ехавшему во главе всей группы. Конь достался девушке несколькими часами ранее от одного из спешившихся рыцарей, теперь бредшего где-то позади, и в мужском седле она ехала по-дамски, держась уверенно и непринужденно, будто бы вовсе не испытывала усталости. Поравнявшись с седовласым, она положила узкую ладонь поверх запылённого рукава его одежды и, кивнув в сторону замка, спросила с явным восторгом, отразившимся в тоне её низкого, чарующего голоса, в синих, будто штормовое море, глазах.
- Так это и есть Камелот?
Грузный старик повернул к ней свою величественную голову и жёсткое, властное выражение его лица немного смягчилось. Однако когда он заговорил, в словах явно слышалась горечь правителя, обойдённого в своё время титулом Верховного короля в пользу никому неизвестного мальчишки, которую он и не старался скрыть.
- Да, это и есть Камелот, миледи, - подтвердил он, дотрагиваясь до кончиков пальцев девушки широкой грубой ладонью. – Скоро мы будем в гостях у Верховного короля, леди Нимуэ. Скоро вы сможете отдохнуть в собственных покоях и испытать на себе знаменитое гостеприимство Артура и его госпожи Гвиневеры.
Невольно, будто бы вопреки желанию самого старика, в голосе его скользнули нотки уважения и восхищения. Как истинный британец он не мог не отдавать должного блеску двора своего сюзерена, даже если и мечтал, втайне, сам восседать на высоком троне в просторной парадной зале замка.
- Вы так добры ко мне, милорд.
По губам леди Нимуэ пробежала лёгкая улыбка, ничуть не вязавшаяся с почтительными речами или выражением скромно опущенных глаз. Она, эта улыбка, будто бы жила собственной жизнью, лукавая, чуть насмешливая и неуловимая, как блик солнца на воде. Поблагодарив седовласого коротким кивком, девушка вернулась на своё место, и остаток пути всадники проделали в молчании.

***

В Камелоте уже дожидались их приезда. Король и королева, а так же их советник, сами вышли навстречу давнему союзнику, охранявшему северные морские рубежи. Артур, ещё довольно молодой, крепкий, высокий мужчина с золотистыми волосами, не тронутыми зимней белизной, шагнул к седовласому согбенному годами старцу. Для тех, кто наблюдал за встречей двух правителей со стороны, этот контраст мог показаться весьма символичным, как будто оба они представляли собой будущее и прошлое Британии, две религии, новую и старую, два подхода к управлению государством. Но если кому-то из зрителей, собравшихся вокруг, и могло прийти в голову нечто в этом духе, они едва ли успели бы додумать эту мысль, поскольку короли заговорили оба разом.
- Лот, мой друг…
- Мой повелитель…

Старик сделал попытку опуститься перед Артуром на одно колено, но молодой властитель успел подхватить его, обнимая гостя за плечи и представляя своей королеве и ближайшему окружению так, будто бы они не были знакомы прежде.
- Лот Оркнейский, наш самый… - Артур запнулся, чувствуя, что в своём хвалёном красноречии едва не допустил досадную ошибку и после секундной паузы продолжил: - преданный друг почтил нас своим визитом. Что задержало вас в пути? Мы ждали вас не позднее сегодняшнего утра.
- Старый, мой господин. Стоит называть вещи своими именами, - тонко усмехнулся Лот, приветствуя почтительным поклоном Гвиневеру. – Моя госпожа… - взгляд его, скользнув дальше, наткнулся на стоящего чуть в отдалении чародея и помрачнел, будто на лицо старика набежала грозовая туча. Всем в Британии было известно, кому именно Артур был обязан своей короной. – Я прошу извинить меня, за то, что я не смог явиться раньше, но в пути нас задержало одно происшествие.
Обернувшись туда, где остались стоять, спешившись, его люди, Лот жестом пригласил подойти девушку в тёмном дорожном плаще. Когда она приблизилась, король Оркнейских островов взял её под руку.
- Проезжая через лес мы услышали крики о помощи вот этой прекрасной дамы. Двое страшных великанов напали на неё и перебили всех рыцарей из сопровождения. Нам удалось отбить леди Нимуэ и уничтожить злодеев, хотя схватка была жестокой и продолжалась несколько часов. Поскольку леди осталась в полном одиночестве, она согласилась принять моё покровительство и отправиться со мной в Камелот, где она надеться найти приют, полагаясь на вашу милость.
Слушая рассказ старого короля, леди Нимуэ старательно избегала смотреть кому-либо в глаза, дабы не выдать своего изумления этой версией недавнего приключения. Ей было доподлинно известно, что никакие великаны не тревожили её покой, а речь шла всего-навсего о небольшой группке лесных разбойников, но зная, как любят рыцари хвастать своими подвигами, она не рискнула поправлять своего спасителя, которому, и в самом деле, была искренне благодарна.
Присев в поклоне перед королём и королевой, заслужив от обоих сочувствующие и милостивые улыбки, Нимуэ украдкой посмотрела в ту же сторону, куда Лот недавно метал молнии, с живым любопытством разглядывая Мерлина Британского, чья слава бежала впереди него. Полностью поглощённая этим занятием, она не сразу поняла, что король Оркней продолжает говорить и о чём именно сейчас он ведёт речь.
- …надеюсь на милость и благословение своего короля, - скрипел высокий старческий голос. – Я бы хотел взять леди Нимуэ в жёны и сделать её своей королевой, если она примет моё предложение.

+1

3

примерно с тем же лицом хд

Его ждали. Мерлина. Ничто в этом замке, так или иначе связанное с политикой, не смели начинать без него. Это не оглашалось, но по лицу Артура было видно, что он растерян. Гвиневра же, ущемленная всевластием волшебника и своей лишь номинальной силой, ходила с высоко поднятой головой и раздавая приказы обитателям двора. Лишь в такие дни, когда волшебника не было в Камелоте, она чувствовала себя королевой, а не чьей-то пешкой, в том числе и своего любимого, но по ее мнению слишком слабохарактерного мужа - короля. К сожалению, только себе она казалась всевластной; свита хоть и уважала королеву, считала ее не более, чем атрибутом власти Артура. А уж те, кто был посвящен во все тонкости, считали ее куклой, которой Мерлин запудрил мозги молодому тогда еще королю.
Переживал и сам Мерлин, пока гнедой конь нес его к Камелоту. Непредвиденные обстоятельства задержали его в дороге и грозили опозданием к одному из самых важных приемов, ожидаемых в этом году. Приезд Лота устроил сам Мерлин с целью наконец-то покончить с недомолвками и неудовольствием обеих сторон - вассальной и верховной. Этот старый король, принадлежавший к эпохе куда полее темной и бестолковой, уже несколько лет портил волшебнику, а заодно и всему Камелоту нервы, хоть и считался верным подданным. Его старческий ум был не сломлен сладкими речами Мерлина и доказанной им теорией идеальной Империи. Только он и еще пара старых королей сопротивлялись некоторым указам короля, сохраняя при этом уважение к себе, но исчерпывая и без того необъятное терпение волшебника.
Мрачной тенью, галопом, чародей въехал в Камелот, не считаясь ни с кем. Люди, стоявшие на его пути, как по волшебству, сами мрачнели и расступались. В их глазах, по мановению руки опущенных в пол, читался страх и уважение, но уже боле полутора века никто не смел хотя бы слово произнести, критикующее Мерлина. Даже самый глупый человек понимал, что это чревато проблемами, а детей с пеленок учили не попадаться волшебнику на пути. Он тот, кто подарил народу надежду и он тот, кто с легкостью может ее забрать.
Тяжелые шаги и шорох дорожного плаща заглушили все звуки в замке. Подготовительные работы остановились, едва волшебник зашел в залу, где уже должны были находиться Лот со свитой и Артур. Но гостей не оказалось. Найдя своего подопечного взглядом и поняв, что король не в курсе такой задержки, Мерлин нахмурился. Он совершенно не переносил, когда что-то шло не по плану. Опаздывая, он и так перестроил свои мысли, а теперь, не обнаружив в Камелоте Лота, он стал еще более мрачен и суров. Гвиневра, завидев волшебника, нарочито громко стала раздавать приказания, делая вид, что не замечает мага. А Артуру стало легче, черты его лица тронула расслабленная улыбка и он поспешил к своему наставнику.
- Недавно гонец сообщил, что короля Лота задержали непредвиденные обстоятельства. И судя по всему, приехать он должен как раз сейчас. Ты вовремя, спасибо.
Мерлин задумчиво кивнул, ничего не говоря королю, и встал в глубине залы, опершись о колону. Казалось, вместе с ним замерло все, даже слуги стали двигаться немного лениво и Гвиневра заскучала. Но, ожидание продлилось не долго и вскоре огромны дубовые двери распахнулись и в залу зашел Лот со своей немногочисленной свитой. Темные глаза волшебника впились в эту старую, потрепанную годами фигуру. Не покидая места, но притягивая взгляды гостей, Мерлин молча наблюдал за церемонией приветствия, не сочтя нужным в ней участвовать. Не потому, что официальное звание советника короля этого не дозволяло, нет. Скорее сущность чародея не позволяла ему пасть так низко, чтоб обниматься со всеми, кого он, скажем так, недолюбливал и мечтал по-скорее избавиться.
Замешательство Артура, на которое повлияла задержка и Мерлина, и Лота, дала знать о себе в диалоге. Слушая короля, чародей недовольно повел бровью, но все обошлось. В отличие от Мерлина, Артуру не позволительно было вести себя опрометчиво и он должен был следить за словами. Слава богу, он не ударил в грязь лицом. Но недовольство мага все же осталось на лице, пока не сменилось ухмылкой словам Лота. Какие еще великаны? Нашел старый хрыч кому байки рассказывать! Он видимо забыл, кто присутствует в зале, но колкий взгляд Лота тут же порезал Мерлина и вернулся к повествованию.
Маг закатил глаза и впервые взглянул на ту самую бедняжку, которую спас Лот Оркнейский. Миловидная рыжеволосая особа, потупив глаза, стояла поодаль старика, не решаясь поднять глаз. Она создавала впечатление очень мягкой и послушной девушки, которая не в силах держать свою судьбу в руках. Иначе она бы не согласилась на ту цену, которую должна заплатить за спасение от вымышленных великанов. Когда она подняла глаза, Мерлин все же заметил искорку в них, не сулившую податливость, а скорее хитринку. Но женщины! Они такие женщины! Гвиневра так вообще могла бы испепелить взглядом мага, если бы в ее крови была хотя бы капля силы. Маг не придал этому особого значения...
- Спасенная от великана дама, - с иронией в голосе заговорил Мерлин, покинув свое место и направляясь к Артуру. Зал погрузился в тишину и даже сам король уступил право на ответ своему советнику. - Просто обязанна принять такую честь. Как верховный король, Артур дает свое благословение и предлагает Лоту Оркнейскому устроить свадебный пир прямо здесь. Все мы помним о вашей вселенской печали по поводу скоропостижной гибели жены и всех наследников в войне, поэтому считаем необходимым взять все на себя и организовать этот праздник, в попытке оплатить утрату одного из самых верных союзников.
Это был приговор. То, чего никто не имел прав ослушаться. Приказ короля, сказанный самим Мерлином. Пару секунд тишина и Артур, улыбнувшись, закрепил слова мага с едва заметным сочувствием.
- Вы устали с дороги, просим вас занять отведенные покои. - ледяным голосом сказав это, Мерлин окинул сторону гостей взглядом темных глаз. Они чуть дольше задержались на леди Нимуэ и чародей улыбнулся ей.

+1

4

Вот так, в несколько мгновений, её судьба была решена. Нимуэ, как бы ещё не до конца понимая, что произошло, и не веря в это, переводила взгляд с одного высокого мужа на другого, силясь прочитать по выражению их лиц, как именно ей надлежало вести себя, какие речи произносить. Для мужчин всегда всё было просто, а женщинам оставалось лишь покоряться, послушно принимая ту долю, которую им отводили.
На короткий миг леди Нимуэ поймала на себе внимательный, исполненный сочувствия взгляд королевы. Красавица Гвиневера с любопытством и каким-то, почти материнским, не смотря на совсем небольшую разницу в возрасте, участием изучала представленную Лотом девушку. Нимуэ была несомненно хороша собой, но в её прелести не было ничего, что могло бы вызвать ревность или зависть другой женщины. Она была привлекательна ровно настолько, что бы мужчине было приятно остановиться на ней взглядом, представить её хозяйкой своего дома, но это лицо едва ли бы заставило какие бы там ни было корабли отправиться в плаванье, с сотнями воинов на борту. Главным оружием Нимуэ были её длинные, густые волосы, цвета старого золота, сейчас убранные в высокую, затейливую причёску и её низкий, грудной голос. И этот голос сейчас раздался в повисшей между двумя королями и магом оглушительной тишине, взволнованный, прерывающийся, но от того ещё более пленительный.
- Я… не смела надеяться, на подобную честь, милорд, - Нимуэ присела в коротком поклоне, адресованном Верховному королю, хотя лицо её всё ещё было повёрнуто в сторону недавно кончившего говорить Мерлина. – Я благодарю вас за вашу милость… и постараюсь оправдать ожидания моего будущего супруга.
Венчанная рыжей косой голова, наконец, повернулась в сторону повелителя Оркнейских островов, и по лицу девушки, живому и подвижному, что составляло главное его очарование, скользнула робкая улыбка. Просияв, старый король подал своей даме руку, дабы проводить её в отведённые им комнаты.
Проходя мимо Мерлина, Нимуэ подняла на него глаза и, заметив на губах чародея короткую, ей одной предназначенную, улыбку, смешалась, оступаясь, замедляя шаг. Бледная кожа рыжеволосых так легко покрывается румянцем, и в это мгновение щёки девушки вспыхнули жарким пламенем, и даже бледные губы чуть заалели.

***

В просторной гостевой спальне королевского замка Нимуэ недолго пробыла одна. Очень скоро к ней прислали несколько девушек-прислужниц, явившихся с нагретой водой и свежим платьем. Вместе с ними пришла Гвиневера. Пока уставшую от долгого путешествия гостью обмывали, переодевали и готовили к вечернему пиру, жена Артура сидела тут же, на краю широко, крытой узорным полотном, кровати, с детским любопытством расспрашивая свою новую знакомую о том, из каких стран она была родом, и что успела повидать, бродя по свету. Нимуэ отвечала охотно, ни на секунду не задумываясь, и её истории, причудливые, забавные, порой жутковатые, заставляли Гвиневеру весело хохотать или всхлопывать ладошами в изумлении.
- Моя дорогая, я почти завидую тебе, - произнесла королева, таким тоном, который явно указывал на абсурдность самого предположения, что жена Артура может завидовать кому бы то ни было. – Ты так молода, а на твою долю уже выпало столько приключений.
В своей, недавно расцвётшей молодости и красоте, Гвиневере забавно ещё было строить из себе умудрённую опытом матрону рядом с теми, кто был чуть моложе её и ниже по положению. Так как с туалетом Нимуэ было покончено, и теперь она красовалась в в платье, цвета майской травы, отделанном золотыми узорами, королева подошла к ней, прогоняя служанку и сама взялась ловкими пальцами расчёсывать и заново сплетать золотистые кудри своей новой подруги, откровенно, по-детски, любуясь ими.
- Боюсь, в королевстве Лота тебе будет не так весело, - проговорила она легко, без намёка на злорадство. – Но я надеюсь, что ты станешь часто приезжать в Камелот. Мы будем устраивать турниры, и обязательно отыщем тебе рыцаря по сердцу, который не даст тебе заскучать.
При этих словах по лицу Гвиневеры скользнуло выражение лёгкого смущения, и королева чуть покраснела, не так пропуская один локон волос, тут же рассердившись на него, нахмурившись и принимаясь плести заново. Нимуэ искоса бросила на неё взгляд, которого королева не успела поймать, но тот и не предназначался ей, живой и лукавый, исполненный внезапного озорства.
- Надеюсь, что так оно и будет, - чинно ответствовала леди Нимуэ. – Мне бы хотелось чаще видеть вас, если только моё общество вам не прискучит.
- О, мы будем лучшими подругами, моя дорогая!
Горячо вскричала Гвинивера и, закрепив причёску новой приятельницы золотыми гребнями, заключила её в крепкие объятья, привлекая девушку на грудь и, снова, не заметив того, слишком уж довольного и наглого для робкой девицы выражения, что расплылось в этот миг по лицу Нимуэ, и той готовности, с которой рыжая крепко обняла королеву, отвечая на её поцелуи.
Вдоволь наобнимавшись, Гвинивера отстранилась, с довольным и гордым видом разглядывая молоденькую девушку и, убедившись, что с ней всё в порядке, взяла Нимуэ под руку, провожая её вниз, в пиршественную залу, где гостье предстояло сидеть рядом с Лотом по правую руку от короля, за тем же столом, где сидел сам Мерлин и прочие избранные лица.

+1

5

Мерлину определенно пришлось по душе, что девушка была благоразумна и не устроила неприятную для всех сцену. Она кротко согласилась на его слова, при этом обрамляя их в благородные обороты. Увы, женщины ничего не решали в этом мире и им приходилось мириться с неоспоримой властью мужчин. Хотя, бывали исключения и одно тут же всплыло в воспоминаниях Мерлина - Моргана. Независимая, хитрая, властолюбивая. Ей ничего нельзя было навязать, это было ее достоинство и недостаток одновременно, которые так и не смогли ужиться в этом мире. Благодаря старшей сестре короля маг мог бы добиться куда большего, чем имеет сейчас, но вместо этого пришлось убрать ее с его игровой доски. Сейчас же удача светила ему и он почти мог дотронуться до этого шанса, когда леди Нимуэ проходила мимо и обронила смущенную улыбку. Она в один момент стала материалом, над которым можно поработать и выкроить последний недостающий элемент мозаики.
Чародей склонил голову в знак уважения к Лоту и его будущей жене, хотя ничего подобного не чувствовал. Его мысли, включив режим почтенности для тела, блуждали в лабиринтах планов и совпадений, разбивая мешающие стенки и открывая новые горизонты. Мерлин задумчиво почесывал подбородок, сложив руки на груди и криво улыбаясь лишь своей находчивости. Вскоре гости ушли вглубь замка и в зале осталась лишь королевская чета, Кай и молодой Ланселот - самые доверенные лица Артура.
- Гвиневра, я был бы счастлив, если бы ты пошла к нашей невесте и окутала таким теплом, на которое только способна. - Его голос ыл мягок, но требователен. А еще этот короткий взгляд на Ланселота, который могла заметить лишь так, кто сама не сводит с мужчины вороватых взоров. Лицо королевы покрыл румянец, словно кровь просачивалась из внутренней борьбы ее высокомерия и страха, что муж узнает правду, доступную лишь трем существам в Камелоте. Гвиневра надела на лицо сияющую, но недоигранную улыбку и отвесив королю поклон, вышла прочь. В зале остались мужчины, как раз то, что нужно было Мерлину.
- Нужно задержать Лота здесь как можно дольше. - Озвучивая свои мысли, обратился маг к Артуру и рыцарям. - И, пожалуйста, никаких оговорок больше. Похоже, у нас последняя возможность устранить проблему с ним, не пошатнув честь Стола.
На этом - все. Чародей обвел взглядом трех мужчин, ни в одном не найдя недовольства, сопротивления или хотя бы сомнений. Ну, хоть с ними все проще, чем с женщинами. Мерлин удалился в свои покои, чтоб привести себя в порядок после путешествия. Сегодня это было особенно важно.

- Леди Нимуэ, ведь не было никаких великанов?
Он навис над спинкой ее массивного, мало уступающим габаритами королевскому, стула. Минуту назад гостья Камелота вошла в зал в сопровождении королевы. Честь, выпадавшая отнюдь не многим. Гвиневра хорошо постаралась - ее новая подруга просто светилась. И навряд ли от перспективы оказаться в одной постели со старым и гниющим вассалом британского короля. Скорее всего, эту даму привлекало тоже, что и Гвиневру. И ради этого можно было пережить нежеланное замужество. Что ж, еще лучше. Мерлин имел в рукаве кучу козырей, которые можно разыграть с ней. И он начал с того, который в игре еще не фигурировал.
Встретившись с немного испуганным от неожиданности взглядом женщины, Мерлин отодвинул стоящий рядом стул и устроился рядом с ней. Он был заметно веселее, чем пару часов назад, принимая гостей. Без плаща, покрытого дорожной пылью, без пугающего мрака в карих глазах. Его нельзя было назвать тем самым великим и ужасным, сейчас он был просто мужчиной, умевшим при надобности не пугать, а влюблять в себя хорошеньких девушек.
- Их не существует. Это была кучка грабителей? - пытливо спросил он, принимая от служанки свой кубок. - Ох уж эти рыцари, сто лет в обед, а они все мечами мерятся.
Заговорщически улыбнувшись, шепнул маг почти в самое ухо гостьи. Она была мила и достаточно красива, чтоб его задумка выполнялась с удовольствием, а не из чистой надобности. Такая алебастровая, золотая, светящаяся. В ней видна была порода, но повидавший многое за свои двести лет волшебник, никак не мог представить, откуда такая красота взялась на пути Лота Оркнейского.
- Так откуда вы?

+1

6

Восседая за богатым, высоким столом в дальнем конце просторной пиршественной залы, Нимуэ с живым любопытством озиралась по сторонам, впитывая своими зеленоватыми глазами всё, что было вокруг. Она смотрела на рыцарей и придворных дам в их цветастых нарядах, на золотых драконов, знак Артура, развешанных по стенам, на музыкантов, негромко наигрывавших весёлую мелодию, на шутов, изображавших сейчас, довольно комично, какую-то знаменитую битву с лесными чудищами, нанося друг другу жестокие удары деревянными мечами на потеху публике, на служек, торопливо и незаметно сновавших за спинами гостей, поднося всё новое угощение. В зале было шумно, но ещё не так как бывает, когда пирующие уже переберут с вином. Атмосфера была лёгкой, непринужденной, в ней не было угрозы случайной ссоры, и слова, смех, срывавшиеся со множества губ были дружескими.
Королева, занятая беседой с супругом, на время предоставила новую подругу самой себе, старый Лот общался с былыми ратными товарищами, но леди Нимуэ, казалось, нисколько не скучала в своём одиночестве. Неторопливо кроша пальцами ломоть свежего, пышного хлеба, она макала его в вино, прежде чем поднести ко рту, и была полностью поглощена этой скромной трапезой и своими наблюдениями, когда прямо над головой её раздался уже знакомый голос Мерлина. Едва заметно вздрогнув, девушка подняла глаза на обратившегося к ней мужчину, всё так же смущённо, правда теперь щёки её уже не вспыхнули, а только чуть зарделись высокие скулы, как будто мягкий отблеск заката лёг на бледную кожу и она опустила густые, длинные ресницы, всего на пару мгновений, пока чародей устраивался рядом.
- Да, милорд, - тихо подтвердила она, и в голосе её лишь едва слышалось волнение. – Вы угадали верно. Но, - тут она чуть запнулась, и снова вскинула взгляд на лицо Мерлина, теперь сидевшего так близко от неё, даря девушку тёплой, приветливой улыбкой, - я всегда думала, что рыцари Артура обязаны рассказывать о своих великих подвигах, по возвращении в Камелот. Ведь когда-то они поклялись защищать свои земли от всякой нечисти. Вероятно, королю Лоту досадно было признать, что ему не удалось исполнить свой долг за время путешествия… Хотя эти грабители были довольно безобразны, - носик девушки смешливо сморщился, а на щеках заиграли от короткой, задорной улыбки лёгкие ямочки. – А один из них и вовсе был не меньше двух метров росту. Думаю, его вполне можно было принять за дикого великана.
Тут же, как бы испугавшись своих слишком откровенных слов, Нимуэ вскинула руку, прижимая ладошку к губам, а после опустила её на плечо Мерлина, чуть сжимая его пальцами сквозь полотно рубашки, просящим, кротким жестом.
- Но вы ведь никому не откроете эту тайну? – взмолилась она. – Я не хочу, чтобы мой будущий супруг или его честь пострадали из-за меня.
Как будто тут лишь заметив, где сейчас находиться её дерзкая ладонь, Нимуэ поспешно отдёрнула руку, чинно укладывая её на колени, и снова слегка покраснела, опуская глаза долу, до тех пор, пока чародей не задал свой следующий вопрос.
- Я родом из Эрина, милорд, - ответствовала она затем. – Мой отец был правителем Доллана, маленького королевства на севере острова. Мать моя умерла родами, и тётка, младшая сестра отца, занималась мной, пока не вышла замуж за одного лорда из Уэльса, и не уплыла в его земли. Вскорости я отправилась к ней, и с восьми лет не покидала Британии. У тётушки Элейны было четверо сыновей, все они обучались, как положено, книжной науке, хотя и не очень жаловали это. Им больше по душе было практиковаться в ратном деле, ну а я всегда с интересом слушала учёного монаха и многое узнала от него. Я владею латынью и греческим, умею читать и писать, знаю географию… - она запнулась, посмотрев на своего собеседника почти с испугом, не зная, как мужчина отнесётся к такой её учёности и к этим похвальбам. – Последнее мне пригодилось позднее. Когда мне исполнилось двенадцать, пришли вести, что мой отец погиб в бою, и что королевство его захвачено. Я осталась обузой на руках у тётки и её мужа. Девица почти на выданье, без всякого имущества. Нищая родственница… - пальцы девушки сжались в плотный замок, переплетаясь так, что побелили пуще прежнего. – Элейна была всегда добра ко мне, для неё я была как дочь, но она не могла пойти против воли мужа. Роберт положил за меня небольшое приданное и вот уже шесть лет не оставляет попыток сбыть меня с рук. Он отправлял меня погостить ко всем своим знакомым, во все уголки острова, где мне приходилось быть на положении приживалки, товара, который всякий может осмотреть и оценить, по своему желанию… - эти речи давались Нимуэ с видимым трудом, но она как будто чувствовала необходимость быть откровенной с главным советником Верховного короля, сегодня всего лишь одним словом решившим её участь. – Я как раз возвращалась в дом Роберта, с очередной неудачей, когда на наш небольшой отряд напали грабители. По правде сказать, у нас и брать-то было нечего…
Отрывисто вздохнув, Нимуэ покачала головой, на мгновение переведя взгляд куда-то за спину чародею, туда, где пировал с другими рыцарями Лот. Вино текло по густым седым усам старого рыцаря, и он весело, глубоко и раскатисто смеялся над какой-то шуткой.
- Король знает, что мне нечего ему предложить, - добавила она, возвращая всё своё внимание Мерлину. – И я безмерно благодарна ему за всё. Так же за то, что мне не придётся больше жить в доме, где мне не рады. Правда… Я всегда мечтала о том, что отдавая свою руку отдам так же и сердце.
Покачав головой, Нимуэ грустно улыбнулась, как бы подсмеиваясь над собственными наивными девичьими мечтами, прежде чем встретить взглядом с тёмными, внимательными и понимающими глазами чародея.
- Простите, милорд. Наверное, говорить так – это всё равно что признаваться в государственной измене?.. Ведь сам Верховный король высказал свою волю.
Лицо девушки, по-прежнему открытое и невинное, внезапно едва уловимо переменилось. Во взгляде, в тихой улыбке скользнула затаённая насмешка. Им обоим было прекрасно известно, кто именно отдал её руку королю Оркней, и в этих смиренных, внешне, речах Нимуэ был невысказанный вызов чародею.

+1

7

В какой-то момент Мерлин понял, что Лот у него в руках. Смотря на эту невинную, краснеющую от его близости и своих откровений девушку, советник короля Артура уж представлял, как лорд Оркнейский безоговорочно капитулирует  с поля боя и сам того не ведая признает власть Мерлина над своим духом и разумом. И все из-за какой-то девицы, так удачно подвернувшейся ему по пути в Камелот. Обычно маг презирал случайности - он не доверял каким либо совпадениям. Но все складывалось так удачно, что Мерлин потерял бдительность и благодарил проведение за этот подарок. В конце концов, он на пороге победы. Победы не только над Лотом, но и над чем-то необъяснимым и неуязвимым. Так почему бы не воспользоваться случаем?
- О нет, моя дорогая, - чувствуя, как ладонь девушки покидает его плечо, заверил он. Мерлин сидел с таким видом, что не заметил такого непозволительного жеста юной девы. Но про себя отметил, что подобной простой ее общения можно воспользоваться в будущем. - Ни вам, ни мне, совершенно не нужно покрывать честь Лота тенью обмана. Он достойный муж, который необходим королевству, ибо такие на вес золота. И, надеюсь, своим появлением вы не только осчастливите его жизнь, но и внесете свежие мысли в его голову.
Многозначительно улыбнувшись, волшебник сделал глоток вина и принялся внимательно слушать леди Нимуэ. История ее жизни была так банальна для местных нравов и времен, что ни разу не вызвала в Мерлине сострадания. Но он все-таки постарался, чтоб на его лице читалась печаль и участие в ее жизни. Девушке же тяжело давался этот рассказ и только Дьяволу известно, почему она вот так залпом выдала все, что творилось в ее жизни первому встречному. Хотя, если учесть, что по факту ты второе лицо в королевстве, а по существу первое, было логично, что от тебя не станут держать секретов. Лучше иметь Мерлина в друзьях, чем в противниках. И молодая особа поступила более чем правильно, выложив ему все на блюдечко. Маг пропустил все факты мимо ушей, уловив только суть ее биографии. И она как нельзя лучше вписалась в его план и объяснила фривольное поведение невинной девушки. Мерлин слабо усмехнулся и прежде чем ответить, поднял кубок. В его темных глазах блеснули багровые огоньки вина.
- Такова судьба женщин, моя дорогая. Вы не в праве выбирать, все в этом мире решают мужчины. Но мне известно, что когда душа чего-то желает, она всегда этого добивается. Не обязательно быть замужем, чтоб отдать кому-то сердце. И наоборот. Так что, Верховный король вас прощает. Как и я.
Его губы сжались в предостерегающей улыбке, которая сама за себя говорила, что лучше женщинам в политику не вмешиваться.
Внезапно все вокруг смолкло. Артур поднялся со своего трона и обратился к собравшимся. Мерлин, со свойственным ему фанатичным вниманием следил за каждым словом короля. К счастью, это была просто красивая речь, посвященная Лоту и его героизму, его подвигам и заслугам. Король просил своего вассала подойти к нему вместе с леди Нимуэ. Старик, будто обретя новые силы, подхватил свою невесту под локоть и потащил, куда велели. Ох уж это вино и все, что находится ниже пояса.
Мерлин хмыкнул и откинулся в кресле, провожая собеседницу полу извиняющимся взглядом. Когда она отвела от него взгляд, маг сверкнул глазами в сторону Артура и кивком головы, разрешил действовать дальше.
- ... Камелот будет счастлив устроить свадьбу своего самого преданного лорда. По традиции, установленной в Королевстве, я обвенчаю вас в ночь новолуния, то есть, через три дня... - и так далее.
Артур, судя по голосу, тоже пригубил вина, но Мерлина это нисколько не заботило. У него есть три дня, чтоб устроить все так, как ему велят его цели.

Отредактировано Димитрий Аспидов (2012-11-26 17:45:18)

+1

8

Её исповедь, очевидно, не вызвала в великом чародее сострадания и участия, но Нимуэ и не ждала этого. Куда уж мужчине, тем более волшебнику, прожившему, если верить слухам, не один срок обычной человеческой жизни, заботиться судьбой простой девушки, одной из тысяч себе подобных? И, всё же, Мерлин сидел теперь подле неё, с внимательным видом прислушиваясь к её словам, поглощённый, как казалось, одной лишь ею, и это смущало и озадачивало леди Нимуэ, что отчётливо читалось на её бледном, открытом лице. Она недоумевала, чем могла так привлечь наставника Артура, и стеснялась этого, но и гордилась, в то же время.
Она сидела, крепко сжимая на коленях свои маленькие ладони, не смея поднять на собеседника взгляда, и лишь по временам зеленоватые, живые глаза её скользили по лицу Мерлина быстрой, сияющей молнией. Когда чародей заговорил о браке и о любви, выражая мысли, слишком свободные для душевного спокойствия готовящейся к замужеству девицы, взгляд Нимуэ повстречался с тёмными глазами мужчины, изумлённый и вопрошающий. Лицо её сейчас выражало полнейшую невинность, не слишком вязавшуюся с произнесёнными ею словами.
- Как странно, что вы говорите такое, милорд. Госпожа моя Гвинивера совсем недавно говорила мне нечто подобное. Должно быть, Камелот – действительно удивительное место, где женщина может найти благородного рыцаря себе по сердцу, не пороча ни своей чести, ни достоинства мужа.
Ни на одно мгновение голос её ни дрогнул, и в прямом взгляде читалось лишь восхищение и лёгкое, благоговейное изумление перед этим открытием. И в точности таким взглядом, мягкой, ясной улыбкой она ответила на приветственный кивок сэра Ланцелота, прошедшего мимо них к тому месту, где восседал Верховный король.
- Я благодарю вас за ваши слова утешения, милорд. И за ваше прощение. Для меня это очень много значит…
Взгляд леди Нимуэ вновь опустился в пол, она будто задумалась о чём-то, но не успела ещё добавить или спросить что-нибудь, как Лот, приблизившись к её креслу, жестом подозвал невесту и, стоило ей подняться на ноги, повлёк её туда, где Артур во всеуслышанье объявлял о предстоящем торжестве.
Итак, свершилось. Двор встретил известие нестройным гулом голосов, в которых слышалось одобрение, радость, а кое-где и лёгкая насмешка. Нимуэ почти не разбирало того, что происходило и говорилось вокруг, только крепче сжала пальцы, лежавшие в широкой ладони своего будущего супруга.
Остаток вечера прошёл будто бы в тумане. Ей пришлось выслушать множество поздравлений, отвечать на расспросы и улыбаться так часто, что к ночи лицо её болело от усилия. Когда в огромном пиршественном зале стало слишком шумно, когда на неё, наконец, перестали обращать внимание, Нимуэ тайком выскользнула из широких дверей. Ей нужно было глотнуть немного свежего ночного воздуха и привести в порядок свои мысли.

+1

9

Весь вечер Мерлин более ни с кем не разговаривал. Единственным его контактом с миром были пересекающиеся взгляды с королем, его женой и, даже, Лотом. Но никто из них не подходил к волшебнику, который сделался мрачнее тучи. Он, казалось, был чем-то недоволен, замирал на часы в тени ниш и колонн, превращаясь словно в камень. Лишь движение его век выдавали в нем живого человека.
Долгие часы напролет Мерлин безотрывно следил за новой гостьей Камелота. Следил за ее манерами, жестами, мимикой, за общением с двором, Гвиневрой и ее будущим мужем. Пытался найти хоть что-то, что заставит его усомниться в своих убеждениях и планах. Но единственное, что не давало покоя чародею - хрустальная чистота леди Нимуэ, основанная на ее простоте и открытости всем и каждому. Это так противоречило самой сущности Мерлина, той половине его души, которую он тщательно прикрывает уже которым слоем вековой пыли, что он поддался подобной диковинке, признал ее, уже мысленно открылся ей, но все еще не забывал о первоначальном назначении молодой девицы.
Двор был в восторге. Последний раз Мерлин видел такое, когда венчался Артур. Они с Гвиневрой сияли любовью и надеждой, их обожали, как обожают и сейчас, ими восхищались, почти боготворили. Сегодня же все было иначе, леди Нимуэ одна взяла на себя тяжелый крест внимания и восторженных взглядов. И нельзя сказать, что результат уступал королевской чете. Это было добрым знаком. Милая, приветливая, внимательная, настоящая - в какой-то момент Мерлин даже заметил, что несравненная королева, сидя за столом и беседуя с рыцарями, среди которых был и Ланселот, ревниво посматривает на свою гостью и рассеяно участвует в беседах. Вот тебе на... Стоит с ней поговорить потом, а то опять натворит дел. Женщины - проблема для всего, но в тоже время, с некоторыми можно извлечь выгоду.
Полночь слишком быстро подкралась к королевской крепости, но веселье только начиналось. Слишком много вина, слишком много красивых женщин, слишком много наслаждений. Ночные веселья оттолкнули от себя все святое, и сложно было чувствовать себя к месту, когда в тебе не уместился ни один грех. Мерлин проводил взглядом леди Нимуэ, когда ее наконец оставили в покое. Никто, даже Лот, не заметил, что девушка покинула пиршественный зал, ища спасения за его дубовыми дверями. Тенью чародей двинулся за ней, и на него тоже никто не обратил внимания. Ей богу, лучшее время для того, чтоб напасть на Камелот и за час перебить тут всех.
Эти мысли заставили волшебника нахмуриться и он, покинув зал, тут же сделал выговор охране, которая если и не была в центре праздника, позволила себе веселиться на посту. Стража тут же умолкла и проводила советника короля виноватым взглядом, плохо скрывающим страх. Мерлин же быстро нагнал леди Нимуэ на широком балконе, откуда открывался вид на бьющее о скалы и укрепления море.
- Внимание вас утомило, леди Нимуэ? - он снова возник из-за спины девушки и заинтересованно заглянул в ее глаза. В них и правда читалась усталость. Мерлин очень хорошо понимал это, потому что сам не выносил навязчивости к своей персоне. - Позволите показать вам Камелот? Пока все в пируют, он становится необыкновенно тихим и загадочным, каким был, когда мы нарушили его покой.
Чародей согнул руку в локте и предложил ее гостье. Он даже не сомневался, что она примет его приглашение, потому что помнил, как легкомыслен и прост был ее жест на пиршестве, но при этом абсолютно был лишен кокетства.
Волшебник повел девушку через коридор, минуя залы и покои, рассказывая интересные факты о каждой комнатке. Порой они звучали как сплетни, порой в них невозможно было поверить, но голос чародея обладал даром убеждения, даже когда сам Мерлин посмеивался над своими словами.
- А это, - он остановился перед массивными дубовыми дверями в четыре метра высоту и три в ширину. - Сердце Камелота.
Наставник Артура толкнул двери и те, с трудом поддавшись, пустили леди Нимуэ и Мерлина в огромный зал, в котором никогда не тушили свечей. Он был в два раза больше, чем тот, в котором сейчас праздновали помолвку Лота и его невесты. В центре стоял огромный круглый стол почти на сто мест. На отполированной поверхности дерева плясали блики свечей, отчего стол, казалось, искриться, приковывая взгляд всякого, кто входит в этот зал.
- Рыцари Круглого Стола лишь часть силы Британского королевства. Основная - в сердцах подданных его, которые верой и правдой служат своему Королю. Вам, моя дорогая, как только вы станете законной супругой Лота, придется выйти замуж и за мою идею, мечту и цель - создания идеального королевства. Готовы ли вы поклясться мне, как сделали это своему будущему супругу, сердцем и душой принадлежать Британии? - Маг опустил на нее испытывающий взгляд, полный надежды и в то же время угрозы.

Отредактировано Димитрий Аспидов (2013-01-03 13:00:03)

+1

10

Пройдя мимо стражников у входа в пиршественный зал, четырёх крепких мужчин в лёгком доспехе, не предназначенном для битв и турниров, Нимуэ торопливо заспешила вдаль по слабо освещённому факелами просторному коридору. Она слышала у себя за спиной смешки, и вслед ей полетели слова, которые не должны были оскорблять слуха девицы. Стражники явно поддались всеобщему веселью и успели между собой отметить помолвку короля Лота, хотя вряд ли удосужились узнать, как именно выглядела невеста. Впрочем, леди Нимуэ было не привыкать к подобной грубости, она умела с ней мириться, отлично зная нравы мужчин, когда дело не касалось богатых и знатных. Она могла бы с ними управиться, если бы это потребовалось, но, по счастью, её быстро оставили в покое.
Чем дальше от шумного зала, тем темней становилось под высокими сводами замка, но девушка, хотя и не была здесь ни разу прежде, будто бы точно знала, куда идёт. Теперь, когда отзвуки музыки смолкли, и в коридоре разносилось лишь негромкое эхо её шагов, она отчётливо слышала за стеной замка мерный рокот: рёв бьющихся о прибрежные скалы волн. На какой-то миг Нимуэ остановилась, прислушиваясь, но не к тому, что ждало её впереди, а к тому, что творилось позади. Кто-то шёл за ней, уверенной мужской походкой, но это не заставило девушку испугаться или заволноваться, окликнуть своего преследователя, призвав его к ответу. Напротив, по губам её скользнула тонкая, довольная улыбка, не слишком вязавшаяся с образом той простой, но благородной девы, в котором она сегодня блистала на празднестве.
Заторопившись дальше, Нимуэ первой вышла на тёмную открытую площадку, подставляя лицо порыву резкого, солёного ветра, вдыхая его полной грудью. Внизу, под ногами, ярилось море, слева и справа, и позади неё сверкал огнями прекрасный Камелот. Зрелище, от которого дух захватывало, куда не посмотри, но Нимуэ чуть поморщилась, поднимая руку к голове, украшенной тяжёлой короной густых волос. Вытащив из причёски скреплявшие её гребни, девушка тряхнула головой, с видимым блаженством, новый порыв ветра подхватил толстую рыжеватую косу и принялся трепать её, забавляясь с этой игрушкой, выщипывая из тугого плетения прядь за прядью, бросаясь ими в лицо молодой женщины, укрывая её хрупкие плечи.
Звук голоса подоспевшего чародея заставил её обернуться, взглядывая на мужчину так, будто бы он застал её врасплох и вырвал из каких-то, своих, размышлений.
- Да, милорд, - кротко ответствовала девушка. – Я не привыкла быть в центре внимания, тем более такого количества людей… Я даже рада, что двор короля Лота так удалён и не столь блестящ. Нельзя не восхищаться леди Гвиневерой, мне кажется, быть хозяйкой в Камелоте задача не из лёгких. Если вы простите мне столь дерзкое замечание, вы и сами выглядите утомлённым…
Действительно, не было похоже, что Мерлин наслаждался праздником наравне с остальными, скорее он производил впечатление человека, занятого утомительной работой, но этого леди Нимуэ не стала озвучивать. Она только улыбнулась, с явным нетерпением и восторгом в широко распахнувшихся глазах, согласно кивая на предложение осмотреть замок. Опершись на руку чародея, девушка безропотно последовала за ним, радуясь возможности наконец размять ноги после дня, проведённого в седле и долго сиденья на неудобном кресле.
Замок поражал воображение своими размерами и количеством комнат, хотя они осматривали только центральную его часть, где было собрано наибольшее количество диковинок. Слушая объяснения своего провожатого, Нимуэ тихонько смеялась над остротами мужчины и переспрашивала, задавая короткие вопросы, если что-то интересовало её. Она не успела заметить, как они добрались до массивных дубовых дверей, перед которыми Мерлин остановился. Что-то во взгляде, во всей позе и в самом голосе чародея дало девушке понять, что с другой стороны этих тяжёлых высоких створ находиться нечто очень важное и дорогое для мужчины.
Когда они прошли внутрь, в просторную, озарённую светом множества факелов залу, Нимуэ не смогла сдержать вздоха восхищения, озираясь по сторонам. Перед ней было самое сердце Камелота, сердце страны, место, где собирались славнейшие и достойнейшие рыцари.
Обернувшись к Мерлину, девушка взяла его руку в свою, приседая перед чародеем в глубоком реверансе, прижимаясь лбом к его ладони. От резкого движения ужа давно слабо державшаяся коса совсем развалилась, рассыпаясь потоком огненных волос, живым плащом укрывшим всю её фигуру, касаясь кончиками пола.
- Я клянусь вам, милорд, - тихо, но отчётливо проговорила леди Нимуэ, чуть дрожащим от волнения голосом, - что никогда ни словом, ни делом, не выступлю против вас, моего короля или страны, которая приняла меня и стала для меня родной. Насколько это в моих слабых силах, я всегда буду им верна.

+1

11

Мерлин уже в пиршественном зале перестал сомневаться в Леди Нимуэ. Очарованный ее красотой и робостью, древний волшебник и не могу себе представить, что юная дева отреагирует как-то иначе на его слова. Но взгляд его тут же смягчился, сбросив напряжение ожидания, когда Нимуэ грациозно опустилась перед ним и из ее уст, словно горный ручеек, зажурчала клятва.
Эти слова, словно теплый мед, обволокли каменеющее сердце верховного чародея Британии и он, растянувшись в улыбке, поднял деву за локти из почтительного поклона. На ходу, окутывавшие его отеческие чувства к этой девушке, толкнули Мерлина на короткий благословляющий поцелуй в лоб, и он почти коснулся губами того места, на котором только что лежала его ладонь, как в мгновение ока произошло нечто странное. Короткий взвизг леди Нимуэ, она резко выпрямилась и вместо прохлады ее кожи на своих губах, чародей почувствовал горячие мягкие губы, нежные. Они были такие нежные, как чудные фрукты Авалона и такие вкусные, сладкие, винные и девственные. Прежде чем Мерлин отступился и понял, что деву напугала пронесшаяся между ними крыса, а следом за ней и кот, с восхищением и трепетом посмотрел на гостью Камелота своим темным взглядом, который тут же наполнился теплотой.
Чародей выпустил Нимуэ из своих рук и на полшага ступил назад. Смятение, постигшее его, тут же удалось спрятать под маской прежней невозмутимости, но очень чутки взор не смог бы не уловить перемен.
- Я искренне рад, что вы так вовремя появились в жизни Лота и Камелота. - скупо улыбнувшись, ответил Мерлин, провожая взглядом охотника с его добычей. На какой-то момент великий маг почувствовал себя на месте этой крысы, но мысль эта была столь невесома и мимолетна, что он не успел ее поймать. - И чем могу, тем буду счастлив помочь вам стать достойной его двора и моего королевства.
Чародей склонил голову и на лице снова появилась та самая растянутая улыбка, вызывающая у подданных Артура дрожь в коленях.
- Думаю, вы не желаете более возвращаться на пир, там сейчас начинается самая похотливая часть. От чего, увы, я так и не смог избавиться. - вновь предложив свой локоть, Мерлин повел Леди Нимуэ прочь из зала. Он лично затворил дубовые двери, одними лишь губами нашептав какое-то заклинание. - Я провожу вас до ваших покоев, а в замен попрошу лишь об одном - оставить наш разговор в тайне. - Мерлин накрыл кисть Нимуэ своей ладонью и коротким путем повел в ту часть замка, где были приняты гости. - У вас совсем холодные руки...
Он нахмурил брови и ускорил шаг, сжимая руку девушки и одаривая ее своим теплом. Через несколько минут Мерлин остановился у дверей гостиных покоев. Стражник, несущий здесь службу, демонстративно отвернулся от Мерлина и девушки. Уж лучше ничего не видеть, а лучше бы и даже не слышать, чем потом поплатиться за это.
- Вам нужно отдохнуть, моя дорогая. Вас ждут тяжелые, долгие три дня. - не без сожаления маг освободил ее руку из своего плена.

+1

12

Почувствовав, как руки чародея потянули её вверх, заставляя вновь подняться на ноги из того положения, в котором она замерла, Нимуэ вскинула на мужчину глаза, пытливо и внимательно изучая лицо над собой. Пожалуй, даже слишком внимательно, как будто ребёнок, только что ответивший перед учителем важный урок, в поисках подтверждения того, что он ни разу не ошибся, не сбился с текста. Или как вороватый слуга, старающийся убедиться в том, что господин по-прежнему не догадывается, кто именно его обкрадывает.
Но было ли настроение торжественного мгновения слишком велико и ослепительно, был ли свет в помещении слишком тусклым, а глаза Мерлина подвели его из-за едкого дыма факелов или оттого, что волшебника действительно тронул ответ девушки, - так или иначе, ничего подозрительного, не вяжущегося со словами Нимуэ, он не заметил. Напротив, притянув невесту Лота к себе, старый чародей одарил её отеческим, благословляющим поцелуем, который как бы скреплял то небольшое, невысказанное соглашение, тот мир, что установился между ними. Ту тайну, что они разделили. Тайну вполне невинную, освещённую благородством, которой нельзя было стыдиться, но, всё-таки, теперь у них был свой секрет.
Внезапно, заслышав какой-то шорох у своих ног, Нимуэ вздрогнула, посмотрев на каменный пол и в ужасе отшатнулась, тихо вскрикивая, подбирая подол длинного платья, чтобы шмыгнувшая рядом отвратительная, жирная крыса не задела его. Инстинктивно она поспешила прижаться к обнимавшему её мужчине ещё сильней, ища у него защиты. В одно мгновение объятия, только недавно бывшее вполне целомудренным, перестало быть таковым. От резкого поворота головы девушки, переменилось и кое-что ещё: их губы, прежде разделённые порядочным расстоянием, внезапно соприкоснулись. Неловко, мимолётно, и, в то же время, неожиданно сладко, как будто бы уста их, независимо от воли своих владельцев, сами стремились друг к другу, и теперь наслаждались этой близостью, пусть совсем короткой, сполна.
Глаза девушки широко распахнулись в испуге и изумлении. Она замерла, не смея пошевелиться, и лишь когда Мерлин, сам, отпустил её, отступая прочь, она молча вздёрнула ладонь, прижимая пальцы к губам в том месте, где их только что касались его губы, не смея поднять на мужчину взгляда, смущённая сильней, чем когда-либо за этот вечер.
- Простите, сир… - едва слышно прошелестела она, но мужчина будто бы и не заметил случившегося.
По крайней мере, он не стал заострять на этом внимания. Возможно, щадя чувства гостьи Камелота, возможно потому, что для него это не имело значения. Так или иначе, Нимуэ была благодарна ему, и на слова волшебника ответила мягкой, скромной улыбкой.
- Ваша помощь, милорд, мне несомненно потребуется. Я почти ничего не знаю, я не готова быть госпожой, даже в собственном доме, не говоря уже о королевстве, но… Я знаю, что ваш совет и ваше участие смогут направить меня на верный путь. А я буду стараться стать достойной вашей дружбы и расположения, которого я пока ничем не заслужила…
Благодарно кивнув на предложение проводить её в покои, Нимуэ с улыбкой вновь оперлась на руку Мерлина, шествуя рядом, приноравливаясь к шагу мужчины, изредка, украдкой, взглядывая на его лицо.
- Я в самом деле устала, милорд. И вы можете положиться на меня. Я умею хранить секреты, - в словах, в тонком изгибе губ на мгновение скользнула какая-то лёгкая горечь, которую и должны были вызвать подобные мысли у бесправной сироты.
Простившись с волшебником у дверей своей комнаты, отняв свои маленькие ручки с такой же неохотой, с какой мужчина выпустил их из своей осторожной хватки, девушка проводила взглядом его удаляющуюся прямую спину, прежде чем нырнуть за дверь. Как только засов претворился за её спиной, Нимуэ негромко вздохнула и тряхнула головой, озирая спальню, слабо освещённую единственной сальной свечой, дававшей больше копоти, чем огня, да серебристым светом круглившейся за окном луны. Немного пройдясь по полу, сладко, совсем не по-девичьи потягиваясь и зевая, она вдруг рассмеялась, мелодично, негромко, довольно и холодно, как может смеяться фея на вересковой пустоши глухой ночью после удачной проделки. Внезапно закружившись на месте, мурлыкая себе что-то под нос, она торопливо разделась, не став звать служанку, и прямо в нижнем платье, с разметавшимися по плечам длинными огненными волосами, рухнула на широкую постель, заснув мгновенно сладким, глубоким сном, которого сложно было ожидать от юной женщины, ждущей столь роковых перемен в своей судьбе.

+1


Вы здесь » Открытая Колдовская Академия им. Кикиморова » Взгляд в прошлое » Принцесса была прекрасная... [543 год, май]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC