Открытая Колдовская Академия им. Кикиморова

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Открытая Колдовская Академия им. Кикиморова » Взгляд в прошлое » Такая несвятая святая Инквизиция (15 век, Испания)


Такая несвятая святая Инквизиция (15 век, Испания)

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

--
Название: Такая несвятая святая Инквизиция
Участники: Димитрий Аспидов, Теодор Воланд
Время и место действия: XV век, Испания, Кордова
Краткое описание событий: кто бы мог подумать, что первая же вылазка в солнечную Европу сведет Аспида с его родителем. Да еще и при весьма мрачных обстоятельствах.
Очередность постов: Аспид - Воланд

0

2

внешний вид

http://joseph-fiennes.net/photos/albums/movies/luther/stills/lutherstills-002.jpg

Более восьми столетий минуло с того дня, как Аспид появился в этом мире. Более восьми столетий назад Европа потеряла самого известного, могущественного мага и весьма успешна выкинула его в раздел мифов и легенд бесконечной Истории. Уже давно не верят в магию, но любого, кто заикнется о ней, сжигают на огне, обвиняя в сделке с Дьяволом. Идиоты. Идиоты потому, что не верят. Идиоты потому, что верят. И еще раз идиоты потому, что очернили Бога святой Церковью.
Долго Аспид ломался, прежде чем его уговорили покинуть варварскую Русь хотя бы на пару недель, отдохнуть в Европе, на землю которой его нога не вставала очень, очень много времени. Кажется, последний раз он был на ныне Кастильской земле когда в его планы еще не входил Артур. Димитрий помнил, как выгодно отличается климат этого региона от суровой Сибири и не менее неприятной Британии. Это стало соблазном - отвлечься от груза забот, которые он сам себе напридумывал в русском царстве.
Путь его к морю лежал через Кордову. В то время располагался чуть ли не весь двор короля в купе с свирепой Инквизицией, кидающейся на все, что не верит в Бога, говорит ересь или носит рыжую шевелюру. Но Аспида мало что остановит. И хотя ему действительно есть что сказать церковным стервятникам, рот он по привычке открывает не часто.
Остановившись в одном из постоялых дворов, колдун решил прогуляться по городскому рынку, одновременно освобождая себя от обещания привести специй одной знакомой ведьмочки. Ох уж эти женщины, ни на минуту о кухне не забывают! И так, прохаживаясь по залитым отходами и винами рядкам, Аспидов нашел то, что его интересовало - пряности. Огромные мешки с перемолотой корицей, гвоздика, базилик, итальянский соус, перцы всех цветов - круговорот ароматов, эпицентр раздражения. Едва достигнув прилавка, Аспид вдохнул полной грудью и чихнул так, что едва не разорвал глотку.
- Дьявол! - слетело с его губ.

Отредактировано Димитрий Аспидов (2013-01-18 03:09:27)

0

3

Темная тень послушно бежала за своим хозяином не смея отставать или ослушаться резкого поворота на шумную улицу. Тяжелые сапоги то и дело поскрипывали, придавленные к земле весом идущего, но в общем гаме это становилось едва заметным явлением. Но ни схожесть с людьми, ни обычная одежда никак не могли сделать его «одним из», не могли заставить влиться в общую серую массу волшебников и людей, судорожно снующих вокруг. Яркие притягивающие глаза, строгие черты лица, легкая улыбка и гордо вздернутый подбородок окружали его ореолом силы, магии, умеренной порочной привлекательности и тьмы, живущей в нем, передающейся от него всему миру, исходящей от него так, как от богатеев несет дорогим парфюмом. Сложив руки за спиной, он с интересом прогуливался по рынку, разглядывая смертных задорным насмешливым взглядом. Стар как мир, он никуда не спешил – он всем все давно доказал и теперь только поддерживал свой статус, оттачивая мастерство и придумывая новые игры. Ему бы еще быть вальяжным, но шило, воткнутое в зад по самые гланды, и обернутое в подарочную упаковку из сарказма и иронии, никак не давало покоя старому бесу. Покоя он, собственно, даже не желал, а с удовольствие развлекался за счет людей по это и ту сторону «Стикса». В этом веке популярным массовым гуляньем была Инквизиция и была она сейчас в таком разгаре, что сам Дьявол пожаловал, любезно подливая масла в огонь. Не буквально, конечно, хотя… чем черт не шутит.

Внезапно для себя, мое внимание привлек до боли знакомый силуэт, еще из далеко заметно нагруженный проблемами собственного производства. Уверен, проблемы он тоже создает, словно руки из задницы. Может преподать сыночку мастер-класс по засаживанию пиздеца в жизнь? А с моими способностями садовода  – засажу по самые помидоры. Над сыном поиздеваться я любил. Не так, как мои кактусы, конечно, но руки аж чесались поизгаляться над ним всеми доступными и не очень методами. Я предложил ему мир, а он решил выбрать песочницу и уже почти две тысячи лет в ней играет, продолжая веселить меня. Не сумев удержать смешок, я подошел к сыну, уже с парочкой колкостей на языке.
- Не поминай Папу в суе, сына! – Поучительным тоном раздалось над правым плечом волшебника. В голове тут же родилась мысль о тематической вечеринке здесь и сейчас на двоих, но вот так сразу начинать не хотелось – все же не видел давно свое чадо. – Мне икается. – Посмеиваясь, обошел его с другой стороны и неспешно пошел вперед, ожидая пока сын присоединится к прогулке. Мне было интересно поговорить с ним и не из-за того, что я соскучился или внезапно очнувшихся отцовских чувств, скорее это был исследовательский интерес.

Отредактировано Теодор Воланд (2013-01-18 03:29:57)

+1

4

Оправляясь после такой разрывной реакции на испанские пряности, Аспид не заметил, как к нему сзади подошли. Он едва почувствовал слишком близкое присутствие чужого человека, как над его ухом раздался знакомый голос. Тот, что услышишь один раз, запомнишь навсегда, но никогда не захочешь еще раз оказаться в его досягаемости. Обычно люди, ну или маги, с ним столкнувшиеся, не доживают до следующего раза. Аспид же был особенным, действительно особенным в этом мире. Сколько раз маг уже сталкивался с человеком в черном, сколько раз думал, что на грани жизни и смерти, сколько раз переживал эти дни и ночи, полные мучений если не физических, то моральных. Извращенных, в любом случае.
И этот неловкий момент, когда ты понимаешь, что боишься. Действительно страшно, а от этого еще и паршиво. Пускай на минуту, когда твое сердце бьется в два раза быстрее, но ты чувствуешь, как тембр его голоса заставляет дрожать каждую клеточку тела. Это длится не долго. По крайней мере, Димитрий научился это контролировать и довольно быстро понял, что ничего, чего бы он не выдержал, с ним случиться не может. Маг глубоко вздохнул, достаточно слышно для уже отдаляющегося отца, при этом не испытывая стыда за такую реакцию. Глупо петушиться перед тем, кто силой мысли может заткнуть тебя за пояс, скормить адским псам и вернуть целехоньким в этот жестокий, жестокий мир.
С толикой грусти Аспид взглянул на продавца пряностей. Мысль о том, что он не только не привезет подарка, но еще и проведет этот отпуск поистине жарко, уже прочно засела в голове волшебника. Обреченно он развернулся и ускоряясь, пошел за отцом. За Дьяволом, хоть на край света. Пока тебя не тянут носильно.
А со стороны просто два человека идут рядом, вроде как вместе, но при этом совершенно отчуждены друг от друга. Дьяволу это не по статусу, Аспид хоть и отличается статью и значительной репутацией, все равно пасует рядом с отцом. Хорошо, что в Кордову он прибыл один.
- Тут происходит что-то интересное, раз ты поднялся? - ну в самом деле, со словами "добрый день" с ним не заговоришь. "Как дела" тоже довольно фамильярное обращение, которое Дима позволить себе не мог. Он вообще в присутствии отца старался говорить мало, по делу, в большинстве случаев только отвечая на вопросы. Вопрос же этот был более адресован не персоне, а действиям. Да и им можно было нарушить поистине гробовое молчание среди мужчин. И Аспид очень надеялся, что у отца сегодня хорошее настроение, что этот насмешливый взгляд адресован не сыну, а вообще глупости человечества.

+1

5

Минуты, секунды, когда первое осознание накатывает волной и человек захлебывается пониманием. Человек? Аспид не человек, но эффект тот же. С годами научившись совладать с собой, он все равно "ронял" сердце в пол, слыша его голос. Так реагируют на голос отца? Да, если отец - Дьявол, желающий играть тобой как ему заблагорассудится до скончания времен. А может и после.
Великий Мерлин! Ему доставляло удовольствие видеть сына таким: чувствующий себя великим, он поджимал хвост рядом с отцом, но всегда вел себя достойно, что в какой-то степени нравилось Теодору. Мудрость пришла с годами. Пришла и на том спасибо.
Сложив руки в замок за спиной, он твердо шагал по усыпанной песком кладке, совершенно не обращая внимания, как мелкая пыль оседает на начищенных до блеска сапогах.
- Слухи ходили о великом маге где-то в Кордове. - Посмотрев на сына, он самодовольно сощурился и снова перевел взгляд на горизонт, - Дай, думаю, поднимусь посмотрю, кто такой, а это оказался ты. Я расстроился. - Усмехнувшись собственной лжи, заметил краем глаза солдат, поставленных что бы отслеживать любое нарушение или подозрение в колдовстве. Раз уж он выбрался в люди, а его истинные планы спокойно могли обождать, то почему бы не провести время с родным сыном!
В следующий момент солдаты уже направлялись к ним, точнее к Мерлину, окружая их плотным кольцом. Завтра они, скорее всего, даже не вспомнят, что произошло, но сегодня в них вселился бес. Самого кукловода они словно не замечали, будто его и нет тут вовсе.
- Вы задержаны по подозрении в колдовстве. Пойдемте. - Сообщил строгий голос одного из военных. Отец только кивнул в сторону солдат, которые уже подталкивали мага и почетным караулом повели в какие-то катакомбы-подвалы, явно сооруженные для подобных случаев. Там пахло сыростью и кровью, стены покрывал слой мха, местами помятого и выдранного, словно за него кто-то хватался, на стенах виднелись не смытые брызги крови и только трупа в углу не хватало для картинности, но тут это лишь вопрос времени. - Думаю, тебе стоит сознаться, а то эти парни не любят шутит. Послушай папу, сынок. - Тоном заботливого отца обратился он к сыну, созерцая как один из мужчин выкатывает тележку с приспособлениями для пыток. - Тебе понравится. - Сладко протянул Дьявол и так же сладко улыбнулся, глядя в лицо Мерлину, которого уже привязывали к огромной букве "Х".
- Вы сознаетесь в применении колдовства и магии? - Раздался строгий голос, а за ним последовало бряцанье железок, словно признания тут никто не ожидал, а только расправы.

+1

6

Аспид закатил глаза, надеясь, что в этом теле отец его не обладает глазами на затылке. Конечно, как не уколоть сына, раз уж он попался на пути? Вот только Дима давно к такому привык, более того, с каждым шагом с него сползало это неловкое чувство - присутствие рядом Дьявола. Услышав эту шуточку, маг даже расслабил плечи, но все еще решил ничего не говорить. Только про себя подумал, в тысячный раз за всю жизнь, ну на кой он ему нужен? Неужели в Аду так скучно, что он поднимается сюда и отрывается на Аспиде за все былое и выдуманное.. А говорят, в Преисподнюю берут души самых незаурядных людей. Врут, как всегда врут. Дьяволу веселее находиться в в Диминой жизни, он же еще не все там разрушил, есть на каких струнах души поиграть.
Как в доказательство этому, к Аспидову уже приближалась парочка из городской стражи. Обошлось без недоуменного взгляда, опять таки, опыт мага в сию же секунду подсказал, что это часть очередного представления, разыгрываемого отцом. Оставалось лишь надеяться и терпеть. Терпеть и молчать. Молчать и подчиняться. Темнеющие от недовольства глаза волшебника скользнули по черному силуэту Дьявола и уперлись в начальника стражи. Случись это через пятьсот лет, Аспид бы сравнил его с роботом. Сейчас же он просто отметил безвольное выражение лица и последовательное исполнение чьих-то немых указов. Скрипнув зубами, маг дернул плечами, пытаясь освободиться от своих провожатых. Но те только сильнее сжали его руки и потащили по узким улочкам средневекового городка.
Отец последовал следом и Димитрий, кажется даже ощущал, как в мыслях его высмеивают и предвкушают нечто, от чего не спасет даже бог, за именем которого сейчас стояла святая Инквизиция. О, смертные человечки, вы даже не представляете, что с вами бы случилось, попадись вы Аспиду наедине. Быстро бы разуверовали в своего господа, поверили в магию и пред смертью, под страхом ее прихода, сами бы присягнули магу. Но сейчас вы лишь орудие дьявола, какая ирония.
Вся эта компания вскоре оказалась в бесконечных подвалах, стены которых уже давно смотрели на самые кровавые и жестокие сцены за всю историю этой страны и Европы в целом. Как бы Аспидов не был настроен пережить ужасающее нечто здесь, душа его все-таки рухнула куда-то вниз, едва он представил, что с ним тут могут сделать. Сердце предательски набирало обороты, а чтобы молчать, Дима так сжал зубы, что через минуту заныли челюсти. Он с призрением посмотрел на Дьявола, веселье которого только начиналось. Как же противно было осознавать это. Вот он, Аспидов, устрашающий всю Русь одной только своей фамилией, в очередной раз становится игрушкой своего отца и посмешищем в его глазах. Маг даже не удивиться, что весь Ад сейчас настроился на инквизиторскую волну, чтобы посмеяться от души. Ну или что там у этих рогатых внутри.
Тем временем его уже привязывали к разделочному столу и гремели внушительными инструментами. Самым обидным было то, что умереть ему никто не даст. Все будет продолжаться до тех пор, пока Дьявол не заскучает, слушая вопли боли и мольбы о пощаде. О, да, Дима опустится даже до этого, потому что и у него есть свои пределы, потому что только идиот будет строить из себя мученика перед самим чертом. Хотя нет, тут не с чем сравнивать, только Аспид удостоен такой чести быть личным шутом папочки, когда тому заблагорассудится.
- Да, я колдун. - почти не разжимая зубов, процедил Димитрий, глядя на Дьявола. - Я - порождение Дьявола, его сила и слабость. Его воля и его слуга. Доволен? - лучше уж ускорить все это буйство.

+1

7

- Какой ты нудный, сына! – Обиженно заявил Дьявол, с ноги развернув внезапно появившееся огромное мягкое кресло. Тёмно-зелёная бархатная обивка, массивные ножки и ручки кресла, отполированные до блеска вырванными языками тех, кто грешил ложью и сквернословием, плавно переходящие в спинку, возвышающуюся над головой Воланда. Вальяжно развалившись в кресле, он мирно наблюдал, как его дитя истязают и мучают во имя Бога, которого они даже не видели, но упорно верили, что именно таким образом следуют его убеждениям. Люди так любят кидаться в крайности, делить мир на черное и белое, плохое и хорошее, хотя грешны все без исключения. Кто-то больше, кто-то меньше, но ошибаться так свойственно их природе, молодости и неопытности даже тех, кто прожил почти сотню.  Тем временем зазвенели инструменты, старательно подготовляемые для пыток. – Смотри, как они для тебя стараются. – Улыбнулся Воланд и устремил взгляд в темный угол, поманив кого-то к себе. В ту же секунду из темноты вынырнула собака, черная с коричневыми подпалинами – доберман, только побольше обычной человеческой собаки. Животное прошло мимо Мерлина, оскалив белоснежные клыки, на секунду задерживая на нем пылающий адским огнем взгляд, слишком осознанный, как для собаки. Усевшись гордо возле своего хозяина, стала наблюдать за происходящим, словно внимая словам Мерлина.
- Что-то ты с перепуга перестарался с признанием. – Заявил один из стражей, протирая огромный крюк от остатков еще не засохшей крови. – Но, раз ты так настаиваешь, - Метал вспорол рубаху Мерлина, предоставляя доступ к телу, - То почем твой папочка не спасет тебя, жалкое отрепье? – Поинтересовался страх, приставив острие крюка к горлу мага, тем самым заставляя его смотреть в потолок.
Дьявол молча и флегматично наблюдал, как его сына протыкают тем самым крюком, вспарывая бок и заливая пол кровью. Все это было реальным и видимым для всех, кроме Мерлина и его отца. На самом же деле, боль и рана были настоящими, только увечья, нанесенные инквизиторами, тут же исчезали, оставалось лишь ощущение их наличия. – Колдун? – С неподдельным разочарованием и упреком  Воланд в упор посмотрел на сына, поглаживая собаку. – Что за вульгарность! - Он задумался над его словами в признании и решил, что на этой почве разговор пойдет активней. – Моя сила и слабость? А ты не льстишь себе, мальчик? – Насмешка поселилась на лице отца, а инквизиторы уже заново настаивали на признании, растягивая Аспида на кресте. – Ты не сила и слабость, а неблагодарное дитя, не пожелавшее стать великим.

+1

8

Если вы не пережили пытки инквизиции, считайте, что жизнь прошла мимо. Вип-места на крестовых столах Аспиду достал папа. Такой заботливый, опьеспечил лучшим сервесом, все включено, как говориться. И персонал такой милый, даже разденет, если скажешь им то, чего они так хотят – признание.
- Идиоты. – по-русски выругался Дима, с презрением смотря на прогнившую улыбку своего палача. В полумраке подвала, блеснув от огня в углу, качегарившего какую-то печку, зловещий блик пробежал по острию в руках стражника и тут же что-то вонзилось в тело мага. От боли он пока только сжал зубы и сдерживая вскрич, что то промычал, дернув цепи, сдерживающие его. Сердце заколотилось в груди и его мощные удары начали отдавать у раны. Смеряя в себе боль, Аспид закрыл глаза и сделал пару вдохов. Никто не знает, сколько ему придеться это терпеть и чего вообще от него хочет добиться отец. Может, через пару часов у него партия в карты с каким-нибудь королем, или кактусы не политы. А может, у этого черта вообще дел нет и он просто каратает время, наблюдая за страданиями своего сыночка. Аспид распахнул глаза и посмотрел туда, куда в него вонзили железный крюк. Долго же ему придеться зализывать раны, но он вроде как в отпуске, практически уже совмещает приятное с полезным. Однако, на удивление мага, его тело было чистым, хотя кровь еще пульсировала у правого бока. – Тупые.
Хотя, чего он распаляется на их счет? Они же сами не осознают того, что стали марионетками того, против кого идут во имя церкви. Они даже не видят, что происходит за их спинами. Не видят, как огромный черный пес ходит среди них и смотрит так, будто они – его будующий ужин. Апиду стало так тошно и противно от этого, чувства смешались с призрением и болью и он, развернув ладонь вверх, подпалил огнем мундир своего палача. Тот вскрикнул и от неожиланности обрушил на Димитрия очередной удар. Потом началась неразбериха ибо, Аспид готов был положить за это свою руку, такого откровенного волшебства они еще не видили. Искреннее удивление и страх на пару мгновений лишили Дьявола связи с ними, но люди не способны были даже заметить своего кукловода. Больно улыбнувшись, Аспид уронил голову назад и воспользовавшись моментом, ответил отцу.
- О да, я никто... Тогда чем же так вызываю твой интерес, Темнейший? Ни слабостью и не силой. Может быть, ты просто любишь меня? – он хмыкнул, смотря в блестящий от сырости потолок. – Представь только, привязанность, любовь.. куда ты катишься? Не проще ли убить меня или забыть? Что тебе нужно от меня, папа?
Он нарочно мягко, как принято у маленьких детей обрщаться к родителям, произнес это «папа». Подобный сентиментализм должен будить в олицетворении жестокости и бессердечности как минимум раздражение. Едва ли это как-то повлияет на Диму, ибо он итак переживает не самые приятные моменты. И хуже уж точно быть не может.

+2


Вы здесь » Открытая Колдовская Академия им. Кикиморова » Взгляд в прошлое » Такая несвятая святая Инквизиция (15 век, Испания)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC