Открытая Колдовская Академия им. Кикиморова

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Открытая Колдовская Академия им. Кикиморова » Взгляд в прошлое » Лишь до тех пор, пока не пойдет снег…[05.01.2013]


Лишь до тех пор, пока не пойдет снег…[05.01.2013]

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

--
Название: Лишь до тех пор, пока не пойдет снег…
Участники: Ольга Кикиморова, Димитрий Аспидов
Время и место действия: утро где-то в сибирских лесах
Краткое описание событий:
Запоминать,
как медленно опускается снег,
когда нас призывают к любви.

Январь. Мороз, сугробы и снежки. Теплый, согреваемый пламенем камина, дом и горячий чай. В каждом времени года есть своя особая ни с чем не сравнимая атмосфера. Морозное солнечное утро не предвещавшее ничего дурного для Ольги, всегда может обернуться чем-то неожиданным. Особенно, когда рядом этот мужчина, а сегодня твой день рождения.
Очередность постов: Аспид, Ольга

0

2

неофициальный Аспид

Вообще-то, Аспид не признавал такого события как день рождения. Возможно потому, что у него самого никогда не было такого типичного дня, когда тебя все поздравляют, спрашивают во сколько ты родился и желают все, что только можно, в любой форме. Дима знал только точный год, и то, лишь первого своего рождения. И с самого детства в его сознании засела гниющая обида на то, что его обделили. Он мог добиться всего, приложив усилия, но никто не знал, когда его мать принесла этот мир свое дитя. Такая тайна, покрытая мраком. И даже мысль о том, что его просто никто все равно не поздравит, блекла на фоне безызвестности. Так и получился человек без дня рождения, ненавидящий все, что связанно с этим глупым, ненужным никому днем.
Но сегодня праздник у Ольги. Не то чтобы это как-то повлияло на его отношение, просто любящий из всего получить свою выгоду Аспидов живо прикинул, каким образом можно использовать ее именины. Самым большим и единственным плюсом Диме показалась свобода. Свобода от постоянных перепалок и сарказма. Он так от этого уставал, хотя и не  подавал виду, ведя практически равную игру со снежной королевой в душе Кикиморовой. Может сегодня Оля будет больше улыбаться и реагировать на него как на Диму, а не на Аспидова? А если он придет к ней с цветами? А можно ли сделать что-то, что заставит Олю увидеть то, что старый друг ее отца впервые испытывает какие-то новые странные чувства к женщине?

Он уже пять минут задумчиво смотрел на обеденный стол, на котором лежала охапка цветов. Сначала это были черные розы. Точь в точь как в сентябре. Потом эти розы стали белыми, как сугробы за окном. Потом, начиная с кончиков лепестков, они багровели, словно их макали в свежую кровь. Но все это не нравилось магу. Тогда он превратил их в тюльпаны. Но сколь жалки эти цветы в сравнении с красотой Оли! Орхидеи, гортензии, канна, ветки сакуры - под небрежными пасами его рук букет на столе преображался, обретая всевозможные цвета. Но Аспиду было мало, недостаточно прекрасно, пошло или чрезмерно пафосно. В конце концов он плюнул на все, схватил куртку и вышел на улицу.
Поистине зимняя погода. Почему-то это утро показалось ему более сказочным, чем когда-либо в Академии. Хотя, мало что изменилось со вчерашнего дня - все так же шел медленный снег, сквозь белую пелену было видно тусклое утреннее солнце, легкий морозец касался незащищенных одеждой участков кожи. Аспид полюбовался этой красотой пару секунд, пока его взгляд не упал на соседний дом, где и жила Ольга. Дима еще раз про себя поблагодарил себя же за то, что ему довелось соседствовать с дочерью Вия. Так он мог хотя бы не спускать с нее глаз, хотя иногда приходилось добровольно зажмуриваться, чтоб из ревности, до сих пор необъяснимой, он не убил ведьму.
- Ольга, - стуча в дверь и даже не подумав опустить свой голос с требовательного на доброжелательный, заявил о своем визите Аспидов. Будь его воля, он бы даже не спрашивая разрешения ворвался в ее жилище, неся с собой неумелые поздравления и надежду на то, что сегодня все будет иначе, романтичнее что ли.

+1

3

В этот день шел снег. Воздушные белые снежинки кружились в своем неповторимом танце, сливаясь с белоснежной пеленой за окном. Уникальные, единственные и неповторимые, каждая в своем роде, они становились частью чего-то целого и огромного. На серебристых барханах играли блики утреннего солнца. В этот день всегда шел снег. Так было в прошлом году, так было сто и даже триста лет назад. И сегодня все должно было быть по-старому.
На самом деле, день рождения это очень грустный праздник. И вовсе не потому, что об этом поется в какой-то там песне. Просто за долгие годы, а то и столетия, которые ты стараешься приукрасить один, в целом ничего не значащий, день, приходишь к единственному верному выводу - это никому не нужно. Ни тебе, ни тем более другим. Подарки, поздравления, цветы, все это лишь бессмысленный поток лицемерных и льстивых привилегий. Может быть, в детстве мы смотрим на это иначе, все кажется более естественным, понятным, ярким. Друзья остаются друзьями и получая подарки, ты веришь в искренность их пожеланий, веришь в любовь и маленькое чудо. А потом, словно гром среди ясного неба приходит оно, это ужасное и пугающее взросление. Кажется, словно каждый год приближает тебя к порогу неизбежного, но, ни капли не прибавляет желания жить. Оля не любила этот праздник, в силу своего характера, она просто не умела быть той, которую все так хотели видеть в этот день. Для ведьмы он был не более чем повод собраться со старыми знакомыми, которых, будь ее воля, она еще лет триста не видела бы. Повод послушать о себе все то, чего о ней, на самом деле, никто не думает. Принимать пожелания, с какой-то глупой и несвойственной Кикиморовой улыбке, то ли благодарности, то ли смущения, повторяя как заведенная "спасибо", мысленно проклиная момент своего рождение, обрекающий ее на подобные муки. Потом начинался бесконечный круговорот открыток, цветов и поцелуев, люди, блуждающие по ее дому, большинство из которых даже не заговорили бы с ней в любой другой день. И не забыть бы про "особенные" поздравление от лучших друзей....Ольгу передернуло от одной только мысли. Этот страшный обряд повторялся из года в год, в нем ничего не менялось, от чего на душе становилось еще более тоскливо.
Проснувшись незадолго до рассвета, проворочавшись в кровати половину ночи, Ольга уже который час следила за пикирующими за окном снежинками, в слепой надежде, что никто все же не вспомнит, какой сегодня день. Пустой взгляд, устремленный в снежный пейзаж за окном,  сопровождался лишь заунывной мелодией старого проигрывателя. В руках давно остывший кофе, один привкус которого напоминал о горечи жизни и бессмысленности бытия. Ее любимое состояния утопающего в одиночестве, в окружении сотен людей, человека. И оно было вероломно разрушено резким и громким стуком в дверь. Один только звук знакомого голоса и внутри опять что-то екнуло и это дико раздражало. Закатив глаза, внутренне возмущаясь собственным ощущениям, ведьма с психу поставила полупустую чашку на столик и пошла, открывать двери. Вот уж кого она не ожидала увидеть в это время, так это Аспидова.
- Здесь не заперто. - Кикиморова спокойно улыбнулась, рассматривая утреннего гостя. Не будь он Аспидом, все было бы куда проще. - Чем обязана в столь ранний час, ты зайдешь? Холодно.

0

4

- Оля!
Выдохнул Дима, едва дверь перед ним распахнулась. Надо было что-то сказать, что-то хорошее, а не как обычно. Он начал быстро соображать, придумывать, вспоминать то, что когда-то слышал от других людей, но смотреть на Кикиморову и думать у Аспидова получалось последнее время все хуже и хуже. Он так и замер в дверях, почти с открытым ртом, таращась на ведьму и туго соображая, что нужно делать. Ах да, закрыть дверь!
Скрипнув ботинками по крыльцу, маг стряхнул с них налипший снег и вошел в дом. Тишина все еще висела между Димой и Ольей, и последняя в общем-то заслуженно ждала от своего гостя хоть чего-нибудь, хоть словечка. Аспид же делал вид, что оказался в ее жилище впервые и поэтому его интересовала каждая мелочь в интерьере Кикиморовой. Он смотрел куда угодно, но не на ведьму, концентрируясь на том, что хочет сказать.
- Я.. в общем, у тебя же день рождения. - как-то неуверенно начал он, помимо этого в его голосе чувствовалось напряжение, борьба с самим собой. На лице Оли отразилось удивление а-ля "серьезно?!", отчего Аспид помрачнел. Ну еще бы, кто как ни она об этом в курсе? - Да.. да.. С днем рождения!
За этой бессвязной речью последовала глупая улыбка и Аспид весьма неуклюже обнял именинницу. Будто он влюбленный прыщавый юнец, который вроде как должен поздравить предмет своего обожания, но при этом не дать понять, что чувствует что-либо большее, чем просто радость за нее.
Снова отстранившись от ведьмы, Аспида накрыла очередная волна молчания. Не сумев отвести взгляд от свежей, утренней Ольги, отчего в голове засвистел ветер, не давая магу даже задуматься о том, что делать дальше, Дима застыл как вкопанный у дверей.
Черт, даже без цветов. Мерлин, куда делся Аспидов? Тот затянутый в черное ужасающий маг, который так ловко обвел Кикиморову вокруг пальца, даже не напрягаясь?! - от так стиснул зубы, что скулы прорезали его лицо и снова скрылись.
- Не прогуляешься со мной, у меня есть для тебя подарок? - мгновенно взяв себя в руки, Аспид выдавил кривую улыбку и, оглянувшись в поисках любимого кресла, пошел присесть и скоротать время ожидания. Кажется, одновременно он убедил Олю в том, что отказов не примет. В мороз, в снег, в свой день рождения, но ей придется пойти с ним хоть на край света, если он пожелает. Ради ее же праздника!

+1

5

Ольге и в голову не могло прийти, что он может помнить о том, какой сегодня день. Хотя он едва ли мог, не то чтобы помнить, а даже знать об этом. С каждой новой встречей неловкого молчания становилось все больше, и каждая секунда в нем была томительной. С каким пор все стало так невыносимо легко? И по-прежнему мучительно сложно.
Она стояла, молча наблюдая за мужчиной, перебирая в руках ткань пояска. Было во всем этом что-то необычное и волнующее, нечто невообразимое! Господин Аспидов и поздравления, кажется, даже не приправленные знатной порцией иронии. Сказать, что подобное удивило Ольгу, просто ни сказать ничего. Нет, сегодня определенно стоило ожидать, как минимум, стихийных бедствий. Казалось, вся эта общая растерянность наполнила дом и передалась ведьме. Неуверенно ответив на его объятья, Оля все еще не могла подобрать нужных слов, чтобы принять его поздравления. Эффект неожиданности, если конечно Аспидов рассчитывал на него, сработал как никогда.
- Спасибо. Да... - Она снова замолчала, рассматривая стоявшую позади него вазу, на невысоком деревянном столике. Откуда она взялась? - Я не думала, что ты помнишь...знаешь, что он сегодня.
В их отношениях всегда была недосказанность, так уж исторически сложилось. И Кикиморова никогда не считала нужным рассказывать ему о чем-то подобном, хотя бы из элементарных соображений - ему это просто не нужно было. Если уж Дима и интересовался ее жизнью, то явно не из желания всерьез узнать о ней что-то важное, но не для других, а для нее самой. Ольга действительно была в этом настолько уверена, что даже не позволяла себе допускать иной мысли. И самым отвратительным во всем этом было то, что ее собственные чувства больше не подчинялись ведьме, они менялись и превращали ее в глупую девчонку, как когда-то триста лет назад, влюбленную не в того, в кого стоило бы.
Однако Кикиморова обладала уникальной способностью обращать что-угодно в нечто еще более ужасное, чем оно могло было бы быть изначально. Так она поступала и с собственными мыслями относительно Аспидова, чем сильнее ее к нему тянуло, тем больше маг превращался в ее глазах в настоящее чудовище. Он был все тот же, что и при их первой -не первой встрече, но в тоже время он был другим - менее холодным и ужасающим. В какой-то момент из Аспида он превратился в Диму - такого родного, любимого и ее. Но это не было правдой, и Ольга отдавала себе в этом отчет. Такие как Аспидов не меняются, они не созданы для того чтобы любить, помнить когда у нее день рождения или дату их первой встречи. Это же просто глупо и не реалистично!
- Располагайся. Я скоро. - Только и решилась сказать Оля и отправилась в свою спальню. спорить с Аспидовым всегда было делом неблагодарным, да и какой смысл это делать? У нее не было планов в этот день, а от тех радужных перспектив, которые ей могли быть уготованы от обожаемых друзей, Кикиморова и сама готова была сбежать в лесную чащу. И тем ни менее, отбросив в сторону самообман, нужно было признать, если она и хотела бы провести с кем-то этот день, то таким человеком был Дима.

Рассматривая собственное отражение в зеркале, Оля не торопилась выходить к Аспидову и делала все возможное, чтобы отсрочить это событие. Ведьме было не по себе от мысли, что в очередной раз приходиться подчиняться его желаниям, даже если, скорее всего, они были посвящены ей. Димитрий умел задавать вопросы так, что любой здравомыслящий человек моментально приходил к выводу о том, что это был не вопрос, а констатация факта. Вот и Оля это знала, чувствовала, когда он действительно интересуется ее мнением, а когда добавляет в свою речь вопросительные нотки исключительно в целях соблюдения видимости этикета. Она усмехнулась, нужно было перестать накручивать себя и собраться.
В доме было слишком уж тихо, слышно было только тиканье часов и шепот ветра за окном. Аспид все так же сидел в своем кресле, на что ведьма лишь по-доброму улыбнулась - он хорошо смотрелся в интерьере.
- Итак, мы можем идти. Ты, правда, уверен, что погода располагает к прогулкам?

+1

6

Как обычно, Аспид и ожидание - два взрывоопасных ингредиента для любого события. Он может быть терпеливым, когда не видит ругого выхода из ситуации, он может быть сдержанным, когда его вынуждают ждать по уважительным причинам, но каким монстром он становится, если с ним так поступают незаслуженно и нарочно!
Сидя в кресле, Димитрий был уверен на сто процентов, что Ольга могла бы собраться и по-быстрее. Плевать на то, что она женщина! Он ее не в ресторан зовет, а на прогулку в зимний сказочный лес! Торопится, потому что хочет успеть поздравить ведьму так, как он запланировал, и все его планы зависят от времени. А она копается в спальне, испытывая его нервы. Ведь кто как ни Кикиморова  этой цитадели магических знаний единственная, кто может дать отпор Аспидову и остаться целой и невредимой?! Она это знает, она умная, а еще она, видимо, получает удовольствие от того, что имеет такую власть над ним.
Конечно, едва ли Дима способен чистосердечно в этом признаться. В его представлениях, маг терпит подобное только потому, что дочь Вия нужна ему в его целях. И пускай роль ее расплывчата и не ясна, Аспид пока не допустит, если с ее головы упадет хоть один волос. И если бы это не было ясно ему как день, он бы давно уже придушил ее собственными руками. И, может, даже успокоился. А пока ему приходится держать себя в руках, нервно постукивая пальцам по подлокотнику кресла и изучая знакомый интерьер.
И в конце концов, у нее сегодня праздник. - гениальная мысль мелькнула в голове волшебника, когда стрелки часов показали на десять утра. У них еще было время, чтоб добраться до того загадочного места, где в лютые морозы растут самые красивые цветы - еще одна тайна Дремучего леса, которыми Димитрий любил поражать Кикиморову. Не всегда, конечно, приятно. В памяти до сих пор была свежа история с камнем, который им обоим подготовил не очень приятный сюрприз. И Дима очень надеялся, что сегодня все пойдет так, как надо. Пор бы уже доказать Ольге, что она неправильного о нем мнения и что Аспиду можно довериться. Пусть он и добивается это ради корыстной цели, но все же может быть не чудовищем и по трупам пойдет с сожалением и нежно.
Ну наконец-то. - Аспидов поднял глаза на вернувшуюся Ольгу и встал.
- Великолепно. - сухо заметил он, провожая взгляд ведьмы за окно. - Синоптики обещали, что метели не будет. Я им никогда не верил, но сегодня надеюсь, что они не ошиблись. Да и какая разница, мы все таки не в поход собрались, а согреть нас я всегда смогу.
Пропустив намек, Дима довольно улыбнулся и помог Ольге с ее шубкой.
Природа снова встретила их колющим морозцем и хлопьями снега. Вообще-то, отлична погода, чтоб предпринять прогулку. Студенты так вообще взялись за санки и прикинулись детишками дошкольного возраста. Слыша их визг где-то вдалеке, Дима поморщился и фыркнул. Кажется, за эти два месяца в Академии он снова вспомнил, что преподавание и общение с юными талантами - это не его, и очень жаль, что сейчас нельзя отчислять неугодных с глаз долой. С этого он и начал разговор с ведьмой, пока они шли по заснеженной территории Академии.
Через четверть часа, прогулка двух магов привела их к озеру, покрытому испещренным бороздами льду. Тут тоже отдыхали студенты, катаясь за ручки на коньках. Счастливые часов не наблюдают, а Аспид, кажется, совсем утратил хорошее настроение, с которым пришел к Ольге. Он, по сути, пока еще не имел права взять ее даже за руку, не то что рассчитывать на что-то, касаемо книги.
- У тебя, хотя бы, не было планов на этот день? Я как всегда вовремя об этом спрашиваю, знаю. Ну уж такой я. В любом случае, я выдернул тебя ненадолго.

+1

7

За все время их недолгого знакомства Ольга усвоила пару правил, соблюдение которых гарантировали ей вполне смирного и покладистого Аспида. Единственным, что действительно мешало ей в этом, был непростой и упрямый характер самой Кикиморовой. Она часто ловила себя на мысли, что выводить Диму из себя доставляло ей определенное удовольствие. Ощущение, которое подсказывало  ведьме о неспособности Аспидова причинить ей вред, всегда было нестабильным, и она никогда не могла с точностью сказать, что однажды он просто не прибьет ее, за неподобающую выходку, нисколько не сожалея о том. Да и сам факт сделать это голыми руками мог бы показаться ему весьма заманчивым. Только поэтому Оля терпела и даже шла на уступки, делая вид, что полностью разделяет его позицию, хотя бы относительно внезапной прогулки с утра пораньше в сибирский мороз. Правда, даже это не всегда могло уберечь от его очередного, неизвестного откуда взявшегося раздражения.
- Не думаю, что вас, когда либо особо волновало мое мнение, относительно собственных планов, Димитрий Стратимович. - Она усмехнулась, наблюдая за отдыхающими на свежем воздухе молодыми людьми. Юность это прекрасно. И как любой другой возраст имеет свои плюсы и минусы. Они веселы и беззаботны, полны сил и новых идей, для них открыты все пути и дороги, и ждет целый огромный мир. Но при этом они еще так до конца и не поняли, как краток этот миг, как быстротечно их время и не успеют оглянуться, как на смену их нежной юности придет зрелость. А с ней новые заботы, былые мечты и идеи уже не будут казаться столь перспективными и настанет пора, когда их охватит чувство легкой безысходности, усиливающее с каждым годом от осознания впустую потраченного времени. За свои годы Ольга испытала множество различных чувств, но она давно уже не помнила, что значит беззаботность. В жизни Кикиморовой это слово выпало из лексикона задолго до наступления заветной поры, оно рассеялось как дым, едва она ощутила, что осталась одна. Когда из ее жизни исчезли родители, а она так и не сумела найти тех людей, которые смогли бы заменить для нее семью. Нет, оставался отец, и мать, но они как бы существовали в другой, отдельной от нее вселенной, в которой Оле не было места.
- Даже если бы они у меня и были, - Ведьма стала растирать озябшие пальцы, в очередной раз забыла дома перчатки. Но сегодня можно было смело обвинить в этом Аспида, торопившегося покинуть ее дом. - Я бы все равно предпочла провести этот день в этой компании. Просто смирись с этим.
Снег продолжал падать с неба, затянутого нежными серыми облаками, покрывая черные волосы ведьмы серебристой пеленой. Аспидову добрых две тысячи лет, а он ведет себя как школьник, который не уверен, ходит девочка с ним гулять потому, что он ей нравится или из-за того, что он делает за нее домашнее задание. Если бы Кикиморова не хотела быть здесь сейчас, то Диме пришлось бы тащить ее силой, слушая истошные вопли или оскорбления всех мастей. И она бы не постеснялась применить силу и треснуть его канделябром по дурной голове. Она фыркнула и посмотрела на волшебника.
- Ты вот...ты невыносим! Раз ты не хочешь отнимать мое и тратить свое время на меня, тогда давай уже покончим с этим и я пойду отмечать свой день рождения перед камином. У меня ужасно замерзли руки.

+1

8

Вот что Аспидов понял давно в общении с Кикиморовой, так их абсолютное взаимонепонимание. Чего бы он не сказал, что бы он не сделал, даже от чистого сердца, если это вообще возможно в его случае, она пренепременно не поймет его, не правильно трактует, вспылит на ровном месте и заставит Диму чувствовать себя виноватым, даже если он ни разу не подаст виду. Даже сегодня, когда он дарит все свое утро ей, она умудряется обвинить его в невыносимости! А что он сделал? Или, может виновато вечное напряжение, сковывающее его древнее тело и это пренебрежение к людям, окружающих их, и заставляющее злиться и сверкать черными, как недра Ада, глазами?
Ну даже если и так, почему Ольга всегда судит так поверхностно о нем, неужели за все эти месяцы она не смогла понять две простые истины: Аспидов не всегда говорит, что думает, Аспидов не желает причинять ей неудобства. По крайней мере, не сейчас, это точно. Он все еще находится под каким-то ведьмовским мороком, завладевшим им еще в стенах отеля в канун Осеннего Бала. Все ведь могло было быть куда проще, Димитрию было не привыкать идти по головам и усмехаться в ответ на стоны, в том числе от разбитых сердец. Он так же легко лишал неугодных ему жизни, но Ольга.. С ней было все не так, словно она балансировала на этом стальном острие его холодной души, давая ему повод ее ненавидеть, и в тоже время восхищаться. Делала ли она это неосознанно, специально ли - Аспид не знал. Он копался в этом вопросе порой даже более увлеченно чем в тех, которые должны были тревожить его душу в первую очередь. Может быть, где-то внутри, старый маг отдавал себе отчет в том, что добившись ответа от дочери Вия, он легко распутает этот мистический клубок с книгами, котами да камнями.  Кстати, о камнях. Именно к старому знакомому они сейчас и шли. Практически по следам былой славы. И слушая обвинение Оли, Диме вновь на секунду захотелось придушить ее, практически на том же самом месте, что осенью. Он снова чуть более резко, чем то позволяет приличие, обернулся к Кикиморовой и пронзил ее взглядом. Его снова остановило ее бледное лицо, чуть нахмуренные в обиде брови и пронзительные голубые глаза. Маг закатил глаза, прося у серых туч терпения в этот непростой момент и слов, которые могут сгладить не только вспышку гнева Оленьки, но и его собственную.
- Ты правда предпочитаешь провести этот день со мной? - вдруг поняв смысл давно сказанных слов, Аспид вновь взглянул на Олю. Она была так же невыносима, как он сам. Она сводила с ума противоречивыми фразами, из которых трудно было понять ее истинных желаний или намерений. Ну вот что, простите, из этого правда? Ее призрение к Димитрию Стратимовичу, ее желание проводить с ним время или невыносимость Аспида? Ольга. С ней всегда все сложно. Но в этот день он решил пойти не по проторенной дорожке твердолобости и эгоизма, а уступить ей это право. День рождения, все-таки.
Еще раз взглянув на небо, которое вопреки прогнозам затягивалось серой пеленой и опускалось все ниже, Аспид плюнул на предположения и решил не портить день, уж коли она сама призналась, что его компания ее устраивает. Он вздохнул, хлопнул себя по карманам, но тоже не нашел там перчаток.
- У меня нет перчаток, иди сюда. - Убедившись, что вокруг нет свидетелей, Дима взял ладошку Ольги в свою руку и спрятал этот замок в кармане своей дубленки. Такая несерьезная, но эта близость заставила его вновь замолчать. Вернее, панически искать тему для разговора с женщиной, чья рука покоилась в его. Будь на месте Кикиморовой любая другая, Аспидов бы даже не заметил подобную мелочь и давно искрил тонкими шуточками и увлекательными рассказами.
- Ты там уже была. - шагая по белоснежным и девственным снегам, пояснил Аспид свой план. Он вновь хотел отвести Олю к камню, чтоб подарить ей то, что не способен сотворить любой маг на Земле. - Обещаю, роль Красной Шапочки играть не придется и как только ты захочешь, мы вернемся к твоему камину.
Он усмехнулся, но едва ли поверил в свои слова. Казалось, с каждым шагом непогода набирает обороты и пока только лес спасает этих двоих от надвигающейся метели. Тупые метеорологи... хотя, лишь дурак будет что-то прогнозировать в окрестностях Тридевятова.

+2

9

Сколько же можно испытывать ее нервную систему на прочность своими недовольными гримасами. Как будто бы ему за это отдельно приплачивают, если Аспид в очередной раз посмотрит на нее как на врага народа в момент свершения преступления. В конце то концов, Ольга может и не самая милая и нежная, но все-таки женщина. И ей абсолютно непонятно поведение Димитрия и чего он от нее добивается. Кикиморова даже не в состоянии определить, что вообще связывает этих двоих и какое цензурное определение можно дать их отношениям. Они не пара, между ними нет и подобия любви, и уж конечно они не друзья. Да Аспидова и Ольгу даже коллегами можно назвать с большой натяжкой. Все свое время женщина думает лишь о том, как выпутаться из этой неведомой трясины, которая с каждым днем затягивает ее все сильнее и глубже.
- Я дважды повторять не буду. Да. - Буркнула Оля на вопрос Аспидова и посмотрела в сторону озера. А почему бы, собственно говоря, и нет? Почему бы ей не желать провести с ним день? Да, он самый невыносимый мужчина, которого она когда-либо встречала в своей жизни. Он груб, резок и властен, требует, чтобы все было только так, как ему того хочется и абсолютно не интересуется мнением окружающих, но она привыкла к нему. И это, пожалуй, было основным и самым важным основанием, представляемым ею в данной ситуации. Не раз и не два Оля ловила себя на мысли, что был бы на его месте любой другой, она бы уже давно вычеркнула его из своей жизни, как ненужную строчку в рассказе. Она уже поступала так множество раз, выпроваживая мужчин и посылая их под три черты, в зависимости от тяжести ситуации, но не могла сделать этого сейчас. И то, что могло бы случить объяснением этому поведению, не просто раздражало, оно приводило женщину в состояние близкое к панике.
Ведьма не могла позволить себе признать тот факт, что ее отношение к Аспиду уже давно, каким-то магическим образом переросло в нечто большее. И случилось это давно, намного раньше, чем она сам может себе представить. До сих пор Ольга не сумела придумать себе логичного и рационального объяснения своему поведению с самого начала их знакомства. Ни то, при каких обстоятельствах оно состоялось и сам факт, что ведьма позволила незнакомцу ходить за ней по всему городу. Ни уж тем более, почему она не ушла из отеля, едва услышала его настоящее имя, почему осталась тогда с ним, впустив не только в свой номер, но и в свою постель. Это все было так же необъяснимо, как и то, почему она до сих пор позволяет Аспидову вторгаться в ее жизнь, копаться в душе, хотя возможно он и сам не до конца понимает, насколько серьезно способен пошатнуть ее душевное равновесие. Чем дольше старалась разобраться, тем запутаннее все становилось и больнее, потому что горькая и неприятная правда пробиралась наружу, еще раз напоминая о ее слабости. И Оля придумала отличное объяснение - она привыкла к Диме. Да, она просто привыкла к нему и ничего больше, никаких серьезных чувств, никакой любви.
- Спасибо. - Ольга окончательно растерялась, когда он взял ее руку в свою. Ну, вот что это все значит опять? Минуту назад говорил с ней в таком тоне, словно у них деловые переговоры, а теперь...проявляет заботу? Держаться за руки это не совсем в рамках профессиональных отношений, но возможно Кикиморова просто упустила в этой жизни. - Мы вернемся к камину?
Снег продолжал сыпаться на них с неминуемой прогрессией, что уже начало настораживать ведьму, не настроенную особо оптимистично относительно погодных условий. Хруст снега под ногами и все те же знакомые тропинки. Даже усыпанные снегом деревьям, напоминали ей о той ночи после Осеннего бала, когда Аспид привел ее к камню. К тому самому камню, который окончательно перевернул ее сознание, заставив поверить в нечто нереальное. С тех пор Оля часто вспоминала об этом, в ее памяти всплывали горящие буквы его имени, и ведьме приходилось одергивать себя, чтобы не начать всерьез верить в это предсказание. Вместе они вновь очутились на той же поляне, что пару месяцев назад, в самой чаще леса, рядом с волшебным камнем. Эти воспоминания так живо всплыли в ее сознании, что Ольга рефлекторно сжала руку Димы, словно боясь потерять его или потеряться самой. Она все еще не забыла, как он пытался бросить ее одну в лесу.
- Знаешь, когда-нибудь я буду ностальгировать по этому месту. И по тебе. Когда ты снова исчезнешь.

+1

10

Держа в кармане ее ладошку и уверенно шагая по дремучему лесу, который зимой все же казался творением сказки, Аспида все же посещали мысли достаточно темные. Обычно они таковыми становились, когда маг не видел способов решения тех или иных проблем, света в конце туннеля, если хотите. И дело тут даже не книгах и древних проклятиях, не в проблемах Академии, где исчезают дети, причины которых неизвестны и ему. Самой главной занозой в его древней голове стала вот эта женщина, которая хоть и дала ему свою руку, чувствует себя напряженной, и это напряжение передается Аспидову. Да кого он обманывает? Они друг друга стоят, потому что навряд ли настроение Ольги испортилось из-за плохой погоды, скорее Аспид обладает удивительным качеством из ничего сделать трагедию, выражая это если не словами, то таким выражением лица, от которого хочется бежать на край света. И этот факт, кстати, тоже не давал спокойствия Димитрию. Когда это он, простите, в последний раз давал эмоциям такую волю, что они овладевали его поведением? - да на прошлой неделе, в прошлом месяце, в прошлом году, наконец, когда на этом самом месте он бросил Кикиморову одну в лесу, проклиная ведьму за ее же существование. Все, абсолютно все, Ольга перекраивала в Аспиде на новый лад, хотя он не был уверен, что она отдавала себе в этом отчет. Порой он думал, что так оно и должно быть, не зря же камень изменил свое предсказание; возможно, только поменяв что-то в себе он сможет добраться до желаемого. Иногда маг даже полагал, что это естественный процесс влюбленности, когда даже в таком чудовище как он расцветает весна... В основном эта нежелательная мысль пробиралась в его темный разум, когда он смотрел на спящую Олю. Так она выглядела совсем иначе, и если при свете дня Аспид не забывал думать о подвохе от членов семейства Кикиморовых, то теми ночами, когда он оставался в ее постели, Дима верил, что между ними возможно понимание и доверие. В конце концов, он точно так же поддался предрассудку, зная, чей дочерью является Оля, хоть сам уже тысячу раз твердил ей, что он не такой, как о нем ведают книжки да трухлявый язык ее папаши.
К сожалению, к утру, вместе со сном, подобные мысли выкидывались за борт величайшими планами по захвату власти. Подобные проявления заботы и нежности, как сейчас, с трудом выживали в таких условиях и Аспид просто не позволял задумываться о сентиментальной ереси. Чтобы не делать этого и теперь, ему срочно нужно было отвлечься хотя бы разговором, но он не клеился, ограничиваясь парой бессмысленных реплик. Неужели они могут разговаривать только в интимных условиях, в присутствии хорошего вина и наглухо задернутых шторах? Видимо, даже лес не способен создать такие условия, а как бы это было кстати! Аспид скептически посмотрел на сереющее небо и все-таки пришел к тому, что им необходим камин и чем быстрее он сделает свой подарок Ольге, тем быстрее они будут в уюте и тепле.
Оказавшись на покрытой круглый год золотыми листьями опушке, Аспид и сам невольно завис, вспоминая свой последний визит сюда. Голос Оли не сразу добился его внимания, и только когда ее слова были осмысленны, Аспид снова нахмурился и опустил на Кикиморову свой фирменный тяжелый взгляд.
- С чего ты взяла, что я исчезну? - в каждом слове сквозило отрицание. Димитрию стало не по себе от того, что кто-то так легко предугадывает его действия. Конечно, ни на секунду еще Аспидов не задумывался о том, чтоб провести вечность в Академии. Он просто пришел забрать то, что ему принадлежит, а потом уйти. Не исчезнуть, а сравнять это место вместе с Кикиморовыми, Кощеевыми, Яговскими и прочим пролетариатом с землей и уйти. Громко, чтобы отголоски этого оставались в веках, как история с Камелотом, будь он неладен.
От прилива очередной волны нетерпения и жажды, рыжий огонь листвы сверкнул в черных глазах, снова делая Аспида похожим на его родителя. - Я не исчезаю. Я ушел и все об этом знали.
Он постарался не говорить о будущем, уберегая и себя, и Ольгу от очередного вранья. Вновь на секунду между ними повисла тишина и только тогда до Аспидова дошло, что его отсутствие не основная мысль в словах ведьмы. Маг проклял свою вспыльчивость и выражение его лица смягчилось, хотя он так и не нашел слов, чтоб ответить.
- Пойдем, мы еще не совсем пришли. - он пошел через опушку, мимо камня,выходя к лесу на другой стороне. Поистине магическая осенняя атмосфера у камня вновь сменилась колющим ветром и снегопадом, как только они оказались в лесу. Сжав ручку Оли по-крепче и засунув ее еще глубже в карман, Аспид тянул ведьму все дальше. Но так же внезапно все кончилось, как и началось. Они снова вышли из леса на лужайку. Она была по-меньше, чем осенняя и не пестрила красками. Немного снега все еще лежало здесь, но в воздухе уже ясно пахло весной. Легкий аромат свежей травки и сотни пастельных подснежников, укрывавших землю.
- Еще одна тайна леса, и далеко не последняя. - он довольно улыбнулся, вытаскивая руки из карманов и отпуская Олю. - Такие цветы невозможно наколдовать, куда проще привести тебя сюда. Надеюсь, тебе нравятся подснежники так же, как черные розы. Но нам лучше по-скорее вернуться домой, прогноз погоды - собачий холод.

+1

11

Каждый день, задаваясь вопросом, зачем вообще она  впуталась в эту темную историю, Ольга не находила ответов. Чем дольше она позволяла себе думать об этом, тем меньше возможностей выбраться у нее оставалось. Словно в паутине, ведьма запуталась в собственных чувствах, что уж говорить об отношении Аспидова. Оно могло меняться по несколько раз в день, по крайней мере, так казалось Кикиморовой. Еще секунду назад маг смотрел с теплотой, а уже сейчас готов испепелить ее взглядом и женщина просто терялась от всего этого непостоянства, боясь даже предположить, какой из его взглядов настоящий.
Золото листвы под ногами сияло в солнечных лучах, отражая теплоту прошедшей осени. Ольга украдкой посмотрела на Диму и едва слышно вздохнула. Он просто не понимал ее, а она не была готова говорить, с ним, открыто и прямо. И не только с ним. Люди, которых она встречала на своем пути, делились на две категории: те, что понимали ее без слов, и те, что уходили из жизни Кикиморовой так и оставшись в неведении. С привычкой недоговаривать или говорить слишком поверхностно и туманно Ольга ничего поделать не могла, но она старалась. Иногда так сильно старалась, что фактически становилась абсолютно искренней с Аспидовым, а он в очередной раз делал вид, что ничего не произошло. И в такие моменты ведьме становилось до жути обидно, от непонимания того, хочет ли он преднамеренно закрывать глаза на ее слова, или это просто неумение слушать и слышать. Вот и сейчас Дима уловил лишь в ее репликах лишь то, что посчитал нужным. И конечно же выбрал не самое лучшее. В который раз она просто промолчала, не найдя нужных слов, прекрасно понимая, что они просто не нужны. Все его вопросы были риторическими.
- Как скажешь. - Даже если бы он не тянул ее за собой с такой настойчивостью, Оля все равно пошла бы за ним, как сделала это несколькими часам ранее, покидая теплый и уютный дом. Но даже в этом он не увидел ничего хорошего. Хотя ведьма сделала невозможное для себя и променяла камин и горячий чай на Аспида и лютый мороз. Стоило признать, что от его рук, так или иначе становилось теплее, и на доли секунды она забывала, как сильно хочет закопать его в ближайшем сугробе. - Дима...Оу.
Только она уже хотела пробурчать что-то о необходимости быть нежнее и объясниться уже в конце то концов, куда он ее ведет, как перед глазами ведьмы предстал чудесный весенний пейзаж. Легкий свежий запах мокрой земли, от таящего снега и едва уловимый, но ощущаемый аромат весенних цветов. Они так неожиданно и быстро меняли времена года, что от последнего перехода из зимы в весну, Ольга даже растерялась. Это было слишком даже для нее, привыкшей к различным чудесам и магическим тонкостям их мира, но Аспид умудрялся каким-то невероятным образом преподносить ей все новые сюрпризы.
- Я надеюсь, - бесцветным голосом начала Оля. - Что эти цветы не станут предсказывать мне будущего. Я еще от первого раза не отошла. - Еще несколько секунд ведьма рассматривала усыпанную нежной зеленой травой и голубыми подснежниками поляну. - И они прекрасны. Спасибо за подарок, Дима. - Она повернулась к Аспидову и легонько поцеловала его в уголок губ. - Пойдем, я не хочу замерзнуть в лесу.
Ведьма так и не решилась прикоснуться к чудесным цветам. Ей было жаль портить такую красоту, и было немного не по себе, от мысли, что и это волшебство Аспида обернется дня нее чем-то шокирующим. Первой Ольга решилась покинуть весеннюю поляну, выходя в заснеженный лес, поправляя воротник и вновь ощущая морозный ледяной воздух сибирской зимы. В лицо сразу же ударил ветер знатной порцией снега, Ольга замерла, в ожидании Димы и в душе поселилось неприятное предчувствие. Особенно оно обострилось, когда она осознала, что сапожки уходят под снег значительно больше, чем несколько минут назад, когда они сюда пришли.
- Тебе не кажется, что стало как-то слишком уж...снежно? - Женщина посмотрела на Аспидова так, словно он один мог тот час же дать ей точную метеорологическую сводку и разогнать руками тучи. Казалось, метель лишь усиливается прямо на их глазах и от этой мысли Ольга рефлекторно отступила ближе к мужчине и взяла его за руку. - Мы так не договаривались. Ты знаешь, как тяжело выйти из леса в такую погоду, тут не разобрать дороги.

+1

12

Вот почему ему так приятно от того, что Оле нравится его подарок? По-настоящему приятно, он доволен и не прочь повторить такое? А ведь делал он это от всей души, это не было просчитанным шагом. Просто поздравил ведьму с днем рождения особенным образом. Нет, с этим пора завязывать, Аспид.
Но он все равно не мог смотреть на Кикиморову не улыбаясь. Слава богу, в исполнении Аспидова это не выглядело смешно, вполне сошло за его дежурную усмешку, хоть было это совсем не так. Похоже, за последние полторы тысячи лет он забыл, как это вообще, искренне улыбаться. Но Ольга, кажется, не заметила этого, иначе бы не поцеловала Диму. Для него это было неожиданностью, слишком стихийно. Если бы великий маг современности мог краснеть, он бы непременно стал похожим на рака, но Аспидов лишь удивленно вскинул брови и затаил дыхание.
- Да, всегда пожалуйста. - потерянным голосом ответил он ведьме и пустым взглядом уставился на усыпанную цветами землю. - Ты не возьмешь их?
Нет? Ладно. - достаточно было от Оли легкой улыбки, чтоб узнать ответ. Аспид не мог не почувствовать укол разочарования - тащились сюда через непогоду, чтобы просто посмотреть на них? А может они и не так понравились Ольге.
Он снова непроизвольно изменился в лице, забыв про поцелуй, заставший его врасплох. Чувствуя спиной, как Ольга покидает поляну, Дима все-таки присел и тайком сорвал один подснежник. Что-то подсказывало магу, что он еще пригодится ему, может не сегодня, может через несколько лет... Сняв зубами перчатку, Аспидов заморозил цветок и спрятал его во внутреннем кармане куртки. Едва ли его холодно сердце сможет растопить лед, особенно в такую погоду.
Димирий нагнал Кикиморову на краю весны и лютой январской непогоды, уже нахально хозяйничавшей в непроходимом дремучем лесу. Верхушки елей качались под давлением снежной бури и скрип вековых деревьев сливался в страшной мелодии. Если бы Дьявол любил холод, Аспид мог бы поставить все на то, что это его рук дело. А так приходилось списать все на совпадение. Он тяжело вздохнул, понимая, что дорога к домам им предстоит тяжелая. Лучше, пожалуй, переждать у камня, но когда Аспидов отступал? Даже перед стихией. Тем более, что он уже несколько минут жил желанием скорее оказаться у камина и забыть об этом походе.
- Оленька, я хоть и великий волшебник, предсказать погоду не могу. Признаюсь, надеялся на профессионалов, они обещали немногочисленные осадки. - Он обескураженно посмотрел на свою дубленку, которую за считанные секунды покрыло белой коркой. До жути неприятный колючий снег, бивший прямо в лицо. Идти навстречу ветру все равно, что сопротивляться гравитации. Он поймал ее руку и крепко сжал. Пальцы у ведьмы уже были ледяные, хотя совсем недавно они грелись на весенней полянке. Дима спрятал руки в карман, помешкал и вытащил из него свою перчатку. - Надевай на ту руку. Нам придется пойти в другую сторону, чтобы ветер был в спину. Скорее всего мы выйдем недалеко от Тридевятово.
Наверное. Он сам не был в этом уверен, потому что ни разу не ходил этим путем. Да и разобраться тут, куда идти было довольно сложно. Но в конце-то концов, у них нет выбора. Он сюда привет Кикиморову, ему и назад ее вести.
Они пошли обратно, огибая весеннюю полянку и не обмениваясь ни словом. Последнее скорее потому, что идти по сугробам было тяжело, а тратить силы на беседы в таком случае не самое удачное решение. Прошло более получаса, буран усиливался, это чувствовалось даже среди деревьев. На часах еще не было и часу по полудню, небо не было видно через снег и лес медленно тонул в сумерках. Не сама приятная атмосфера, а если еще вспомнить о всякой нечисти, проживающей в этих лесах... Остается надеяться лишь на то, что и она прячется от бури. А Аспид, чем дальше шел, ведя за собой Олю, тем больше убеждался в бесполезности своих действий. Он терял уверенность в своих действиях и это начало бесить мага. Вдруг он резко развернулся и посмотрел на ведьму так, будто хотел разнести все вокруг к чертям. На самом же деле его желанием было как-то поддержать Кикиморову и извиниться, что ли. За то, что они застряли тут.
- Мы не пойдем дальше. - Его взгляд скользнул по ее лицу и где-то за спиной разглядел ствол могучего дерева. Это было очень кстати, хотя едва ли это спасло их. Он потянул ведьму в сторону и оказавшись у дерева, выбрал место, более всего защищенному от снега. Аспидов с грустью посмотрел на их никчемное убежище и без лишних разговоров подтолкнул Олю к стволу. Она оказалась в расщелине, между деревом и Аспидом. Он сделал шаг к ней, одновременно расстегивая дубленку и прижимая ведьму к себе. Необходимая мера, чтоб защитить их обоих от ветра. Всем своим телом Аспидов почувствовал холод от одежды Оли, поморщился, но еще сильнее прижал ее к себе.
- Так-то лучше... - тихо сказал он, чувствуя на своем лице ее дыхание. - Придется ждать, когда твоя сестричка наиграется с непогодой.

+1

13

Непогода только усиливалась, и Оля уже заведомо знала, что куда бы они сейчас ни шли, все в общем-то не имело значения, вокруг будет одна и та же картина. Бескрайняя снежная пелена застилающая лес и стеной падающий снег, усиленный ветром, мешающий разглядеть дорогу впереди себя на расстоянии вытянутой руки. Кикиморова даже догадывалась, что и сам Аспидов осведомлен об этом не хуже ее, но почему-то мужчине вздумалось играть в героя и вместо того, чтобы вернуться на весеннюю поляну и переждать там непогоду, они двинулись в противоположенном направлении.
- Скорее всего.. - иронично протянула Оля, покорно надевая перчатку Аспида и идя с ним по направлению ветра. Это нисколько не облегчало их участи, просто уже достаточно давно зная Диму женщина усвоила урок и лучше не сообщать ему грустной правды, пока он не будет готов к этому.
Как существо теплокровное, что бы там про нее не говорили студенты и коллеги, ведьма все же чувствовала, как суровый январский мороз пробирается к самому сердцу. И с каждым вдохом создавалось впечатление, что твои легкие буквально покрываются корочкой льда, как и все другие органы, вынужденные поддерживать жизнь. В миг потемневшем от царящей в нем бури лесу было непривычно и страшно, от чего Оля старалась как можно ближе находиться к Аспиду, не менявшемуся в лице на протяжении всей дороги. Нет, ну это просто невыносимый тип! Затащил ее в чащу леса, уже в который раз (!), и в который раз, ей грозит не хилая такая опасность виной которой его ослиное упрямство и самоуверенность. В прошлый раз Аспид пытался "забыть" ее в ночном лесу среди неведомой живности этих краев, теперь же в его планы явно входило заставить ее замерзнуть до смерти. А дома так хорошо, в камине потрескивают поленья, теплый плед ждет ее как верный пес на любимом диване, и, наверняка, горе поздравители уже вспомнили о Дне Рождения несчастной Кикиморовы и пытаются отыскать именинницу, проклиная ее на чем свет стоит, вполне резонно предполагая, что ведьма просто не хочет реагировать на всех их попытки связаться, ведь такое уже было и не раз. И самое обидное, что Оля даже не сможет сказать им правду о том, почему она так поступает, ведь не сообщать же всему миру о том, почему в свой праздник она шляется с Аспидовым по сомнительным лесам. Его то никто не хватится, скорее возрадуются, что эта головная боль хоть на день куда-то пропала, а вот Ольга не была уверена так же на свой счет. Если же папенька вспомнит о рождении дочери, пиши пропало. Не скажет же она отцу о том, что бродит неизвестно где с его врагом, да еще и в свой собственный праздник. Не заявит о том, мол прости папа, я давно уже состою в каких-то там отношениях с человеком, которого ты ненавидишь. Прости папа. Но Вий, если и вспомнит, то не ранее десяти часов вечера.
- Что? - Она так погрязла в своих мыслях, что резкий разворот Аспида к ее персоне застал ведьму врасплох. Сильнее сжав его руку в кармане дубленки, ведьма растеряно обернулась. - Ну хорошо.
Если до этого момента Аспидов не особо уверенно водил их по лесу, то теперь в его действиях появилось намного больше четкости. По крайней мере, так показалось Кикиморовой, когда она оказалась зажата между деревом и мужчиной. Стало внезапно немного тише, и в этой звенящей тиши она слышала свист ледяного ветра за пределами ее укрытия. Маг так крепко прижимал к себе женщину, что даже сквозь шубу она почувствовала тепло его тела, и Кикиморовой стало не по себе от его близости. Будь это в другой ситуации, ведьма относилась бы ко всему иначе, а так Оле было неловко и непривычно.
- Зная ее характер...мы надолго тут застряли. - Она улыбнулась и посмотрела в глаза Димы, но тут же отвела взгляд. Слишком уж близко. - Ты не замерзнешь так? Знаешь, когда мы окажемся дома, тебе придется зайти ко мне в гости на чай. В конце концов, великий Аспид ради меня поплелся в эту лесную чащу и теперь вынужден мерзнуть в моей компании. Или глинтвейн. У меня есть бутылка отличного вина. И я не помню, остались ли дрова в камине...- У нее начался какой-то нескончаемый словарный поток абсолютно бессвязных реплик. - Я все равно рада, что ты рядом со мной сегодня.

+1

14

Впрочем, все теперь было не так плохо, как уже было подумал Аспидов. Когда ветер с колючим снегом не бьет тебя по спине, не морозит затылок и не прокрадывается за ворот, когда ты очутился в греющей не только тело, но и душу близости, жить можно. Даже улыбнуться, тая от блаженства, если такое вообще возможно в эту непогоду. Оказавшись лицом к лицу с Кикиморовой, Аспиду даже показалось, что ветер стих. Между ними создалась приятная тишина, тепло от дыхания Оли и даже мокрый свитер, прилипший к телу, отказывался вызывать дискомфорт. Скорее, было приятно от того, что скоро его тело почувствует жар их прикосновения. Аспидов улыбнулся как мартовский кот, разжал свои объятия и скользнул рукой вниз по шубке Кикиморовой, ловко справляясь с ее застежками. Через секунду он, все так же улыбаясь, прижался к ведьме еще ближе не без удовольствия наблюдая за тем, как она реагирует на эти его действия. Она замолчала, почувствовав неприятное прикосновение мокрых одежд Аспидова и замолчала.
- Раз уж ты говоришь, что долго...  Погреюсь тоже. Так я еще ближе.
Сколько раз он уже видел эти глаза в такой близости, в обстановке более подходящей для созерцания их красоты и чистоты? Но ни разу не было столько времени, чтобы разглядеть их забавные узоры – преплетение голубых и синих кристалликов в идеальном сочетании. Чтобы любоваться этим, однако, нужно было еще постараться. Ведьма все время отводила взгляд, тыкаясь им в его воротник или голую шею – больше никаких возможностей для маневра. Диму это, почему-то только умиляло. Он всегда видел ее, Ольгу Викторовну, как даму, не склонную прятать взор или стрелять глазками. Она всегда смотрела прямо, даже на него, грозясь порой прожечь его синим льдом. Даже в минуты их близости Ольга не теряла этого качества – неприклонной, неподвластной и гордой дочери Вия, а по совместительству и декана одного из факультетов. Не зря, ох не зря она хотела место по-выше, ей это по зубам. Аспидову давно стало это понятно, но только сейчас его посетила тревожная мысль. Была уже в его жизни такая женщина. Очень, очень давно это было и те воспоспоминания давались сейчас Апиду тяжело. Его лицо потеряло то пятиминутное блаженство и подрстковую улыбчивость, но и на смену этому не пришла привычная маска великого и беспощадного. В глазах Димы появилась грусть и боль. Ими он смотрел на Олю, все еще старавшуюся не встречаться с ним взглядом, а потом не выдержал, поднял руку, коснувшись ее подбородка и развернул к себе. Ее ресницы, как рылья воронов, вздрогнули.
- Оленька, почему только сейчас я вижу тебя настоящую? – прошептав вопрос, который должен был остаться лишь в его мыслях, Аспидов провел пальцем по ее щеке. Ни тогда в номере отеля, ни на Осеннем балу, ни в ее домике после него, ни в десятке ночей наедине он не видел ту женщину, которая бы не думала о власте, амбициях и людском трепете. Он не видел в ней теперь какое-то препятствие, поняв, что есть еще в ней нечто естественное и чистое. Ее еще можно спасти от участи Морганы, разрушевшей его жизнь, жизнь целой страны и своей собственной. Он не считал себя виноватым в ее истории, но сейчас понял, что в его силах было изменить судьбу ведьмы, а заодно предотвратить все последующие события. Может, теперь самое время засунуть свое единоличие и эгоизм поглубже, да сделать хоть одно доброе дело? Ольга же сможет сойти с этой дорожки, ведущей ее прямиком в Ад, он способен дать ей все, что она желает, его душа и так уже обречена. Он бросит к ее ногам академии, страны, мир, лишь бы она не сама добивалась этого, разрушая себя. Пусть это будет.. во имя любви.
Димитрий поморщился от этого слова, всегда вызывавшего в его сознании неоднозначную реакцию, но тут же как-то застенчиво и просто улыбнулся, теперь уже сам отводя глаза в сторону и рассматривая кору дерева. Он тут же вспомнил, где вообще находится и что Оля явно не в состоянии толковать его переменчивое настроение.
- Я всегда знаю, что сказать. Мое прошлое настолько богато на речи, не всегда правдивые, но все без исключения  исторические. Сегодня будет большое исключение: правда, о которой никто не узнает. И, я не знаю с чего начать, Оля... Чего ты хочешь? Я сделаю все ради тебя, клянусь. Клянусь камнями Камелота, только будь со мной. Будь моей, я, кажется, люблю тебя...
Он растерянно моргнул и сам не заметил, как все это время тонул в синей глубине ее очей и впервые говорил то, что думает.

+1

15

Ну и с чего это она так разнервничалась? Не в первый раз Аспид находится так близко и не первый раз он обнимает ее. Это происходило не единожды, начиная с той самой ночи, перед Осенним балом, и тянется уже несколько месяцев. Как в бреду Ольгу тянет к этому мужчине, не смотря на все внутренние опасения и очевидные факты его биографии. Ни смотря на убеждения и угрозы отца, от которого сложнее других утаить правду их запутанных отношений с его врагом. Вий постоянно твердит дочери, что она должна держаться подальше от Аспидова, о том как опасен этот тип и сколько горя он еще принесет его маленькой девочке. Да, представьте себе, впервые за три сотни лет он произнес именно такое словосочетание. В тот самый момент Оля поняла, насколько сильно доведен ее папенька и как люто ненавидит Димитрия, привнося в, и без того запутанные, отношения Кикиморовой и мага, еще больше сумбура. В какой-то момент она внушила себе, пытаясь хоть как то упорядочить все происходящее, что их отношения не более значимы, чем ее отношения с любым мужчиной до него. Ей так удобно, он всегда где-то рядом, он нужен ей сейчас...просто на какой-то период времени, а потом...Потом он может делать все что хочет, идти с кем и куда хочет, может даже в очередной раз исчезнуть. Ей все равно. Ольга не будет тосковать или переживать, не станет скучать или думать о нем. Да, ей просто так удобно - уговаривала себя каждое утро, с сожалением оставляя его постель. Как отлаженный механизм, эта изо дня в день повторяемая мантра помогала ведьме оставаться на плаву. Так почему сейчас, в его, уже таких привычных объятиях, она ощущает себя глупой и растерявшей девчонкой, не способной произнести хоть одну внятную фразу.
- Ближе и теплее. - Неприятный холод пробирает до костей, от промокшей от снега одежды. Это ненадолго, не пройдет и каких-то несчастных пары минут, как снова станет тепло и уютно. Она протягивает руки, проскальзывая под дубленку, обнимая мужчину, скрещивая руки у него за спиной. Прекрасный день рождения, застрять в каком-то зачарованном лесу, в снежную бурю, да еще и в такой компании. Весь этот день начался как-то не правильно, не так, как должен был. Словно переступив порог ее дома, Аспид нарушил какой-то давно задуманный кем-то сценарий, по которому следовало проживать этот праздник. А он просто взял и перечеркнул его, развернул сюжет на сто восемьдесят градусов, меняя всю историю в корне.
Когда Дима заставляет ведьму посмотреть на него, Ольга неуверенно молчит, глядя в глаза магу и не находя ответа на его вопрос. Откуда ей знать, почему он видит и что он видит сейчас? Сама она давно уже не помнит, какой настоящей должна быть, за сотней надуманных масок, что скрывают истинный облик дочери Вия. Для всех она такая, какой ее желают видеть. Для каждого существует свой образ, своя маска, за которой не должно быть ничего, ни боли, ни радости. Холодная и властная госпожа Кикиморова, дочь основателя академии, декан факультета, преподаватель. У Ольги много регалий, много привилегий и нет ни одной, которая была бы в радость именно ей. Но Аспидов продолжает что-то говорить и с каждой новой фразой становится все более не по себе. Каждое слово врезается в сознание, оставляет отпечатки на сердце и в душе. Возникает чувство, что чем дальше, тем страшнее и ужаснее, неизбежнее.
- Ах...- Неуверенный вздох, все, на что она была способна в эту секунду. Оля не просто не могла поверить своим ушам, она готова была списать все на игру собственного воображения, но только не осознать, что это все происходит в действительности. Аспид? Димитрий Аспидов любит? Дочь Вия? Ее? В голове что-то щелкнуло, а в душе стала разрастаться настоящая буря, и на секунду дыхание остановилось, погружая их в звенящую тишину. - Что? - На выдохе произнесла ведьма, в надежде, что ей не послышалось. Странное чувство, когда происходящее настолько не совпадает с привычной реальностью и так похоже на сказку, что тебе еще больше хочется верить в эту неуловимую иллюзию. - Ты меня любишь. Хорошо... Дима, я не знаю, что должна сказать. Это невозможно, ты ведь...- Ее охватила настоящая паника, вот только бежать ведьме сейчас было некуда, а даже если бы и было, гордость и самообладание не позволили бы сделать этого. Привычная полуулыбка появилась на лице ведьмы, защитная маска, помогающая маскировать эту бурю. - Ведь я не должна тебя любить. Так почему я делаю то, чего не должна?

+2


Вы здесь » Открытая Колдовская Академия им. Кикиморова » Взгляд в прошлое » Лишь до тех пор, пока не пойдет снег…[05.01.2013]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC