Открытая Колдовская Академия им. Кикиморова

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Хуже не бывает [02.12.2012]

Сообщений 1 страница 30 из 39

1

Название: Хуже не бывает.
Участники: Люк Лауфейсон, Александр Велиар.
Время и место действия: 02.12.2012; Тридевятово, ресторан "Магнолия".
Краткое описание событий:
- Могло бы быть хуже.
- Как?
- Мог идти дождь.
/Звук Грома. Ливень/
*"Молодой Франкенштейн.

Очередность постов: Люк Лауфейсон, Александр Велиар.

+1

2

одет так

По радио какая-то девица с тонким, пронзительным голоском пела о потерянной и вновь обретённой любви, и о том, как разрывается на части её сердце. Ещё немного, и на части обязательно разлетелись бы барабанные перепонки Локи.
- Ты не мог бы переключить..?
Рыжий не успел ещё договорить, как Крис, не поворачивая головы и не отрывая взгляда от дороги, одним щелчком сменил канал.
- Вот спасибо…
Писклявая баба уступила место мужчине с модуляциями более приятными для слуха, да и сам ритм песенки звучал куда живее. Лофт расслабился было, откидываясь на спинку пассажирского сидения, но, как вскоре оказалось, это была очередная подстава. Трикстер поморщился, как от зубной боли, успевая сменить волну, до того, как коварный певец закончил выводить сотую, что ли, по счёту "любооооовь" за этот день оскорбившую уши несчастного божества лжи и беспредела. Новая станция встретила мощным потоком тяжёлого бита, но всего через несколько секунд стало понятно – и тут наёб.
Локи сдался и с тихим вздохом уронил руку на колено. Сквозь грохот музыки ему послышался едва уловимый смешок, и трикстер украдкой бросил подозрительный взгляд на шофёра. Лицо нага было спокойным и невозмутимым, как обычно, глаза смотрели строго вперёд, сквозь лобовое стекло в раннюю зимнюю ночь.
- Просто выруби его на хер…
Пробормотал Лофт, отворачиваясь, разглядывая дома и дорогу, обгонявшие их автомобили, проносившиеся мимо и собственное смутное отражение. Настроение было отвратное, а он ведь всего лишь два часа как встал. Впрочем, в последнее время он частенько бывал не в духе, хотя замечал это, пока что, один лишь "сторож" трикстера, да и на том спасибо. По крайней мере, Кристьян никогда не совал нос в чужое бельё. Наверняка змей считал это попросту негигиеничным.
Радио, наконец смолкло, и тишину теперь нарушали только привычные звуки дороги, да тот, минимальный шум, что производили двое мужчин в салоне.
- Я только не могу понять… - Локи заговорил первым, выдержав небольшую паузу, в течение которой рыжий, по всей видимости, продолжал кипеть гневом праведным, что ему теперь не терпелось излить на кого-нибудь ещё. – Что, неужели в мире совсем нет других тем?
- Ну, есть ещё политика, - ответил Крис неторопливо, равнодушно дёрнув плечом. – Охрана окружающей среды. Расовая и прочие дискриминации… Просто у людей не так много фантазии. Сложно написать хорошую песню о том, как последний тюлень умирает заклёванный пингвинами из-за того, что он был не таким как все.
Тот факт, что наг безошибочно угадал, о чём думает его спутник, хотя между ними не было сказано ровным счётом ничего, что могло бы навести на подобную мысль, Лофта ни капли не удивил. В конце концов, Крис знал его, как облупленного и трикстеру даже казалось порой, что его надсмотрщик, успевший, за долгих восемьдесят лет каким-то непостижимым образом стать к тому же другом, временами может с большой долей вероятности предсказать даже самого мистера Непредсказуемость. Так или иначе, взаимная эмпатия между этими двумя была делом обыкновенным.
Поражало другое.
- Почему тюлень? – с лёгким недоумением переспросил рыжий.
- Ну пусть это будет морской котик. Или белый кит, - спокойно хмыкнул наг. – Не в этом дело.
- Угу, - угрюмо проворчал Лофт. – Значит, теперь мне придётся смиряться и терпеть целую вечность? Во имя выживания популяции морских котиков?
При этих словах Крис даже соизволил бросить на своего спутника взгляд, в котором ясно сквозило глубокое сомнение, относительно способности трикстера "смиряться и терпеть".
- Могло бы быть хуже, - наконец подытожил Кристьян, возвращая своё внимание дороге.
- Каким образом?
- Мог пойти дождь, - пояснил наг, явно рассчитывая прикрыть тему этой шуткой.
Локи скептически усмехнулся, сползая вниз по сиденью, неуютно ёрзая в своём новеньком пиджаке (старый и единственный был посеян где-то в лабиринтах под зданием академии). Вечер ещё не начинался, а ему уже хотелось стащить с себя это персональное орудие пыток.
По крайней мере, там будет выпивка. Много выпивки.
И, после этого, похмелье.

***

Ресторан со знойным южным названием "Магнолия" располагался на одной из центральных улиц Тридевятово. Здание ресторана было выстроено где-то в шестидесятые годы прошлого века, и представляло собой довольно примечательную конструкцию из бетона и стекла. Оно имело непривычную цилиндрическую форму и возвышалось на два этажа. Первый был почти сплошь окна, от потолка до пола, открывавшие вид на внутренний холл и два меньших зала, отданных под бар и кофейню.
Второй этаж, как бы слегка нависавший над первым, выглядел гораздо строже и не столь вычурно-элегантно. Окна там были самые обыкновенные, не превосходившие высотой и шириной пределы разумного и необходимого для естественного освещения. Впрочем, шторы во втором этаже практически никогда не отдёргивали. Светлая ткань с каким-то приятным ненавязчивым рисунком драпировала все три зала ресторана, оставляя ощущение лёгкой кокетливой тайны. Почему не пустить немного солнца в эти роскошные трапезные? Что за непотребство творится там, раз его надобно скрывать от глаз?
Хотя, что уж там, известно какое. Цены в "Магнолии" не просто кусались, они сразу же загрызали насмерть. При этом ни залы ресторана, ни более демократичные кофейня и бар, никогда не пустовали, принося владельцам стабильный доход. В каждом городе есть такое заведение, которое излучает таинственную притягательность для всех обывателей, вне зависимости от уровня достатка или интеллекта. Столоваться в "Магнолии" раз в месяц или хотя бы выпить там чашку кофе, или пропустить стаканчик чего покрепче считалось в Тридевятово не просто обязательным, но если бы кто-то отказался от этого ритуала, то можно было бы его счесть человеком гнилым, никуда не годным и до крайности бескультурным. Собакой, в общем, какой-то, а не человеком.
Каждого приезжего гостя обязательно тащили сюда погреться и подышать дивным запахом отварных омаров под каким-нибудь заморским соусом, первым же делом, после осмотра основных достопримечательностей городка, - трёх памятников (один из которых, между прочим, запечатлел в граните некое невиданное зверьё, не то птицу, не то жабу с крыльями, и никому на свете, наверное, не было ведомо, что сия фигура изображала), центрального банка и драматического театра, имени М. А. Мельпоменовой. В общем, ресторан пользовался популярностью не малой и, не смотря на свои столичные замашки, банкротиться не спешил.
Основной доход, однако, владельцам "Магнолии" приносили всяческие торжества и банкеты. Гульнуть на широкую ногу всякому было приятно, а сделать это наилучшим образом можно было именно здесь. За качество обслуги и безупречность разнообразной, изысканной кухни можно было не волноваться. К тому же, было тут как-то уютно, по-домашнему, что ли, не смотря на весь шик и блеск. Ну и, конечно же, наличие комфортных приватных кабинок в одном из залов не могло не прельщать гостей из разряда тех, кто уже порядком выпил, но домой, покамест, не торопиться, жаждая "продолжения банкета" в ключе несколько более интимном и требующем известного уединения.
Как раз сегодня в "Магнолии" гуляли юбилей ректора знаменитой академии Им. Кикиморова, самого Виктора Афанасьевича. Фигура эта была в городе весьма заметная и, некоторым образом, местная знаменитость, хотя обретался господин Кикиморов, всё больше, по заграничным командировкам, и в родное Тридевятово наведывался нечасто. Тем больше поводов было расстараться, чтобы устроить праздник на славу. Ну а для приглашённых отметить круглую дату (какую именно, никто тактично уточнять не стал), большую часть которых составляли профессора и работники всё той же академии, это был отличный повод гульнуть на халяву, первый раз за богатый на всякие празднования месяц. Потому что бесплатный обед любят не только русский, а преподавательский состав данного учебного заведения являл собой пример удивительного интернационализма.
Локи и Кристьян явились одними из последних, не смотря даже на всегдашнюю собранность и пунктуальность нага. Впрочем, официальная часть празднования пока что не началась, и собравшиеся уже гости развлекались канапе, аперитивом и ненавязчивым злословьем, которое всегда было пикантной приправой к любой трапезе. Кое-кто, однако, уже успел нажраться в хлам, но этот инцидент тактично замяли. Лофт не успел даже разглядеть, кого это выносили под белы рученьки, спуская с парадной лестницы в холл и, мимо раздевалки, прямиком в не по-сибирски тёплый декабрьский вечер.
- Рыжий, - голос Криса отвлёк его внимание. – Веди себя прилично.
Строго предупредил охранник трикстера, поправляя ворот рубашки своего подопечного. Было ли то связано с данной неприятной сценой, или же наг пытался таким образом предупредить катастрофу, которая всенепременно назревала, стоило Локи, спиртному и девочкам оказаться собранными вместе под одной крышей, - но он просто должен был это сказать, зная даже, что вряд ли добьётся желаемого результата.
- Да, мамочка, - усмехнулся Лофт уголком рта, жадно озираясь по сторонам.
К слову о девочках, сегодня в "Магнолии" было на ком отдохнуть глазу. Никаких студенток, только взрослые красавицы, и трикстера это более чем устраивало. Конечно, все эти дамы знали, что он из себя представляет, но… разве это когда-нибудь хоть кого-то останавливало?
Оставив в холле свою верхнюю одежду огненный бог и его личный змей поднялись в Белый зал, самый большой из трёх, где должен был происходить первый акт действа.
Просторное помещение, пригодное для того, чтобы давать тут балы, если только вынести прочь всю мебель, в самом деле, прямо-таки сияло белизной, создавая торжественный настрой даже в самом угрюмом сердце. Белыми, с тонкими сероватыми прожилками, были мраморные плитки, выстилавшие пол. На белых, с тонкой позолотой, стенах тут и там развешаны были огромные зеркала в золочёных рамах. Белый свет лился с потолка, озаряя всё это великолепие, вместе с белоснежными, чуть ли не хрустящими от свежести, скатертями, укрывшими круглые столики и множеством белых ваз с цветами, изобильными не по сезону, распространявшими в воздухе чудесный тонкий аромат.
"Бело и благостно, прям как в аду", успел подумать Локи, присаживаясь за один из столиков, где стояла карточка с его именем. Крис, отправившийся занимать место на противоположном конце зала, кинул напоследок подозрительный взгляд на лицо рыжего, которое было сама невинность. Разумеется, Лофт не мог иметь никакого отношения к порядку рассаживания гостей, верно? Сдержанная улыбочка на губах трикстера немедленно погасла, стоило только его взгляду упасть на парочку за соседним столом, сидевшую прямо у него на виду. Нет, если бы он распоряжался празднеством, вряд ли бы Локи устроил так близко от себя этих.

Отредактировано Люк Лауфейсон (2013-10-12 16:34:14)

+1

3

Саша

http://s4.uploads.ru/t/xcF90.jpg

Ирина

http://s4.uploads.ru/t/dWco2.jpg
http://s5.uploads.ru/t/56TaQ.jpg

Начало зимы в этом году в Сибири выдалось на удивление мягким – температура колебалась около нуля, правда не поднимаясь выше него, но и не опускаясь ниже минус пяти. Белый хрусткий снег, периодически вытаптываемый горожанами и их «железными конями» никак не желал оставаться невзрачно серым и периодически подсыпал порцию себя красивого, укрывая свежим белоснежным покрывалом всю грязь места, где обитают люди – существа не знающие меры в загаживании окружающего мира. Вот и сейчас, недавно сыпанувшая из закромов красавицы-зимы белая крупяная взвесь мягкими хлопьями укутала землю. До общего тракта они с Ирочкой ехали по белоснежному полю без намёка на то, что здесь вообще обитают люди, в немалом надо сказать количестве.
Девушка была ослепительна в коротком коктейльном платье цвета молодой листвы, что изумительно подчёркивало фарфоровую бледность её кожи и огонь медных волос, собранных в высокую причёску так, что лишь несколько непослушных локонов падали на шею. Она немного нервничала и непрерывно теребила край меховой накидки, которая до поры согревала точёные плечи. Сегодня, Александр впервые пригласил Ирину с собой на официальное мероприятие, проходящее в коллективе академии, что было прямым указанием на серьёзность их отношений. Нет, периодически, выбираясь в город, они встречали коллег Велиара, и тот представлял спутницу как «свою девушку», а вот теперь предстояло «показаться на глаза» всему «аквариуму с пираньями», как иногда шутил бес.
Естественно столь значительное мероприятие требовало особого платья, причёски и макияжа. И если наряд Ксандр организовал для Ирочки сам (имея неплохой вкус и достаточно финансов, он мог заказать платье и туфли хоть из Парижа), то со всем остальным, девушке пришлось разбираться самостоятельно. И надо сказать, получилось великолепно. Вот только несобранность и суматошность Ирины едва не свели насмарку все труды, благо Сашка зная такую особенность своей подруги рассчитывал время с двухчасовым запасом на различные непредвиденные обстоятельства, что весьма пригодилось, и они приехали в ресторан в числе первых.
Припарковав автомобиль, Велиар помог выбраться из машины спутнице и они отправились в банкетный зал. Раскланиваясь с коллегами, расточая любезные искренние и не очень улыбки, блондин не забывал подбадривать Ирину, легко сжимая прохладные тонкие пальчики. Аперитив, пришедшийся как нельзя кстати, немного расслабил рыжеволосую красавицу, и она заливисто смеялась Сашкиным ремаркам, припасённым для всех и каждого. Раскрасневшаяся от спиртного и многочисленных знаков внимания со стороны Велиаровых коллег, девушка начала вести себя более свободно и расковано.
Столик, на котором стояли таблички с их именами оказался в весьма удобном месте – открывался хороший обзор на сцену – место проведения официальной части, и на весь остальной зал.
Ксандр продолжал рассказывать Ирине про вновь приходящих гостей на ушко, обдавая горячим дыханием нежную кожу. Девушка чуть ёжилась от столь интимной близости, но отстраняться не пыталась.
Мимо их столика прошёл Крис, кивнув приветственно Велиару и его спутнице. Задерживаться для вежливого разговора он не стал, вот-вот должна была начаться официальная часть, а его посадочное место, похоже, было в другом конце зала. Бес метнул осторожный взгляд в сторону, откуда пришёл наг, и действительно, совсем рядом с ними, буквально за соседним столиком, на стуле вальяжно развалился рыжий плут. Лицо блондина вытянулось, и Ирина заметив изменение в настроении своего мужчины посмотрела в ту же сторону.
- Ой, а это кто? – Пытаясь привлечь внимание Велиара, она крепко сжала пальчики на плече мужчины, не по-женски сильные, надо сказать пальчики. Видимо сфера деятельности накладывает определённый отпечаток на человека, дажде если этот человек милая хрупкая барышня.
Сашка нехотя ответил, попытавшись придать лицу абсолютно спокойное и умиротворённое выражение:
- Это профессор Лауфейсон. Местный ловелас и повеса. – Лёгкий поцелуй в висок. – С ним лучше не связываться… Очарует, заморочит голову и бросит. Такой несерьёзный товарищ. – Ирочка только удивленно хлопала глазами и переводила взгляд с трикстера на блондина и обратно.
- Да? А выглядит таким милым и приятным…
- Вот именно этим он и пользуется. И вообще, - Ксандр аккуратным движением пальцев повернул лицо Ирины к себе и легко коснулся поцелуем мягких губ. – Ты моя, поэтому ни к чему рассматривать всяких бабников…

Отредактировано Александр Велиар (2014-02-12 01:43:32)

+1

4

Все сладкие мечты трикстера лопнули, как мыльный пузырь, не выдержав соприкосновения с суровой реальностью. В этой блистающей чистотой белоснежной Преисподней не было ни грамма спиртного. Расторопные лощёные официанты с посеребрёнными подносами в руках, уставленными живительной влагой, оперативно испарились, словно их заранее известили о скором прибытии Локи, а на столах было удручающе пусто. Только полный набор тарелок и приборов, пред каждым из гостей, только бокалы и рюмки, которые нечем было наполнить. Правда, здесь были графины с водой, соками и морсами. Какая радость.
Лофт плеснул себе в стакан чего-то прозрачно-розового. Красивая рыжеволосая женщина за соседним столиком как раз смотрела прямо на него чуть расширившимися от любопытства зелёными глазами. Её белокурый спутник, наклонившись к плечу подруги, чтобы перекричать гул множества голосов, нашёптывал что-то прямо ей в ухо. Локи даже мог представить себе, что именно. Улыбка на тонких, сечёных старыми шрамами губах, стала широкой и довольной до неприличия. Перехватив, на пару секунд, взгляд рыжеволосой, трикстер, весьма фривольно, подмигнул и отсалютовал ей стаканом. Поднёс прохладное стекло к губам, делая несколько жадных глотков, будто то был самый лучший ямайский ром. Облизнулся, ставя опустевший сосуд обратно на скатерть. Ягодный морс. Что ж, рома она и не заслужила.
Наконец, спустя, примерно, четверть часа, когда за столами почти не осталось пустых мест, внесли столь любимую французами шипучку. Сразу несколько десятков пробок выстрелили в унисон, заставляя общество вздрогнуть. Послышались женские ахи и жиденькие аплодисменты. Вино пенными струями полилось в бокалы. Близилась торжественная речь юбиляра.
О чём там вещал Кикиморов, Локи, откровенно говоря, даже не пытался слушать. Его внимание делили между собой пузырьки шампанского, поднимавшиеся вверх, к узкому горлышку фужера, с гипнотическим постоянством; влюблённая парочка за столиком напротив и три грации, благословившие своим присутствием его собственный стол. Когда гости дружно поднялись, подхватывая тост, Лофт встал тоже, подхватывая бокал. Первый за вечер глоток алкоголя прокатился по нёбу прохладной волной блаженства, с лёгким привкусом свежих яблок. Не дожидаясь следующей речи, которая никого, ровным счётом, не могла заинтересовать, кроме, разве что, говорившего, Локи улыбнулся своим соседкам и разлил остатки игристого. Судя по их реакции, барышни не возражали.
Вскоре, вместе с переменами блюд, в обеденный зал потекло спиртное, что не могло не обрадовать изнывающего от жажды трикстера. Чем больше он пил, тем привлекательней делались и без того весьма симпатичные девушки, тем реже его взгляд возвращался к точке между плеч двух блондинок, - Наташи и Кати, - откуда отлично просматривались нежно воркующие между собой Велиар и его спутница.
Примерно к восьми часам вечера всеобщее веселье достигло своего апогея. Речи всё так же произносились, но теперь никто уже даже не пытался делать вид, что слушает. Все были уже порядком навеселе, но ещё не пьяны до той степени, когда человек впадает либо в агрессию, либо в депрессию. Шум и гвалт стояли просто невообразимые, и когда приглашённый оркестр занял свои места на маленькой сцене в северном конце зала, бодро заиграв какую-то известную мелодию, пришлось начать орать только для того, чтобы быть услышанным соседями по столу.
Пока Локи с тремя прелестницами кричали друг на друга, в хмельных и непритязательных попытках группового кокетства, где-то над головой трикстера, словно гром средь ясного неба (или, скорее, как звук разбившейся в ночной тишине бутылки) раздался приятный мужской голос.
- Вечер добрый. Могу я присоединиться к вашей компании?
Значит, не даром ему показалось, что за столиком юбиляра мелькнуло знакомое лицо. Локи неохотно оторвался от Леночки, единственной в их маленькой и тёплой компании брюнетки с очаровательными формами, которая пыталась привлечь его внимание интеллектуальной беседой о разновидностях рунической магии, не догадываясь о том, что шустрая блондинка Катенька справляется с этой задачей намного успешней, поглаживая маленькой босой ножкой голень рыжего под новыми костюмными брюками. Он поднял взгляд и посмотрел на того, кому достало наглости разрушить эту райскую идиллию. Зелёные глаза удивлённо вспыхнули и тут же сощурились пытливо.
- Полоз.
Проговорил Лофт негромко, и в голосе почти не угадывались эмоции. Почти.
- Лауфейсон.
Тонкие губы змея изогнулись подобием улыбки, скользнувшей по лицу с быстротой молнии. Мудрость и искус воплоти. Рачительный хозяин древних сокровищ. Забытый бог своей земли, грозный, но справедливый.
В мирском его облике полозу всего-то не хватало до звезды экрана, что пары Оскаров. Красивое, холёное лицо, лишь самую чуточку более резкое и жёсткое, чтобы считаться идеальным, но это было совершенно незаметно, при внутреннем обаянии мужчины. Теперь он выглядел примерно на лет тридцать восемь, не старше. Вполне представительно, но ещё не поросшая мхом рухлядь. Высокий, статный,  не уступавший ростом и весьма не низенькому Сашке. Светлые, коротко стриженые волосы чуть вились на концах, продолговатые глаза отливали старым золотом. Летним мёдом, где так легко увязают неосторожные насекомые.
- Люк, это ваш знакомый?  - самая чопорная из троих граций, Наташа, высокая, кареглазая блондинка с неестественно-тёмным загаром, за весь вечер не удостоившая Локи ни одной благосклонной улыбкой, уставилась на вновь прибывшего с отчётливым интересом.
- Да, в некотором роде, - хмыкнул рыжий, разворачиваясь на месте. – Дамы, позвольте вам представить…
- Николай Владимирович Полоз.
Мужчина чуть поклонился с грацией, которой не встретишь у обычного смертного. Не услышав возражений, полоз, не теряя времени даром, придвинул от соседнего столика пустующий стул, устраиваясь между Лофтом и Катериной, по-хозяйски небрежно опираясь правой рукой о спинку стула трикстера.
- Друг Виктора Афанасьевича, - пояснил горный царь для навостривших свои хорошенькие ушки прелестниц. – Я  здесь по его приглашению. Вот, увидел знакомого, и решил подойти, поздороваться.
Взгляд, устремлённый на Локи, обжёг лицо трикстера откровенно-бесстыжей лаской, столь дерзкой и настойчивой, что, будь рыжий леди, ему следовало бы немедля упасть в обморок. А будь он джентльменом, он просто обязан был бы вызвать нахала на дуэль. Но ни тем, ни другим Лофт никогда не являлся. По губам его плыла задорная усмешка, в глазах плясали искорки.
- Сто лет тебя не видел.
- Где-то около трёхсот, скорее, - с убийственной серьёзностью поправил змей, наклоняясь ближе к шее Локи, в точности таким жестом, как это делал со своей дамой профессор Велиар. – Но кто считает?
- В самом деле, - пробормотал Лофт себе под нос.
Вечер, внезапно, заиграл новыми красками.

+1

5

Всё было в принципе как и всегда – скучные речи, которые никто не слушает, реки спиртного, караваны закусок, которые словно электровеником сметаются со столов. Музыка всё громче, разговоры, переходящие в крик, чтобы сосед по столику тебя услышал. В общем, ничего особенно нового, за исключением… двух вещей… или скорее людей, хотя огненное божество к человеческому роду имеет отношение весьма опосредованное, но всё же. Ирочка, любимая женщина Велиара скрашивала для блондина этот вечер, похожий на все прочие корпоративные мероприятия, а вот рыжий плут, мелькавший постоянно своей физиономией между голов двух блондинистых барышень, изрядно этот самый вечер портил.
Нет, бес и самому себе не признался бы в том, что его хоть в какой-то мере волнует присутствие трикстера, а уж тем более, пребывание в прямой досягаемости этого матёрого развратника столь привлекательных прелестниц, которые оказывали Лофту вполне недвусмысленные знаки внимания, и проявляли собственную благосклонность по мере сил, ну и не забывая пока о рамках приличия. Естественно в данном случае, ключевым словом было «пока», но блондин и это попытался выбросить из головы, решив не копаться ни в себе, ни в своём отношении к данной ситуации. Правда, что-то решить - одно, а вот выполнить это самое решение – совершенно другая история, не имеющая ровным счётом никакого отношения к реальности. Чтобы хоть как-то отвлечься, Сашка повёл свою даму танцевать, чему Ирочка нисколько не сопротивлялась, партнёром бес был далеко не худшим, а что и вполне вероятно, лучшим, с которым довелось танцевать обычной женщине врачу из захолустного городка.
Пока «сладкая парочка», как окрестил их кто-то из присутствующих, украшала своим присутствием паркет танцевальной площадки, за соседним столиком появилось новое лицо, что было отмечено Ксандром, но отодвинуто на обдумывание в дальний ящик – Ирина, видимо выпив чуть более чем хотела бы сама, завела пространный разговор о ближайшем будущем, и упустить хоть слово, Сашка побоялся, ведь женщины существа сколь ветренные, столь и коварные - глазом моргнуть не успеешь, уже окрутят, женят и посадят на шею целый выводок маленьких спиногрызов.
Нет, ничего критичного для Велиара не прозвучало и он слегка успокоился, хоть и мысль о том, любая, пусть даже и очень современная и независимая женщина стремится к какой-то стабильности, девушке удалось заронить в светловолосую голову, обычно не обременённую столь пространными рассуждениями о сущности отношений, а так же об институте брака и семьи.
Очередной тост отвлёк пару от «внутрисемейных разборок», и Сашка, в который уже за сегодняшний вечер раз украдкой бросил взгляд в сторону обитателей соседнего столика. Глаза беса удивлённо расширились – новый гость, оказался совсем не нов, и был хорошо знаком Велиару. Полоз – древнее божество Уральских гор, хороший знакомый Ксандра, ну и должник в паре мелочей, хоть сам бес давно считал те услуги давно и сполна оплаченными. Золотой змей вовсю очаровывал юных прелестниц, источая обаяние литрами, и одаряя каждую даму ворохом комплиментов и массой внимания.
Выражение лица Сашки не ускользнуло от пусть и слегка рассеянного в связи с потреблением алкоголя, вниманием Ирины, и она тоже посмотрела в сторону «соседей».
- Ой, а это кто? – Личико девушки стало восторженным, а тонкие пальчики самопроизвольно принялись поправлять причёску и платье. Ксандр лишь слегка улыбнулся – Полоз так действовал на всех дам сколько-нибудь годного к разумной деятельности возраста, начиная от трёх лет и заканчивая бесконечностью. Ревновать в таком раскладе было глупо, да и Сашка находил вполне забавными прихорашивания своей девушки при виде столь очаровательного мужчины.
- Это? – Бес аккуратно повернул сияющее личико к себе, и вновь коснулся губами мягких губ. Ревность ревностью, но уступать Полозу своё он не собирался ни в коей мере, и Ирина должна это осознать не только головой, но всей своей женской сутью. Тонкие пальчики ухватились за рукав беса, комкая шерстяную ткань, а щёки слегка порозовели, когда он всё же разорвал поцелуй - полуприкрытые глаза рыжеволосой красавицы излучали томность и негу, дыхание было чуть сбитым.
- Это, - продолжил бес как ни в чём не бывало, - Мой хороший знакомый. Идем, - Сашка легко поднялся на ноги, увлекая за собой Ирину, - Я вас представлю. – Абсолютно собственническим жестом, Велиар положил левую ладонь на талию девушки, обнимая и слегка прижимая к собственному боку и двинулся в сторону соседнего столика.
- Дамы, господа. – Лучезарная улыбка, адресованная всем, сидящим. – Доброго вам вечера, надеюсь, что для вас он действительно таков. – Не съехидничать хоть немного бес попросту не мог физически, ведь отрешённое выражение лица Лофта, которого обошли вниманием дамы при появлении золотоглазого змея, буквально умоляло о том, чтоб по нему проехались, можно даже на танке. – Позвольте представить вам мою девушку. Ирина Белова, прошу любить и жаловать.
Ирочка цвела как майская роза и слегка смущённо улыбалась от столь пристального внимания, и откровенно-оценивающих взглядов барышень за столиком.
- Катенька, Леночка, Наташа, - перечислил Велиар дам, а затем представил Лофта, - Люк Лауфейсон, и, «так заинтересовавший тебя» – добавил он мысленно – Николай Владимирович Полоз. Протягивая руку змею для пожатия, бес улыбнулся тепло и слегка иронично – Рад тебя видеть. Вновь…

+1

6

- Так вот кто пугает моих дочерей.
Голос раздался с берега озерца, примерно оттуда, где Локи оставил свою одежду, поэтому рыжий отреагировал почти мгновенно, поворачиваясь назад всем корпусом. Бродить по горам нагишом ему совсем не улыбалось. Впрочем, уже секунду спустя он понял, что тревога была напрасной.
Высокий светловолосый мужчина ни капли не походил на грабителя, напротив, выглядел он так, будто его самого забросило сюда, в уральскую глушь, прямиком с какого-нибудь великосветского бала. Пышный, золотой парчи, кафтан, шитой богатый пояс поверх, да и всё остальное, как полагается, - в самый раз какому-нибудь заморскому королевичу. Волосы у мужчины тоже сверкали молодым золотом, спускались до плеч, переливаясь на ярком солнышке живой драгоценностью. Золотыми были и его глаза – дивные, древние, разрезанные косо, почти по-монгольски, с тёмной малахитовой искрой в глубине, с узким змеиным зрачком, надвое рассекшим яркую радужку. На вид ему было не больше двадцати восьми, и прямо перед собой незнакомец смотрел серьёзно, сухо поджав тонкие губы, но трикстер отчётливо расслышал схороненную улыбку в звуке низкого, певучего голоса, и его было не провести.
- Я думал, ты будешь выглядеть иначе. Старше, для начала. Эдаким суровым барином с окладистой бородой…
Перекинув через плечо густую медную гриву, доходившую в те дни ему почти до талии, Локи отжал намокшие концы, замерев в раздумье, стоит ли выходить на сушу сразу али ещё обождать. Хотя он стоял почти на середине маленького водоёма, вода едва доставала ему до пояса и была настолько прозрачной, что не могла скрыть от взгляда даже мелких стаек рыбёшек, сновавших по самому дну, щекоча плавниками пятки трикстера.
- Ты меня знаешь?
Проигнорировав едкий комментарий, мужчина в золоте приподнял бровь, складывая руки на груди и не делая ни малейшего движения, чтобы помочь рыжему с разрешением его маленькой дилеммы. Лофт отрывисто дёрнул плечом.
- Я слышал о тебе, Король Подземных Сокровищ. О тебе и о твоих дочерях. Кстати, прости за вчерашнее. Сам я люблю змей, но вот мой конь начал нервничать при виде твоих красавиц, а мне не очень-то любо плестись ещё полсотни километров пешком и с тяжёлой ношей на плечах.
Невидимая улыбка, наконец, тронула уголки губ златовласого, заиграла лёгкими ямочками на гладких щеках.
- Столь же нагл, сколь и красив… - вполголоса проговорил он, наклоняясь, чтобы подобрать с земли брошенную трикстером льняную рубашку. – И слишком ловко управляешься с огнём, чтобы быть обычным смертным, - сильные, длинные пальцы расправили ворот, огладили ткань, будто оценивая её достоинство. – Думаю, я тоже о тебе слышал… Локи, проклятье асов.
Отпустив скрученную в тугой жгут копну, Лофт решительно шагнул вперёд, возвращаясь к берегу. Тряхнул головой, рассыпая влажные пряди по спине, и улыбнулся в ответ.
- Локи Лауфейсон, - чуть поклонился рыжий, с комичной церемонностью. – Да, так меня иногда называют. Выходит, нам обоим кое-что известно друг о друге, а это никогда не бывает лишним, верно?
Одежда без задержки легла в протянутую ладонь, и Локи накинул рубашку на плечи, выступая из воды на мягкую весеннюю траву.
- Верно. И если в том, что о тебе болтают, есть хоть капля правды, думаю, ты здесь не ради каменьев и злата, – золотистые глаза с немалым любопытством разглядывали его теперь, по-прежнему сверху вниз.
- Нет, Полоз. Мне просто нужно попасть по ту сторону хребта. В твоих владеньях я проездом.
Подземный Царь медленно кивнул, наблюдая за тем, как гость его торопливо одевается, натягивая одежду на не успевшую толком обсохнуть кожу.
- Ты выбрал не самое удачное время для путешествия. Скоро будет буря.
Глядя в безоблачное небо над головами поверить в это было не так уж просто, но Локи кивнул.
- И об этом я слышал, - зашнуровывая пояс и принимаясь сражаться с пуговицами на рубахе.
- Буря в горах – не лучшее время. Как для тебя, так и для твоего коня, - теперь Полоз улыбался вновь, с нескрываемым весельем глядя на рыжего. – Эту ночь ты проведёшь у меня, а потом… потом я дам тебе провожатого до того самого места, куда ты направляешься. Что скажешь?
Что он мог ответить? От предложения, произнесённого таким тоном, не отказываются.

***

Нельзя сказать, что до того, как к ним присоединился Полоз, за столиком Локи царили тишина и уныние, но с приходом Царя Урала, атмосфера действительно начала напоминать какой-нибудь великосветский раут. Некоторые люди просто обладают таким талантом. Даже если они вовсе и не люди, не важно.
У Полоза был удивительный дар заставлять чувствовать себя особенным любого, на кого он смотрел. Не прошло и пяти минут, как ручки трёх барышень были расцелованы со всем возможным почтеньем, щёчки расцвечены довольным румянцем, а глаза горели от гордости своей красотой. Сам Лофт никогда не испытывал труда, соблазняя девиц, но Змей мог из любой девицы сделать королеву. Никакой пошлости или наигранности, - в его устах самый избитый комплемент звучал оригинально, свежо и, что главное, искренне. Старому золоту вообще свойственно степенное благородство, сообщающееся каждому предмету, который придёт с ним в соприкосновенье.
Пережаренная Наталья цвела и пахла, что твоя магнолия. Умница Леночка нашла себе более подходящего её интеллектуальным запросам собеседника. Катерина, безжалостно отрезанная посторонним телом от обласканной ею голени трикстера и от прочих частей его тела, с энтузиазмом приветствовавших ласки хорошенькой блондиночки, сначала пригорюнилась, но довольно быстро пришла к разумному выводу, что устанавливать контакт проще с тем телом, которое находиться от тебя в непосредственной близости. Правда, Лофт серьёзно сомневался, что даже ей пришло бы в голову проделать такой же фокус с Полозом.
Предоставленный самому себе, Локи с удвоенным энтузиазмом налёг на спиртное. В конце концов, именно за ним он и приехал сюда сегодня. Чтобы не быть совсем уж не вежливым, рыжий, разливая всем по новому кругу, поднял взгляд на старинного приятеля, уронив с лёгкой улыбкой, которая в исполнении любого другого существа вполне могла бы показаться "сентиментальной":
- Так… как дела дома, Ник? Как дочери?

***

В подземных глубинах, в каменных чертогах, скрытых глубоко у корней Уральских гор, Полоз и его семейство, не стеснённые чужим присутствием, могли принять свою первозданную форму. Должно быть, это было по-своему прекрасным и завораживающим зрелищем – гибкие, подвижные змеиные тела, скользящие по россыпи самородных камней, сверкавших здесь и там. (Укрытые от жадных людских взглядов сокровища дарили радость тем, кто пленялся не их баснословной ценностью, а только их естественной красотой). Однако в присутствии гостя как змеёвки, так и сам Царь Подземных Сокровищ остались в человеческом облике.
Стол к ужину был накрыт не в самом большом чертоге, но пещера была на удивление сухой и тёплой, даже по ощущениям Лофта, привыкшего проводить большую часть своей жизни под солнцем, и испытывавшего инстинктивную неприязнь ко всякого рода подземельям. Еда тоже была самой обычной, человеческой пищей. Блюда не отличались вычурной изысканностью, какую можно встретить в королевских дворцах наземного мира, но были вполне разнообразными и невероятно вкусными. Прислуживали им сами старшие дочери Полоза, сновавшие туда-сюда столь проворно и беззвучно, что даже теперь их легко было принять за то, чем они и были – за созданий, не принадлежащих к роду Адама и Евы.
Кроме еды, там было вино. Золотистое, медвяное, пьющееся легко, как родниковая вода, но ударявшее в голову не хуже самого выдержанного коньяка. Не успевал кубок Локи опустеть, как кто-то из девушек вновь наполнял его до краёв. Впрочем, рыжий, как и всегда, не возражал.
Когда подали десерт – засахаренные фрукты и орехи – Лофт заметил краем глаза какое-то движение в тенях, расслышал тихий, возбуждённые шепоток, который мог принадлежать только детям или очень молоденьким девушкам. По лицу Полоза скользнула мягкая улыбка, не походившая ни на одну из тех, какими радушный хозяин одарял своего гостя весь вечер, и трикстер понял, что не ошибся. Змей жестом подозвал девочек ближе, предлагая им приблизиться, и они шагнули на свет – такие же юркие и изящные, как и старшие сёстры, три маленьких прелестных создания, с затаённым, едва ли осознанным кокетством не поднимавшие длинных тёмных ресниц, чтобы взглянуть на отца и рыжеволосого пришельца. Полоз представил младших царевен с тихим смешком.
- Это они вчерашней ночью пытались разведать, что за чужестранец ночует на наших землях.
Локи кивнул, дожидаясь, пока девчушки совсем осмелеют и приблизятся. А потом он показал им, что огонь может не только пугать и обжигать, но завораживать и пленять тоже. Язычки пламени отражались в их сияющих восторгом глазах точно так же, как их переливчатый смех отражался от пещерных сводов.

***

- Дома мало что изменилось с тех пор, как ты был там, Лофт.

Старое имя и то, как мягко и многозначительно звучало слово "дом" в устах Полоза заметил, пожалуй, только тот, к кому Змей обращался. Голос Царя Урала был слишком тих, а девушки были слишком очарованы и уже порядком навеселе, дабы обращать подобающее внимание на такие вещи. Но Локи услышал это и, в очередной раз, слегка стушевался под спокойным, но твёрдым и уверенным взглядом. Иногда трикстеру казалось, что, помимо известной, понятной и объяснимой магии Полоз обладает какими-то ещё таинственными способностями, недоступными никому более. Даром пробираться под любую шкуру, сколь ни была бы она толста. Даже под его собственную.
Иногда он действительно жалел о том что… по крайней мере, ему казалось, что это чувство, которое он испытывает, странно походит на обычное человеческое сожаление по упущенным возможностям.
Да и действительно ли упущенным?..

***

На следующее утро он не тронулся в путь. Каким-то седьмым чувством Локи знал, что именно это и произойдёт. Его интуиция буквально вопила об этом ещё до того, как он дал столь опрометчивое согласие спуститься в глубинные пещеры. Не то, чтобы он жалел об этом. Нет, его ждали кое-какие дела в мире смертных, но для них, пока ещё, было время.
Он не был пленником, в прямом смысле этого слова, - вероятней всего, если бы Лофт настоял, он смог бы уйти в любую минуту, и никто не стал бы чинить ему препятствий, - но он был желанным гостем. И, положа руку на сердце, трикстер не мог не признать, что их с хозяином желания, во многом, совпадали.
Когда, на третьи сутки, рыжий спросил Полоза, прошла ли та самая буря, в золотистых глазах Змея промелькнула какая-то неясная тень. Так дочери его прятались в сумраке пещер, так рассыпаются искры от костра в беззвёздной ночи. Локи почти пожалел о том, что задал вопрос.
- Если ты останешься, - неторопливо, будто взвешивая каждое слово, произнёс Царь Урала, - ещё на пару недель, - на секунду, не дольше, в ровном и твёрдом голосе будто бы послышалась мольба, но Лофту вполне могло показаться, - я отдам тебе на прощанье одно из своих сокровищ.
Трикстер улыбнулся уголком рта, с лёгкой насмешкой, но взгляд его говорил ясно, - Полоз, в очередной раз, поймал трикстера на его неуёмном любопытстве.
- Кажется, мы уже говорили об этом. Ну, про каменья и злато и моё к ним отношение. Мне безразлично всё, что я не могу украсть или выманить хитростью сам…
- Мне это известно, - в тоне Полоза теперь не было и толики недавней смутной робости. – Но я знаю так же, что для каждого на свете отыщется своё сокровище.
С этим Локи не стал спорить, и они вернулись к тому, чем занимались всю ночь, и в чём Полоз был столь же великолепен, как и во всём остальном.
И, пожалуй, это было главной причиной, которая решила дело.

***

Долго предаваться воспоминаниям или раздумывать о всяческих зыбких материях Локи не дали. Стоило только Полозу отвести взгляд, как три девицы ("прямо как у Пушкина") снова взяли завидного кавалера в оборот. Лофт не слишком возражал. У него была выпивка. Целое море её. И, чтобы там не происходило между Змеем и из кожи вон лезущими смертными, ладонь Уральского Царя по-прежнему покоилась на спинке стула трикстера. В какой-то момент, Локи даже сам не успел этого заметить, короткие движения пальцев мужчины, сидящего немного ближе, чем это обычно принято между давними знакомыми (конечно исключительно из-за небольших размеров столика), стали единственным связующим звеном между рыжим и реальностью, постепенно ускользавшей в блаженный туман первого опьянения. Когда Лофт ощутил, как пальцы Полоза напряжённо сжались прямо за его плечом, он немного встряхнулся, заставляя себя вновь начать прислушиваться к происходящему.
Чей-то знакомый голос, с довольными, едва ли не хвастливыми нотками в нём. Живое удивление в голосе Змея.
- …Велиар.
Отчётливо расслышав лишь это, последнее, слово, Локи вскинул взгляд на подошедшую парочку. Вот теперь тут становилось действительно тесно. Полоз, между тем, уже поднялся на ноги, приветствуя очередного старого знакомца и его даму. Пару минут за столиком царило оживление, почти неестественное, пока принесены были ещё два стула, а все, уже присутствующие, вынуждены были потесниться ещё больше. Теперь вся компания сидела едва ли не впритык друг к другу, и это, тоже, служило предметом для шуток и взрывов весёлого женского смеха. От чего-то, трикстер всей этой радости совсем не разделял. Причина его дурного настроения, белозубо улыбаясь и положив руку на спинку стула своей рыжеволосой спутницы, сидела теперь напротив, о чём-то увлечённо беседуя с Полозом. Лофт слушал вполуха, и едва ли осознавал, что Змей рядом с ним принял почти в точности такую же, собственническую, позу, как не осознавал и собственного, непроизвольного, движения ближе к нему. Инстинктивное желание насолить, показать своё безразличие и то, как он сам отлично проводит время двигали им сейчас. Теснота и обилие алкоголя способствовали тому, что это выглядело вполне естественно и почти даже прилично. Просто опереться спиной о плечо сидящего вплотную к тебе друга. Улыбнуться. "Нам тут всем так здорово". Почти поверить в это самому.
-…не знал, что ты решил заняться научной карьерой. Осел на одном месте… Просто удивительно! Полагаю, твоя очаровательна спутница имеет к этому непосредственное отношение. Не правда ли, Ирочка? - продолжал вещать Полоз, всё таким же, светски-учтивым тоном, беседуя теперь исключительно с бесом и этой рыжей девицей.
Локи не знал даже, что они знали друг друга. Хотя, пожалуй, это было не так уж удивительно. Велиар уж точно не был осведомлён о той старой истории на Урале.
Это как-то не приходилось к слову. Локи тихо хмыкнул и на мгновенье прикрыл глаза, будто невзначай накрывая ладонь Полоза, лежавшую на белоснежной скатерти, своей рукою, не думая о том, как это будет выглядеть со стороны. Не размышляя о причинах, побудивших его это сделать.

***

Когда копыта Лофтого коня коснулись богатой, жирной почвы полей по другую сторону большого хребта, в кармане у трикстера лежал плотно набитый мешочек зелёного бархата. В этом мешочке была горсть сереньких, плоско обтесанных камней, довольно неприметных на вид, но если разложить их под солнцем, отражённые лучи дневного светила складывались таким образом, что на ровной поверхности проступал определённый рисунок, разный на каждом камешке. Руны, заколдованные особым образом. Руны, всегда говорившие правду и слушавшиеся только единственного хозяина. Того, кто сам никогда не гнушался лжи.

***

Пальцы Полоза чуть раздвинулись, позволяя пальцам Локи проскользнуть между них, упираясь подушечками в твёрдую поверхность стола, а затем снова чуть сжались. За всё это время, Змей даже не повернул головы в сторону рыжего, и голос его ни капли не изменился. Лофт чуть улыбнулся. На мгновение ему стало почти хорошо.

+1

7

Полоз был рад встрече. Они давненько не пересекались ни по делам, ни просто по стечению обстоятельств. С тех пор, как Сашка устроился в академию, он перестал искать неприятностей себе на голову и немного отошёл от активной магической жизни. Беса с Ириной тут же определили за общий столик, усаживая напротив самого Уральского царя ну и каким-то образом затесавшегося под боком у него Локи. Золотой Змей живо интересовался Сашкиными делами и ненавязчиво очаровывал его спутницу. Ирочка лучилась удовольствием и активно участвовала в разговоре, расточая улыбки древнему божеству.
Надо сказать что с Полозом Велиар водил давнее знакомство, взявшее своё начало с ситуации не вполне приятной для самого змея, а для беса не предвещавшей столь многообещающих встреч и столь высокопоставленных должников.

***

Всё началось лет пятьсот назад с одного весьма интересного дела, коих на счету Александра на тот момент было порядком. Весьма занимательный артефакт, при помощи которого можно убить почти любого бога и получить его силу попал совершенно не в те руки, и сам Велиар считал, что его руки будут куда более надёжным хранилищем для столь ценной вещи. Нет, дорваться до дармовой магии никогда не было пределом мечтаний Александра. Даже для того чтоб окоротить тех, кто очередью записывался во враги светловолосого беса, не нужно было искать мощи на стороне - собственного волшебства, помноженного на опыт и подручные средства хватало вполне. А врагов более могущественных у Велиара как-то не заводилось, не то из спокойствия характера, не то из достатка разума не связываться с чересчур опасными существами.
Дело оказалось куда как более простым, чем казалось на первый взгляд – не то воришкам крупно повезло, когда они утаскивали артефакт, не то главных зачинщиков на тот момент не было, (что вполне вероятно, ведь Сашка и не стремился к «честному бою», выбирая время, когда рядом с жезлом находилось минимальное количество народа, как охраны так и праздно шатающихся зевак) но остановить «поборника справедливости» и «меч возмездия», им не удалось. Аккуратно и бескровно убив двоих, охраняющих вход в хранилище, которое на поверку оказалось достаточно безвкусно обставленным будуаром, Велиар спокойно завладел артефактом, и собирался уж было так же бесшумно и незаметно свалить не поднимая лишнего ажиотажа, когда на широченной кровати, на которую рядком свободно десяток человек уложить можно кто-то глухо надрывно застонал. Любопытство, свойственное авантюристу тут же подняло голову, и погнало беса проверять, кого это он так бездарно прошляпил, когда вошёл в помещение. На чёрных, словно уголь простынях под тяжёлым тканым покрывалом в горячке разметалась хрупкая рыжеволосая девочка-подросток. Медные пряди липли к бледному личику, глаза червонного золота были полуприкрыты, впалые щёки, остренький носик, да и вообще не вполне здоровый вид девицы явно говорил о её не слишком завидном состоянии девицы, а тонкая цепь, звякнувшая, когда мелкая пошевелилась, явно указывала статус пленницы. Что на тот момент побудило беса освободить девушку от оков и на собственной, между прочим не казённой спине вытащить из подземелья, сейчас он наверное не сможет ответить внятно – ничего особенного в ней не было. Да, барышня в беде, но педофилом Велиар никогда не был, а лишние проблемы «за спасибо», ему нафиг не сдались - малышка вполне походила на обычного человеческого ребёнка, и ничего чужеродного а уж тем паче магического Сашка от неё не чуял. Лишь несколько позже, вместе с наркотическим дурманом с девицы начала «сползать» и человеческая сущность. Какое сокровище, ну помимо, естественно, вундервафли, блондин вынес из логова воришек он понял через несколько дней, когда змеёвка впервые очнулась. Она была ещё слишком слаба чтоб говорить, а уж тем более не способна на что-то более серьёзное, но Велиар сразу узнал одну из дочерей Уральского Царя и посчитал за лучшее проводить блудную дочь до владений батюшки-Полоза. Нет, он не рассчитывал выманить у Золотого Змея что-то из его сокровищ - всё что он хотел, мог бы получить и другим способом, просто девице требовалась помощь, а Ксандр мог эту помощь оказать, и ему это даже не выходило слишком накладно, просто небольшой крюк, да расположение столь значительной фигуры, как Древнее Божество Уральских гор, всяко может пригодиться. Дорога прошла на удивление гладко – не то бесу действительно удалось настолько хорошо затереть и запутать следы, не то, разозлённый «бывший новый хозяин жезла» перебил с плохого настроения всех обитателей подземелья, не удосужившись предварительно проверить кто же спёр артефакт и куда он направился.
Девица за время пути немного пришла в себя - отъелась, округлилась в нужных местах и уже не напоминала подростка-заморыша, которого Велиар вытащил из пещер, даже волосы отрасли чуть ниже лопаток, хотя когда мужчина её нашёл едва достигали плеч – теперь это была молодая, уверенная в себе женщина, пусть и невысокая, да тонкая в кости, но уже вполне оформившаяся. Ну, и естественно она совершенно не была против компании беса не только в качестве спутника и провожатого до собственного дома, но и в качестве любовника, чем Ксандр не преминул воспользоваться. Очаровательная гибкая змеёвка поражала не только воображение, но и будила мужские силы в таком количестве, что ночи бывало мало на реализацию всего нерастраченного желания.
Дорога стелилась под копыта коней равнодушной змеёй, приближая час расставания, ну да печалиться по этому поводу, у парочки совсем не было времени, и вот он настал. Змеёвку уже встречали сёстры, правда сам Полоз не показался, но Велиар не слишком расстроился такому отношению, тем паче, у него с собой был достаточно мощный артефакт, и предосторожность Уральского божества была вполне понятной, если это была она. На прощание красавица змеёвка подарила блондину небольшой плоский полупрозрачный камень, повесив его в ладанке на шею Ксандра и наказала не забывать её, и вдруг случись чего, звать на помощь.
Спустя несколько лет, скрываясь от очередного весьма и весьма разозлённого пропажей некоторого имущества индивидуума, бес пересекал Уральский хребет и вот тогда уже сам Горный Царь «пригласил» его погостить на несколько дней. Хозяином Полоз оказался весьма радушным, и время в беседах с ним пролетало совершенно незаметно. Правда дочери Полоза оказались сколь красивы, столь и ветрены – давешняя знакомка снова очаровывала какого-то смертного «в миру», и компанию Велиару составить не смогла, но «холодной» постель гостя оставалась недолго, красавицы-змеёвки, находившиеся в то время подле отца по очереди, а то и вместе скрашивали его ночи.
Ещё несколько встреч за прошедшие пять сотен лет были уже почти исключительно деловыми, Ксандр иногда брался за интересные сложные заказы сильных мира сего, и весьма удачно с ними справлялся – одним из его постоянных клиентов стал Полоз. Правда дело никогда не мешало доброй беседе между давними приятелями, да под хороший коньяк, да и дочерям Горного Царя периодически путаться с Велиаром это тоже не мешало.

***

А разговор тем временем сползал на совсем уж зыбкую почву отношений, с которыми и сам-то бес ещё до конца не определился, да и ещё к тому сегодняшние пространные Ирочкины рассуждения о скоротечности бытия и прочих тонких материях с явным матримониальным подтекстом.
-…не знал, что ты решил заняться научной карьерой. Осел на одном месте… Просто удивительно! Полагаю, твоя очаровательна спутница имеет к этому непосредственное отношение. Не правда ли, Ирочка?
Что и как отвечать на такой явно провокационный вопрос, Велиар попросту не знал – с одной стороны, погрешить против истины, сделав приятное своей даме, подтвердив догадку Полоза, и при этом вляпаться-таки в коварно расставленные женские сети, куда он в принципе попадаться вообще не собирался, или, с другой стороны, выложить как есть, при том поставив свою спутницу в весьма неудобное положение. Александр был джентльменом, пусть и не в самом полном значении этого слова – женщин он так же нисколько не гнушаясь использовал, как и они его в принципе, но в данной ситуации обижать или вообще каким-то образом задеть чувства Ирины ему не хотелось:
- Ну, когда живёшь под одной крышей с такой очаровательной женщиной, - бес поднёс тонкие женские пальчики к губам и легко их поцеловал. Ирочка даже слегка покраснела, что было мало заметно на фоне румянца, вызванного алкоголем, но Ксандр уже успел достаточно узнать свою даму чтобы отметить этот факт. – На многие вещи смотришь иначе, и воспринимаешь многое совершенно по-другому.
И тут же переводя тему с их весьма неустоявшихся ещё отношений с Ириной, Велиар поинтересовался в ответ:
- А ты как? Смотрю, не женился ещё… - Чуть ехидные смешинки заплясали в глазах беса, и он кивнул на правую руку Полоза, которая сейчас спокойно лежала на спинке стула Лофта, и обручальным кольцом отягощена не была. Только теперь Сашка обратил внимание на то, как сидели Горный Царь и трикстер, повторяя почти в точности их с Ириной позу. На долю секунды блондин потерял самообладание, и его брови вопросительно поползли вверх. То, что между этими двумя что-то не то было, не то собиралось быть, было ясно вполне однозначно и определённо. Но быстро справившись со своими, надо сказать малоприятными эмоциями, Ксандр продолжил, как ни в чём не бывало. – Мужик без жены, что дерево без гусеницы… - Девушки, уже порядком навеселе засмеялись этой немудрёной шутке на разные голоса, лишь Ирочка надула очаровательные губки, и то скорее в продолжение этой самой шутки.
- Ну вот, я теперь ещё и гусеница…
Сашка тут же поправился, тепло и искренне улыбаясь своей спутнице, сплетая тонкие девичьи пальчики со своими:
- Ну что ты, дорогая, какая же ты гусеница… Ты у меня бабочка… С самыми красивыми крылышками, которые только могут быть.
Тем не менее, боковым зрением бес отмечал все перемещения Лофта ближе к Полозу, и такой интимный, слишком уж интимный для двоих как-бы друзей жест. Он уже жалел, что подошёл поздороваться, слишком неприятно было видеть всю эту картину. И если Локи, флиртующий со всеми представительницами женского пола, находящимися в прямой досягаемости - это зрелище почти привычное, то вот такой Локи, беззастенчиво жмущийся к совершенно левому постороннему мужику – картина, которую Велиар желал бы не видеть никогда.

Отредактировано Александр Велиар (2013-11-11 15:37:58)

+1

8

Локи не был пьян. Не в той степени, в которой он намеревался набраться, когда ехал сюда сегодня вечером, в любом случае. Нечеловеческий организм и на внешние раздражители реагировал несколько иначе, чем то привычно для смертных. Впрочем, среди божеской братии, особенно среди северян, всегда любивших от души заложить за воротник, Лофт не отличался повышенной алкогольной устойчивостью. Он просто неплохо знал свою меру, и, в данный момент, намеренно стремился к крайнему её пределу, хотя до него было, пока что, далеко.
К тому же странное состояние, - дикая смесь раздражения, недовольства, злости и апатии, - преследовавшее его на протяжении всего ноября, мешало расслабиться настолько, чтобы позволить опьянению накрыть себя с головой. Дать тёплым волнам подхватить и унести навстречу веселью и блаженному беспамятству. Что-то мешало трикстеру сделать это, отпустить себя, и вместо знакомого расслабления он чувствовал только подкатывающую горьким комком к горлу тошноту.
Прикосновения тёплых сильных пальцев к его собственным, дыхание, едва касавшееся щеки, отвлекали и согревали. В какой-то момент Локи почувствовал, что сидит, прижавшись спиной к чужой груди, и это мягкое тепло окутывает его целиком. Где-то на периферии измученного непонятными метаниями сознания мелькнула смутная мысль, что стоит ему только захотеть, и ему не придётся больше ни о чём заботиться и переживать. Он сможет раствориться в этом тепле и в этой силе, позволить им укачать себя, забрать из этой реальности, как крепкому алкоголю.
Если только его природа позволит ему это сделать.
Он поднял глаза, опять начав прислушиваться к разговору, который, последние несколько минут, проходил помимо его участия и даже помимо его сознания, говоря откровенно. Шутки и "меткие" замечания со стороны трёх его недавних спутниц, скрашивавших трикстеру вечер до того, как за столик набилось чересчур много народу, рыжий пропускал мимо ушей без всякого зазрения совести. Но шпильку Велиара относительно семейного положения Полоза он не мог оставить без внимания, взглядывая в сторону русского с лёгким прищуром. Однако, судя по выражению лица Сашки, он только теперь начал подозревать что-то неладное. Это было забавно. Эти несколько секунд, пока бес пытался совладать со своим лицом. Короткая, язвительная улыбка скользнула по губам Лофта и тут же исчезла.
- Хватит на моём веку женщин, - тихо, спокойно улыбнулся змей, перебирая пальцы рыжего между своих, по-прежнему обращая больше внимания на всех окружающих, чем на Локи. – У меня уже дочери взрослые... Сам поймёшь, когда своими обзаведёшься, как оно бывает, когда полон дом хозяек, и каждая на свой лад дело устроить норовит. Нет, это вам, молодым, себе судьбу искать, а я как-нибудь доживу.
Со всех сторон послышался несогласный женский гомон. Учитывая то, что в своём физическом теле Полоз выглядел немногим старше Сашки, слова его, действительно, могли показаться нелепой похвальбой или кокетством, но бес и трикстер знали лучше.
- Судьбу искать не поздно никому и никогда, - негромко проговорил Локи, наконец встревая в разговор, ведшийся сейчас, преимущественно, между змеем и Ксандром. – Вот профессор Велиар свою нашёл, как говорят, под колёсами собственного автомобиля. Хорошо, что в этой стране ещё есть водители, умеющие соблюдать правила движения. Правда же? Было бы так досадно, если бы всё сложилось иначе… - и, снова потянувшись свободной рукой к полному игристым бокалу. – За осторожность на дорогах!
Перехватив взгляд Ирины, внезапно переключившийся с двух занимавших её мужчин – Полоза и Сашки – на до сей поры помалкивавшего рыжего, очевидно отрекомендованного ей спутником не с самой лучшей стороны, Лофт снова подмигнул. Глоток игристого прокатился по языку такой же сладостью, как заинтересованный и весёлый женский взгляд – по нервам.
- В самом деле? – размыкая ненавязчивое "полу объятье", Царь Урала подхватил собственный бокал, чокаясь с трикстером, прежде чем пригубить слегка. – Должно быть, занятная была история. Я бы с удовольствием послушал.
Последняя фраза была обращена уже опять к Велиару, а Полоз, поставив ополовиненный бокал на стол, придвинулся ещё ближе, опуская правую руку уже на плечо рыжему, ненавязчиво задевая подушечкой большого пальца шею Лофта, заставляя того чуть вздрогнуть от этого прикосновения, абсолютно откровенно и не наигранно.
- Про встречу с судьбой или про шофёрское искусство профессора?.. – слегка приподняв бровь, с усмешкой поинтересовался Лофт. - Господин Велиар – мастер множества умений, как широко применяемых, так и весьма редких… Как замечательно, что теперь рядом с ним есть кто-то, кто способен все их по достоинству оценить.
- Действительно.
Тон змея внезапно ощутимо изменился. Фраза его не была удивлённой, в полном смысле, но на конце предложения повисла неуверенная нотка. Золотые глаза Полоза с острым вниманием скользнули от Локи к Александру и обратно, как будто Подземный Царь пытался разгадать некую мудрёную шараду, о существовании которой он только что узнал.
- Это так, - чуть кивнув, Полоз оторвал ладонь от плеча Лофта и провёл пальцами по краю щеки рыжего, привлекая его внимание к себе, заставляя повстречаться с ним глазами, одним взглядом задавая безмолвный вопрос.

+1

9

Ответ Полоза прозвучал кокетством для несведущих, но уж Сашке то прекрасно было знакомо количество дочерей-змеёвок, и весьма непростой характер почти каждой из них. Он улыбнулся Горному Царю:
- Ну, от таких вещей не зарекаются… Мало ли как дело выйдет… - И тут влез Локи со своими никому ненужными комментариями по поводу отношений самого Сашки с Ирочкой и их весьма занимательном знакомстве. Скорее всего, дай себе несколько мгновений подумать, бес попросту смолчал бы на эту реплику, ну что взять с болезного, вот только весь вечер накапливающееся раздражение, плюс алкоголь, плюс весьма неприятное открытие, совершённое блондином несколько минут назад сделали своё чёрное дело и он ответил, абсолютно скучающим тоном (хоть в этом он себе не изменил не срываясь в неясное истерическое состояние).
- С каких это пор профессор Лауфейсон является главным собирателем сплетен о моей личной жизни? – Вопросительно изогнутая бровь и абсолютно ледяной взгляд. Вторую часть вопроса «у него что, нет своей собственной?» Сашка благоразумно и благополучно проглотил, уже жалея даже о первой части, но она всё равно незримо повисла в воздухе.. Девушки нервно захихикали, они-то прекрасно знали, что Велиар и Лауфейсон не очень хорошо ладят. По академии ходили совершенно различные как по форме, так и по содержанию сплетни на этот счёт, но достоверно никому ничего известно не было.
Глоток шампанского прокатился по языку, смывая горечь слов, а взгляд переместился на Полоза, не то решившего подыграть трикстеру, не то действительно заинтересовавшегося этой историей.
- Да ничего сверхъестественного тогда не произошло… Да, Саша очень вовремя затормозил, когда я поскользнувшись и серьёзно подвернув ногу упала прямо на пешеходном переходе. – Узкая женская ладошка легла поверх пальцев беса и сжала их, обращая внимание на себя. Ксандр тепло подбадривающе улыбнулся любимой женщине. – А потом, он повёл себя как настоящий джентльмен – довёз меня до дома, и даже помог дойти… ну… вернее отнёс на руках… - Девушка даже слегка зарделась, вспоминая тот пикантный момент. Рассказывая всю эту историю Полозу, смотрела она при этом на рыжего трикстера, словно пытаясь развеять любые иллюзии того на их счёт.
Бес мягко повернул лицо женщины к себе – Дорогая, ты мне льстишь… Любой настоящий мужчина поступил бы на моём месте точно так же.
Взгляд блондина вновь вернулся к рыжему, вещающему теперь уже о его, Велиаровых качествах с таким пафосом, словно он много лет изучал его едва не под микроскопом.
На этот раз удивление удалось задавить в зародыше, не выпуская его отголоски на лицо, и вопросительный взгляд Полоза не остался им незамеченным. Наконец блондин начал применять мозги по прямому назначению и отстранённо анализировать ситуацию. Выводы казались бредовыми, но было очень похоже на то, что Локи ревнует его Сашку к Ирине. Локи, которому совершенно не свойственны любые проявления человеческих эмоций злился на то, что не может получить желаемое, сейчас мелькающее перед глазами с завидным постоянством. Нет, бес не питал иллюзий о каких-то высоких чувствах трикстера в свою сторону, но простое чувство собственничества, он вполне мог приобрести за те двести лет, что они не общались. И теперь, Лофт, похоже, использовал Полоза в качестве буфера, чтоб заставить ревновать и самого беса, что у него, надо сказать, блестяще получалось. Вот только зная чужие карты, играть становится намного проще, хоть и не менее интересно. Как бы Сашке не хотелось самому себе в этом признаваться, но то, что рыжий может уйти с вечеринки в компании Царя Урала, его безумно раздражало. Но опять же, зная Полоза достаточно давно, бес понимал, что он не позволит себя использовать, если догадается о первопричине поведения трикстера. Как это сделать, при этом не проколовшись перед Ириной, блондин пока не знал, но он надеялся, что случай представится, а уж он его не упустит. Сделать гадость рыжему, пусть и такую, весьма условную, было очень приятно, и Сашка не хотел думать о том, что его побуждает поступать таким образом.
- О… профессор, я и не думал, что Вы придерживаетесь столь лестного мнения о моей скромной персоне, и настолько озабочены моим благополучием. – За искренней, совершенно искренней благодарностью, на которую Сашка был только способен, и абсолютно открытой улыбкой, отправленной в сторону Лофта, прятались отголоски издёвки, которые заметил бы лишь тот, кому она предназначалась, ну и ещё, возможно Полоз – существо слишком древнее и проницательное, чтоб от него укрылись какие-то нюансы и подтексты.

+1

10

Ледяная язвительность в голосе Велиара была столь ощутимой, что будь Локи хоть немного трезвей, он непременно удивился бы, как другие этого не замечают. Впрочем, всей компании за столиком сейчас было не до того, чтобы подмечать нюансы и тонкости. И это было благом, учитывая природное женское любопытство и их, почти сверхъестественную, способность предчувствовать скандальные ситуации. Даже теперь три пары блестящих от алкоголя и веселья глаз с пытливым интересом сверлили по очереди двух профессоров, о чьих, более чем прохладных, отношениях в Академии говорили много, часто и с упоением, изобретая всевозможные версии и теории, одна другой нелепей и гротескней. Некоторое время Лофт пытался следить за тем, как развивалась эта история, просто ради смеха, но на теории о кровной мести из-за наследства общей двоюродной бабушки сбился и заскучал.
Что ж, такова натура всех разумных существ, вне зависимости от того, сколько они живут и какими способностями обладают: сплетни, неизбежно, возникают в любом замкнутом сообществе. Без них жизнь была бы слишком пресной.
- Дорогой профессор, - тихо рассмеялся рыжий, качая головой с искренним, неподдельным весельем. – Я бы рад не совать свой нос в вашу личную жизнь, но когда мне в пятнадцатый раз пересказывали эту удивительную и ни на что не похожую историю, убегать из комнаты было уже просто неприлично…
Коротко отсалютовав своим бокалом бесу, Лофт снова перевёл взгляд на Ирину, как раз пересказывавшую пресловутую историю романтической встречи для Полоза, единственного из присутствующих, кто ещё не слышал её ни разу.
- Конечно, в исполнении непосредственной участницы событий всё это звучит совсем по-новому, свежо оригинально и неповторимо, - и снова, тон трикстера был абсолютно серьёзен, и отыскать в словах хоть каплю яда нельзя было даже при помощи самых изощрённых средств. – Со всеми трогательными и увлекательными подробностями…
Последняя фраза практически полностью потонула в гомоне восторженных женских голосов. Разумеется, этот слух не был новым и, пожалуй, успел изрядно поистрепаться за последние пару месяцев, но, всё-таки сегодня профессор Велиар, на которого строили планы практически все молодые и одинокие (и, если на то пошло, не такие уж молодые, и не вполне одинокие) дамы из Академии, впервые представил изголодавшейся по свежей крови общественности свою очаровательную избранницу, о которой было столько разговоров. Ирина и Александр были звёздами сегодняшнего вечера в гораздо большей степени, чем юбиляр, в честь которого всё действо и затевалось, а это налагало определённую ответственность.
В зелёных глазах, следивших за сладко воркующей парочкой, промелькнула смутная тень, которой некому было заметить, так как внимание остальных присутствующих было так же приковано к "юным влюблённым". Послушно обернувшись на лёгкое прикосновение тёплых пальцев к своей щеке, Локи рассеянно улыбнулся Уральскому Царю. Пользуясь моментом, пока все четыре девушки смотрели в противоположную сторону, рыжий обхватил пальцами ладонь Полоза, прижав её, на секунду, к своей щеке, ласкаясь большим, нашкодившим котом и, быстро прикоснувшись губами к запястью мужчины, отпустил, но не отпустил взглядом, отвечая на не озвученный вопрос так же безмолвно и уверенно. Змей ещё несколько секунд не спускал с Лофта внимательного, изучающего взгляда, когда внимание его привлекла новая реплика со стороны Велиара.
Не смотря на спокойный и вполне добродушный тон Александра, смысл сказанного вполне соответствовал всем популярным слухам, и так и сочился скрытым сарказмом. Судя по всему, Ирина о перипетиях внутренней жизни учебного заведения, в котором работал её бойфренд, была практически не осведомлена, но три другие женщины тут же насторожили ушки, поглядывая то на Локи-Люка, то на его белокурого оппонента.  Полоз, имевший представление о происходящем между двумя бывшими приятелями не больше, чем Ира, приподняв брови, продолжил наблюдать со стороны.
- Полагаю, на счёт "скромной персоны" профессор слегка преувеличил, - так же дружелюбно и радушно ответствовал Локи, разливая всем присутствующим, - как звёздам, так и массовке, - по-новой. – А что касается всего остального… то видеть вокруг счастливых и довольных людей приятно всегда, не так ли? – подхватив бокал двумя пальцами, Лофт поднял его в воздух, оглядываясь кругом, изучая лица выражавшие самые разнообразные эмоции, объединённые лишь одним – заинтересованным ожиданием. – И я всегда был о вас весьма высокого мнения. По-моему, я никогда не давал повода считать иначе.
Кажется, за всё время с того дня, как трикстер оказался в стенах Академии имени Кикиморова, это был первый раз, когда он каким-то образом обозначил при посторонних свою позицию в отношениях с Велиаром. За столиком разом повисло сдержанное молчание, хотя было очевидно, что трём работницам учебного заведения не терпится пошептаться между собой, обсуждая услышанное, да и в том, что завтра уже следовало ожидать новой волны слухов, дополненных измышлёнными со всем старанием пикантными подробностями, тоже сомневаться не приходилось. Локи было плевать.
- Как я понимаю, вы двое давно знакомы, - чуть пригубив вина, Полоз сдержанно улыбнулся.
- Мы работали вместе, какое-то время, - ответил Лофт на очередной незаданный вопрос, обращаясь к двум людям, которых это могло интересовать в первую очередь – Полозу и Ирине. – Не здесь, не в Сибири. Удачные были времена… но всё хорошее когда-нибудь кончается.
Снова тостуя и снова ощущая как прокатывается по языку сладкая, шипучая мерзость, заглушая очередной приступ тошноты. Голова сделалась лёгкой. Рыжий почти физически ощутил, как расслабился сидящий по левую руку от него Полоз, очевидно решивший, что понял всё.
Было бы неплохо, если бы всё, на самом деле, было настолько просто и однозначно.
- За то, чтобы никогда не упускать своей удачи.

+1

11

Бес был весьма удивлён. Он собственно никогда не интересовался слухами, а стоило пару раз в достаточно резкой форме высказаться на этот счёт и все мало-мальски значимые сплетни стали проходить мимо его ушей. Как теперь он начал понимать, наверное, зря. В столь замкнутом и не слишком большом коллективе, каковым был преподавательский состав академии, наверное, стоило всё же быть в курсе «подводных течений». Но по-видимому, Велиар слишком уж расслабился на «спокойной работе», и перестал учитывать такие мелочи. Что ж, будет ему урок на будущее – не расслабляться. А о негласной охоте на него как на одного из самых завидных женихов академии, мужчина хоть и знал, но не придавал ей слишком уж большого значения, всё же сейчас не девятнадцатый век, когда ты обязан жениться на скомпрометированной даме, ежели ты честный человек. Особо честным и приличным Ксандр никогда не был, хоть в последнее время и вёл жизнь благопристойного буржуа. А уж жениться на дамах, которые едва не дрались за место в его постели, тем более не собирался, и небезосновательно считал, что уж он-то найдёт способ увильнуть от уз Гименея, каковые для себя считал едва не ярмом тяжким.
Любуясь своей спутницей – смущённой и очень милой, периферийным зрением бес всё же отметил слишком уж личный, для дружеского, жест Лофта, но на сей раз хорошо держал в узде свои эмоции и не подал виду. Теория получила подтверждение, и Велиар решил любыми способами не дать Локи уйти с Полозом с сегодняшнего вечера. Пусть завтра-послезавтра Полоз уберётся в свои горы, а трикстер останется в академии, пусть это может продлиться всего пару тройку дней, пусть. Александр не хочет спокойно смотреть на это, ничего не предпринимая.
Последующие реплики Лофта немного выбили беса из колеи, ведь он действительно считал, что рыжий не слишком высокого мнения о его персоне – должно же быть хоть какое-то разумное объяснение поступку рыжего тогда, в декабре. Слишком жестокому и циничному даже для бога коварства. И вновь не показывая виду, Сашка лишь улыбнулся в ответ, словно безмолвно подтверждая «пакт о ненападении» хотя бы на сегодняшний вечер.
- Всегда приятно слышать столь лестное мнение от зарубежного коллеги. – Лишь тень вопроса мелькнула в голубых глазах, но тут же пропала. Не время и не место было выяснять «Какого чёрта?..» Да и в принципе, Велиар сильно сомневался, что добьётся толкового ответа от Локи. Отсалютовав трикстеру бокалом, Ксандр сделал глоток. Шампанское было сладким и до противного приторным, но набираться, он сегодня не имел права, хоть порой и хотелось. Не будь с ним Ирочки, бес уже свалил бы с этого «чужого праздника жизни» куда-нибудь, где атмосфера потише, контингент попроще и пойло поприятнее.
- Да, времена были неплохие. – Ни одной фальшивой ноты в голосе беса не прозвучало. Ровный, и даже слегка скучающий тон, словно обсуждение этой темы давно набило оскомину. На вопросительный взгляд спутницы, подкреплённый цепкими пальчиками, лёгшими на запястье привлекая внимание, Сашка улыбнулся и склонившись к маленькому ушку шепнул: - Я тебе потом расскажу. Дома.
Успокоенная таким ответом девушка вновь повернулась к рыжему, уже разлившему очередную бутылку шампанского на всю честную компанию, куда только гонит, не понятно, и выдавшему очередной тост: - За то, чтобы никогда не упускать своей удачи.
Внимание Ксандра привлёк какой-то необычный шум за спиной. Когда они с Ириной пересели за соседний столик, слишком маленький для такого количества народу, то оказались лицом к окнам, задёрнутым плотными гардинами и естественно спиной к центру событий, происходящих на невысоком подиуме в другом конце зала. Нет, к многоголосым попыткам перекричать друг друга при общении за одним столиком, заглушаемым слишком громкой музыкой, мужчина привык. Но здесь, кажется, назревало что-то новенькое. Велиар обернулся через плечо, заметив в полголоса:
- Интересно, чем нам грозит очередное выползание Костика в люди?
Костик, ну то есть Константин Валерьевич, хотя все, даже студенты за глаза, звали его просто Костиком, был фигурой выдающейся – имея малопривлекательную внешность, достаточно противный голос и ноль целых, ноль десятых харизмы и обаяния, он считал себя едва ли не супер-мачо всего Тридевятова с окрестностями, и был самоназваным тамадой всех мало-мальски приличных мероприятий, проводимых в академии. Иногда, его удавалось споить до состояния нестояния, прежде чем Костик начинал «рвать на себе рубаху» и собирать народ в хороводы или прочие геометрические и не очень фигуры в попытках этот самый народ развлечь. Нет, иногда его присутствие действительно скрашивало атмосферу праздника, но чаще, после первого же конкурса, Костика упаивали едва не насильно, и отправляли домой отсыпаться. Вот и сейчас, Марго – его законная супруга, дама весьма и весьма пышных форм, в противовес самому Константину Валерьевичу – мелкому и субтильному, пыталась оттащить своего мужа от стойки с микрофоном, но Костик – уже видел цель, верил в себя, и плевать хотел на все препятствия к этой самой цели. Марго лишь передёрнула округлыми плечами и вернулась за столик, когда её муж бульдожьей хваткой вцепился в стойку и стало ясно, что оттащить его оттуда можно будет только буксиром, привязав к камазу, а лучше к танку.

+1

12

Какую-то долю мгновения Сашка выглядел почти удивлённым. В голубых глазах промелькнул и так же стремительно погас безмолвный вопрос. "Не слишком ли много немых бесед на сегодняшний вечер"? Лофт тонко, бесцветно усмехнулся, опуская взгляд в свой бокал. Ничего объяснять он не собирался в любом случае, предоставив бывшему приятелю возможность додумывать самому.
Сейчас трикстера больше всего интересовала его выпивка. Которая, как-то неожиданно и подло, начинала заканчиваться. Встряхнув недавно опорожненную бутылку, Локи нахмурился и, поставив ненужную более тару в конец батареи, понемногу выстроившейся у его ног, алчущим взглядом обозрел помещение. Сейчас, когда спиртное, наконец, добралось до сознания рыжего, окутывая его дивным ватным одеялом безразличия, ни в коем разе нельзя было останавливаться. Сделай паузу теперь и все труды коту под хвост.
- Локи… - зазвучал тихий голос, едва уловимо встревоженный, прямо в ухо, тёплым дыханием касаясь и без того разгорячённой алкоголем кожи трикстера. – Ты не слишком усердствуешь?
Вопрос слегка привёл рыжего в чувство. Он обернулся, быстро заглядывая в лицо не на шутку обеспокоенного Полоза и, нервно облизнувшись, улыбнулся, как-то неловко, почти виновато. Внутренне чутьё плута подсказывало, что не смотря на так успешно отбитую "атаку противника" минутами ранее, дёрганное поведение конченого пьяницы, сорвавшегося после месяца в завязке, выдавало его с головой. Вот только что именно оно выдавало, Лофт и сам не смог бы объяснить, в том и заключалась проблема. Сложно скрывать то, о чём ты не имеешь никакого понятия.
- Я…
Открыв было рот, чтобы соврать, придумать какую-нибудь очередную чушь, Локи вдруг резко оборвал сам себя на полуслове, отрывисто пожимая плечами. В самом деле, к чему отрицать очевидное?
- Я просто хочу набраться сегодня. У меня была не самая приятная неделя… да и весь месяц, если подумать, ни к чёрту…
Золотистые глаза изучали его ещё несколько времени с настороженным вниманием. Потом по губам змея скользнула лёгкая улыбка. Как ящерка по горячим камням, мелькнула и пропала, будто не было, но выражение лица Царя Урала в миг стало более спокойным и расслабленным. Вскинув руку, Полоз подозвал официанта, отдыхавшего в стороне, подпирая спиной стенку у выхода, и что-то шепнул ему на ухо, подкрепляя слова парой хрустящих бумажек, поспешно исчезнувших в кармане белого широкого фартука. Кивнув, мальчишка чуть ли не бегом отправился выполнять поручение.
Локи благодарно улыбнулся змею, но прежде чем успел открыть рот, по залу разнёсся, привлекая к себе всеобщее внимание, усиленный микрофоном гнусавый голос никого иного, как главного массовика-затейника всея академия, единственного и неповторимого Костика. Пока между Лофтом и Уральским Царём происходил короткий диалог, Константин Валерьевич успел победить в неравной схватке свою супружницу Маргариту и теперь, крепко вцепившись обеими руками в законный трофей, - читай – стойку микрофона, которая была, к слову, для него немного высоковато приподнята, но кого волнуют такие незначительные вещи? – что-то упоённо, взахлёб, вещал.
- Очередная гениальная задумка от Васюкова, - пухлогубая брюнетка-Леночка иронически фыркнув, закатила глаза. – Даже интересно, до чего он на сей раз дотумкался.
- Ну уж шарады ему вряд ли переплюнуть…
Негромко рассмеялась Катенька. После того, как соседом её, вместо Лофта, стал Полоз, бойкая блондинка с длинной косой чёлкой слегка заскучала и стала налегать на шампанское почти наравне с рыжим. На данный момент девушка всё ещё пребывала в состоянии лёгкой эйфории, которое вот-вот грозило перелиться в пьяную истерику, если подвернётся подходящий повод и ещё один бокал "шипучки", который должен был забить финальный "гвоздь в крышку гроба".
- Да, - с чувством протянула, вторя ей, Леночка. – Шарады были неподражаемы.
Тот случай уже давно вошёл в местные легенды и предания, навсегда став частью истории. В очередном порыве разнообразить досуг сослуживцев, Костик выкопал откуда-то старинную игру в шарады, где участники должны изображать посредством небольших сценок слоги загаданного слова. Самозваный тамада так расстарался, что даже притащил костюмы и прочий реквизит.
Про то, как пьяного в хлам Васюкова в нарядной ливрее и пудренном парике, едва державшимся на гладкой плеши Костика, ловили по всему Тридевятово, скачущим задом наперёд на диком свирепом вепре (который, после того, как с него были чары, оказался не менее свирепой и дикой Марго Васюковой) – до сих пор рассказывали взахлёб. Но разве можно обвинять людей, не первый год безропотно сносящих энтузиазм подобного масштаба? Костик мог быть не менее разрушительным, чем цунами, и его так же непросто было игнорировать. Жаль только что он не успокаивался, подобно природному катаклизму, через несколько часов.
А Костик, тем временем, подобрался к финалу своей витиеватой и неприлично-пышной речи, в которой он едва ли не клялся имениннику в любви до гроба, обзывая ни в чём не повинного Кикиморова "отцом родным" и "благодетелем". Теперь Васюков осторожно, смакуя момент, подступал к самой сути, едва не захлёбываясь от восторга. Уж вероятность того, что микрофон вот-вот утонет в его слюне, была довольно высокой:
- …решили сделать сегодняшний вечер вечером самого красивого и чувственного танца – танго! Да, именно так! Мы предлагаем самым смелым парам побороться за весьма достойный приз…
Вполне довольный собой и своей очередной гениальной программой, Костик развязно и оттого вдвойне жутко подмигнул собравшимся. Впрочем, как следует испугаться никто не успел, по внезапно притихшему залу разом поползли шепотки. В голосах, в основном, слышалось приятное возбуждение.
- Кажется, на сей раз, Константин Валерьевич попал в точку, - негромко хмыкнул Лофт. – Если всё сложится удачно, этот вечер наверняка станет вершиной его блестящей карьеры тамады.
Леночка и Катенька любезно поддержали рыжего смешками. Отвлекшийся ненадолго Полоз, открывавший бутылку дорогого коньяка, принесённого официантом эксклюзивно для их столика, из ресторанных закромов, приподнял бровь.
- Местный заводила, - пояснил Локи, принимая из рук змея пузатую коньячную рюмку, одобрительно поводя носом, вдыхая в себя богатый, насыщенный букет. – Самозваный, но очень и очень энергичный.
А заявленный приз уже был вынесен и выставлен на всеобщее обозрение, вызывая очередную, теперь уже более уверенную, волну пересудов. Изящная, хотя и довольно крупная, женская брошь, в форме изумительного цветка. Все четыре девушки за столом уставились на украшение по сорочьи округлившимися глазами. Наконец, после непродолжительного молчания, раздался задумчиво-мечтательный голос Натальи:
- Я умею танцевать танго. Два года в школе бальными танцами занималась, - не без гордости поделилась блондинка, достаточно красноречиво поглядывая на Полоза.
Перехватив её взгляд и истолковав его верно, змей тонко улыбнулся и покачал головой.
- К сожалению, я не танцую.
- Какая жалость!
Восклицание, как ни удивительно, раздалось одновременно на два голоса и прозвучало вполне гармонично, с действительно искренним сожалением. Осознав это, Наташа слегка раздражённо покосилась на Лофта.
- Странно, я мог бы поклясться, что ты танцуешь просто великолепно, - задумчиво проговорил трикстер, глядя на Царя Урала с таким выражением, которое только слепого могло бы заставить усомниться в том, на каком основании рыжий сделал такие выводы.
- Ну, если вы хотите…
Голос Натальи прорезался опять, недовольный и чуточку капризный, привлекая к себе внимание Локи, к которому рослая блондинка и обращалась сейчас. Смерив её задумчивым взглядом, Лофт решительно и, пожалуй, слегка грубовато отозвался:
- Не хочу.
И снова его слова заставили Леночку и Катеньку рассмеяться, на сей раз не столь явно. Все три девушки считались в академии подругами, но каждому было известно, что Наташа Петрова слишком много из себя ставит, и вряд ли даже этих двоих считает себе ровней. Видеть то, как неприступную красавицу "отшивает" мужчина, которому она, только что, вроде как сделала одолжение, девицам было приятно. Трикстер только рад был стараться.
- Нет, классическим танцем по учебнику здесь никого не удивишь… - рыжий кивнул в сторону большой площадки посреди зала, освобождённой как раз для танцев, куда уже потихоньку, пока не слишком уверенно, подтягивались парочки, претендующие на победу и заветный приз. – Я думал про что-то… более интересное, - зелёных глаза, внезапно, остановились на лице беса и вспыхнули знакомым озорством. – Вы ведь, наверное, слышали, что раньше танго считалось слишком неприличным для женщин танцем? Его танцевали двое мужчин.

+1

13

Костик был в своём репертуаре - желая затянуть интригу и привлечь к своему выступлению максимум внимания, он задвинул речь на добрых пятнадцать минут. За это время барышни успели обсудить прошлые свершения небезызвестного тамады, и прийти к дружному выводу, что интересного ничего не будет, официант, облагодетельствованный Полозом принёс бутылку коньяку, и жизнь даже заиграла новыми красками. Хоть Сашка и не собирался набираться до зелёных чертей, но от шампанского уже действительно немного мутило, и он благодарно улыбнулся Полозу, протянувшему бокал с коньяком. Сделав крохотный глоток, чтоб смыть сладкий приторный привкус «шипучки», бес окончательно расслабился. Его этот конкурс не касался ни в коей мере – мужчина точно знал, что танцевать танго Ирочка не умеет, а шевелиться ради одной из этих крашеных гарпий, искусно притворяющихся коллегами, он был совершенно не намерен.
Впервые беса кольнуло недоброе предчувствие, когда со всех сторон раздался дружный женский не то вздох, не то стон, и даже его спутница не стала исключением. На вкус Велиара, брошь была слишком вычурна, ну да женщин не понять, чем блестючей, тем желанней – видимо сорочий инстинкт срабатывает. Присмотревшись повнимательнее к оживлённо зашебуршившимся коллегам, где доминирующее положение явно занимали дамы, подгонявшие своих кавалеров в сторону расчищенной для танцев площадки, и отвлекшись на столь необычное для коллектива академии зрелище, Александр едва не пропустил весьма занимательную беседу за собственным столиком. Он понимающе улыбнулся Полозу, явно не желавшему связываться с маленькой перекопчённой пираньей и открестившемуся от танцев вообще, едва заметно усмехнулся на грубоватый ответ Лофта гордячке Наташе, хотя и даже стал уже сочувствовать девушке в некоторой степени - за сегодняшний вечер её отшили дважды подряд. Такого удара по самолюбию, она, наверное не получала никогда, но её спесь когда-то всё же стоило унять, так почему не сейчас. Второй раз нехорошее предчувствие кольнуло, когда блондин поймал озорной взгляд трикстера, явно задумавшего очередную пакость на предмет повеселиться за чужой счёт. Естественно бес слышал про это, и не только слышал, она сам учился танцевать танго именно с мужчиной, правда это было достаточно давно, чтоб стоило об этом вспоминать, но тем не менее. И сразу весь расклад стал ясен – Ксандр даже рот успел раскрыть, чтоб отшить Лофта не менее грубо и категорично чем тот сделал это с Натальей всего каких-то пару десятков секунд назад, но теплые женские пальчики, требовательно легли на его запястье, и мужчина повернул голову к своей спутнице. Ирина едва заметно вздрогнула, видимо взгляд беса, предназначенный для одного рыжего недоразумения мужского пола был не слишком-то приятен, но тут же взяла себя в руки, и улыбнулась так, как улыбалась только ему – тепло, открыто, так похоже на ту улыбку другого «человека», на которую он в своё время как дурак повёлся. Бес тяжело напоказ вздохнул и буркнул себе под нос:
- Я точно об этом ещё пожалею…
Ирочка прильнула к плечу блондина и победно посмотрела на всех остальных барышень, мол, учитесь. Возможно ей было не слишком комфортно в окружении жительниц местного серпентария, и эта маленькая победа придала ей уверенности в собственных женских чарах. А Велиар одним глотком допил остававшийся в бокале коньяк и решил, что по большому счёту, если они с Локи сейчас немного тряхнут это болото, хуже от этого никому не станет. Один танец, пусть и с человеком, от которого хочется находиться как можно дальше, не слишком высокая цена за то, чтоб сделать приятное любимой женщине. Сашка поднял взгляд на Лофта, и улыбнулся тому так, как обычно улыбался тогда, много лет назад, готовясь вляпаться по самые уши в смертельно опасную авантюру. Дёргать старуху-судьбу за усы, что может быть интереснее и занимательнее. И сейчас бес чувствовал себя именно так, словно готовится ступить на тонкий вешний лёд, не зная, удастся ли благополучно перейти на другой берег, или следующий же шаг станет концом, когда ледяная вода смыкается над головой.
- Хорошо, я составлю тебе пару, при условии, что ты уступишь мне приз. Насколько я знаю, женские украшения тебя интересуют постольку поскольку…
Наташа, видимо решила отыграться за нанесённое Лофтом совсем недавно оскорбление: - А почему вы так уверены, что выиграете? – О лёд в голосе блондинки можно было порезаться. Бес удивлённо на неё посмотрел, хмыкнул, но всё же снизошёл до ответа: - Если Лофт – привычное старое имя слетело с губ блондина само собой, он уже действительно настроился на временное перемирие, и был готов «к бою», - за последние… «двести» пару лет не разучился танцевать, то сомнительно, что у нас найдутся достойные соперники. Да и чисто мужская пара, подозреваю, будет всего одна, а это станет дополнительной причиной для того, чтобы отдать приз именно нам.
Наталья зло сощурилась, но более ничего не сказала, вполне обоснованно подозревая, что любые её доводы будут бесцеремонно отметены, нянчиться с девушкой Александр не собирался. Легко поцеловав Ирину, Велиар поднялся, вновь обращаясь к Локи:
- Ну, ты идёшь? Или передумал уже?

+1

14

музыка

Локи не являлся горячим поклонником личности и творчества Константина Васюкова, но сегодня, завидев на сцене знакомую низкорослую фигуру, трикстер обрадовался Костику как родному. Появление этого человека-оркестра означало, что вот-вот начнётся какое-то движение в массах. Возможно, кого-то опять заставят петь, размахивать руками, ходить хороводами и изображать морские фигуры. Улизнуть под шумок было бы гораздо проще, и никто не посмел бы его за это осудить. Не то, чтобы Лофта так волновало чьё-либо мнение или он стремился к соблюдению норм этикета, но нынешним вечером он твёрдо вознамерился покинуть ресторан в сопровождении Полоза, а Царь Урала был слишком джентльмен, чтобы бросать остальных гостей в середине вечера. Следовательно, нужен был хороший предлог, если рыжий хотел увести мужчину отсюда пораньше.
Когда Костик объявил танго, в сердце скандинавского пройдохи затеплилась надежда, но жила она недолго. Действительно ли Полоз не умел танцевать или просто-напросто хотел вежливо уклониться от необходимости заниматься этим с прыткой Натальей, но теперь путь на танцпол был отрезан, в любом случае.
Единственно из вредности, из желания умыть столь неудачно встрявшую в беседу девицу, Локи многозначительно уставился на Сашку. Беса, кажется, даже передёрнуло от такой наглости, но Лофт, у которого на языке уже крутилось несколько гадостей, какие он мог бы выдать в ответ на грубый отказ, только усмехнулся развязно. Возможности сцедить немного яда рыжий радовался как ребёнок.
Однако колкости свои трикстеру пришлось в спешном порядке глотать обратно. На пару секунд лицо его вытянулось в изумлении, когда Велиар, вдруг, дал согласие на так и не озвученное предложение. Катенька и Леночка, следившие за участниками происходящего с вниманием двух самых пристрастных арбитров, едва не взвыли от восторга. Натали была умыта окончательно и бесповоротно, а два самых интересных и скандальных холостяка академии, чьи отношения были одной из основных тем пересудов в учительской, мало того, что устроились за их столиком, так теперь ещё собрались танцевать вместе. "Вот у кого вечер задался", мысленно хмыкнул Лофт, поглядывая то на блондинку, то на брюнетку.
Долго гадать о причинах столь разительной перемены в настроении Александра тоже не пришлось. Лучащаяся довольством Ирина поглядывала на остальных девушек с видом скромного превосходства. Очевидно она, как и Полоз, танго не танцевала, а получить заветный приз рыжей женщине хотелось не меньше прочих.
- Я бы на это посмотрел.
Лёгкое прикосновение к левой руке заставило Лофта оторваться от созерцания счастливой парочки. Похоже, Полоз по-своему истрактовал настроение рыжего, решив, что тот захотел развлечься, да по его, Полоза, вине не вышло. Ситуацию же с Сашкой  змей понял совершенно верно. "Лучше бы догадался забрать меня отсюда", мелькнуло в голове Локи с неожиданной горечью, однако в ответ трикстер лишь улыбнулся. Темно, сладко и жарко, обещая такое же, обжигающее зрелище и не менее горячее продолжение ночи, позднее, вдалеке от любопытных взглядов. Так или иначе, но Лофт был намерен устроить такое шоу, которое в академии будут обсуждать ещё долго и нескоро забудут.
- Тогда, это вопрос решенный.
Кивнув, рыжий залпом опорожнил бокал с коньяком, который всё это время вертел в пальцах. Обжигающая жидкость прокатилась по пищеводу, ложась сверху на толстый-толстый слой шипучки. На мгновение, трикстера как будто оглушило, а потом реальность надвинулась на него опять, но мир вокруг вдруг стал в разы ярче, громче, запах резче и время словно ускорилось. Впрочем, координации движений Локи не потерял ни на грамм, а это было самое главное.
Поднявшись со своего места, рыжий стянул с себя пиджак, вешая опостылевшую деталь туалета на спинку собственного стула. Кинул быстрый взгляд на "сладкую парочку" прощавшуюся, с точки зрения Лофта, так, будто Сашка, по меньшей мере, уходил в двухгодичное плаванье. Нет, публичное проявление эмоций Локи не смущало, но он испытывал странное, ничем не объяснимое раздражение от того, насколько искренне это выглядело. Ирина совершенно определённо была для Сашки чем-то большим, нежели простое развлечение на несколько ночей, такой взгляд нельзя подделать. Нельзя так хорошо, без запинки разыгрывать наличие эмоций, которых ты не испытываешь. Или их отсутствие. Уж Локи-то об этом было известно доподлинно. Он сам не раз прокалывался именно на этом.
- Не дождёшься, - смешливо фыркнул рыжий, когда Велиар соизволил–таки обратить на него своё царственное внимание. – Сегодня, сударь, я бы согласился танцевать даже с капитаном Шерманом.
Жеманно поджатые губы в карикатурном жесте, изображающем южную красотку, звезду провинциального бала обозначили место, где надо было начинать смеяться. Девушки, цитату не сразу, но угадавшие, среагировали как по указке, отзываясь очередным всплеском коротких, задорных смешков. Хотя забавного здесь было мало. Когда-то Локи, пусть и в другом теле, действительно довелось танцевать с Уильямом Шерманом. Партнёр из него был неважнецкий. Как и из всех военных в высоком звании.
Конкурс должен был вот-вот начаться, и Александр решительно направился в сторону устроителей, намереваясь записать их с Лофтом в число участников. Трикстер же ещё на пару мгновений задержался у столика, одаривая улыбкой виновницу всей этой кутерьмы. Коротко поклонившись Ирине, прикладывая ладонь к груди в области сердца, Локи заверил девушку со всей искренностью, на которую был способен:
- Мисс, я верну вам вашего спутника в целости и невредимости.
Ирочка, словно сейчас только вспомнившая о иностранных корнях коллеги "своего мужчины", отвесив такой же полу-комичный, полу-куртуазный поклон, ответствовала, видимо, почти бессознательно подражая английскому акценту:
- Будьте так любезны, сэр.
Подмигнув на прощание всему обществу, в том числе и мрачной как туча Наташе, потягивавшей согревшееся шампанское из своего бокала, Лофт бросился догонять Велиара, ловко лавируя среди уже успевших разбиться на пары участников конкурса. По пути он успел расстегнуть рубашку на три пуговицы и, подвернув манжеты, закатать рукава до локтей. Локи двигался на звук, безошибочно угадывая во внезапной тишине нарастающий гул заинтригованных голосов. То, что двое мужчин, по отдельности, вышли на площадку, не привлекло внимания гостей, но вот после того, как Александр записал их имена, интрига стала прозрачной даже для младенца.
Костик, взволнованным голосом, объявил старт. Приглашённый оркестр взялся за инструменты. Лофт сделал ещё несколько широких, торопливых шагов, проходя мимо своего партнёра, будто бы не замечая его, между вставших на изготовку пар, заставляя их с недовольством, но всё же расступаться и, оставив Велиара в метрах двух у себя за спиной, вдруг резко затормозил, замирая на месте. Раздались первые аккорды, которые рыжий угадал безошибочно. Танго, в котором повествовалось об одержимости, от которой невозможно избавиться. Кто-то другой, возможно, углядел бы здесь знак свыше или какую-то подобную чушь, трикстер же увидел только очевидное: Костик или его жена отыскали музыкальное сопровождение в одном из многих фильмов, где оно звучало. Неважно. Лофту нравилась эта мелодия.
Медленно, повинуясь ритму, Локи обернулся. Расчищенная им дорожка так и осталась незанятой, голой полосой зияя посреди площадки. Вокруг, в напряжённом внимании, расставлены готовые сорваться с места пары, в точно таких позах, каким их обучили или которые они сами где-то когда-то подглядели. Как будто танго – это всего лишь набор заученных на зубок фигур.
Нет, танго – это история, рассказанная тем языком, который понятен любому существу, обладающему либо когда-то обладавшему телесной оболочкой. История всегда разная, но говорящая об одних и тех же вещах. Сегодня в ней рассказывалось о мужчине, вышедшем на прогулку, чтобы найти себе компанию на ночь. На аргентинском, у танго – мужской род.
Как только первые ноты вспорхнули в воздух, Лофт медленно двинулся, соблюдая шаги танца, имитирующие развязную походку мужчины навстречу другому мужчине, перед дракой ли, или перед тем, как заключить того в объятья. Я заметил тебя, ты мне интересен. Я хочу уйти с тобой в мою съёмную комнату. Я хочу остаться там до рассвета.
Несколько пар вокруг сбиваются с шага, потому что партнёры загляделись на происходящее в центре. Потом они слишком торопятся, стремясь угнаться за соперниками, и этих конкурсантов можно считать списанными со счёту. Хотя Локи не ставил себе такой цели, он доволен. Другие пары спокойно продолжают, кто-то даже старается, откидывая причудливые коленца. Лофт не обращает на них внимания, он не спускает взгляда с того, кто всё ближе и ближе к нему. Следит за каждым движением беса, зеркально копирующим его собственные шаги.
Я вижу, что ты тоже меня заметил, приятель. Посмотрим, из какого теста ты сделан? Один короткий, отрывистый шаг, сближая дистанцию, но вместо того, чтобы соединить руки, правая ладонь трикстера плашмя касается живота партнёра, где-то под рёбрами. Это самое неоднозначное место на человеческом теле. Прикосновение к животу нельзя назвать непристойным, как если бы ты положил руку на зад или на пах мужчины, или на грудь женщины, но, тем не менее, в нём есть нечто до дрожи интимное. Именно здесь, независимо от нас, зарождается желание. Отсюда жар и нега, и сладость разливаются по телу, парализуя его.
Пальцы Локи скользят дальше, горячие и юркие, пока он проходит мимо. Последуешь ли ты за мной? Ещё шаг, и партнёры снова разминулись, рыжий уже за спиной блондина, но запоздавшая рука вытянута немым предложением. Осмелишься взять мою руку?.. И взгляд, глаза в глаза, нарочито запоздалый, но откровенный до предела. Приглашающий, манящий, жадный. Так похожий на тот взгляд пятинедельной давности. Если посмеешь, то я обещаю тебе: эту ночь ты не забудешь ближайшие двести лет.

+1

15

Сняв пиджак, Александр небрежно повесил его на спинку своего стула, ослабил узел галстука и расстегнул верхнюю пуговицу на рубашке. Танго слишком темпераментный танец, чтоб можно было позволить себе лишнюю, стесняющую движения одежду.
Время поджимало. Они стали завершающими длинный перечень желающих попытать счастья. На изумлённый взгляд Марго, вносящей участников конкурса в список, бес лишь подмигнул дородной даме и утвердительно кивнул, мол, нет, она не ослышалась, и пару действительно составят Александр Велиар и Люк Лауфейсон.
- Но как же? Это же… - залепетала жена Костика.
- Это вполне нормально, раньше вообще женщинам не позволялось танцевать столь непристойный танец, – ухмыльнулся Сашка, расстёгивая манжеты и закатывая рукава до локтя. – Так что, возвращаемся к истокам так сказать.
Марго захлопнула рот, но всё равно была немного похожа на пучеглазого краба, а народ вокруг загудел, обсуждая «новость дня». Самое любопытное, Ксандра до странного не волновало то, что весь оставшийся вечер и ближайшую пару месяцев их с Локи эксцентричную выходку будут обсуждать дружно всей академией. И даже то, что в зале, совсем недалеко, находится Ирочка, было совершенно не важно.
До начала оставалось всего несколько мгновений, которые бес потратил на то, чтобы ещё раз окинуть взглядом танцевальную площадку и оценить уровень соперников. Он стоял в небрежно-расслабленной позе лицом к центру площадки и спиной к Локи, который очень уверенно продефилировал мимо, словно ледокол рассекая толпу парочек, уже вставших «в позу». Забавно, но похоже, никто из вышедших побороться за приз не понимал саму суть того, что им сейчас предстояло. Но это всё промелькнуло в голове беса мимолётом, по краю сознания. А когда в воздухе поплыли первые аккорды, оно вообще стало совершенно неважным и лишним.
Главным сейчас был мужчина, который медленно поворачивался в его сторону, и поймав взгляд зелёных глаз, полыхающих сейчас, кажется адским огнём, Ксандр двинулся навстречу этому немому, но такому выразительному призыву. Я тебя вижу, «яркая птичка». Шаг, ещё шаг. И сегодня, ты станешь моей добычей. Главным блюдом на пиршественном столе в моём логове. Угадав, а может почувствовав следующее движение Локи, Велиар убрал правую руку за спину, словно пряча зажатый в ней силок, а взгляд отвёл чуть в сторону. Нет, я тебя не замечаю, подойди ближе, тебе же любопытно. От ощущения горячих пальцев как раз на уровне солнечного сплетения по телу прокатилась горячая волна. Ещё шаг и они почти разминулись, когда Лофт поднял взгляд, обещающий настолько много, что недавняя почти откровенная ласка показалась невинной детской шалостью, вот только бес был готов – пальцы, словно петлёй силка оплели предплечье трикстера чуть пониже локтя, сползая до изящного запястья. Не нарушая ритма танца, Велиар потянул рыжего на себя, одновременно делая шаг назад, чтобы вновь оказаться лицом к лицу. Куда же ты, птичка? Не надо убегать. Перехватив ладонь Локи левой рукой, правой он скользнул по боку рыжего на спину, непозволительно сильно сокращая дистанцию между их телами. Всё, я тебя поймал…

+1

16

Кажущаяся безмятежность мелодии, её спокойное течение и плавность, так сильно контрастируют с тем напряжением, что скрывается внутри. Но ведь это, действительно, песня человека, который всё потерял. И готов поставить опять. Снова и снова, и снова. Потому что он не может остановиться, даже предвидя печальный финал, даже предчувствуя западню.
Локи сейчас сам, с такой же отчаянной решимостью шагает в расставленную для него партнёром "ловушку". Эй, кто позволил тебе вот так ко мне прикасаться?.. Подбородок упрямо вздёрнут вверх, глаза, едва заметно, сощурены, а тело, плавно и чутко двигающееся в такт музыке, с такой непринуждённостью, словно было рождено звучанием нот, напрягается звенящей струной, но так, что почувствовать это может только тот, кто сейчас сжимает его в своих объятьях. Это всего лишь кокетство, и они оба это понимают. Игра в "кто кого переспорит", извечная мальчишеская борьба за право вести.
Однако мгновение спустя, рыжий расслабляется и уступает, с обманчивой податливостью позволяя притянуть себя ближе, не просто сокращая дистанцию до непозволительного минимума. Всего одно короткое движение, и этой дистанции между двух разгорячённых танцем тел не остаётся вообще. Лофт слышит вокруг удивлённые, восхищённые, шокированные возгласы. Не прошло и полминуты на танцполе, как они уже стали центром всеобщего внимания. Трикстер едва заметно усмехается, тонкие пальцы скользят вверх по плечу партнёра, шутливой, дразнящей лаской. Да, ты поймал меня, но что ты будешь делать дальше, крутой парень? Несколько времени Локи просто позволяет вести себя, легко угадывая шаги партнёра, подстраиваясь под них. Со стороны может создаться впечатление, что они долго репетировали эту выходку, так естественно и слаженно всё выглядит.
Это длится считанные секунды – танго быстрый танец. Но каждый миг в нём накалён до предела, и в этот миг можно успеть прожить целую жизнь. Вот рыжий покорно отдаётся на волю чужих рук, меряя площадку кружевом шагов, следуя за своим партнёром, а вот он уже отступает, всё с той же, показной, уступчивостью. Взгляд прямой и жадный, глаза в глаза, безотрывный, обжигающий. Хорошо, я твой. Этого ты хотел? Немного отдаляясь, но не разрывая, пока ещё, крепкой хватки рук, Лофт уходит чуть в сторону. Правая нога скользит между ног партнёра, почти как в шаге, но бедро касается чужого бедра непозволительно высоко. Хочешь меня прямо здесь?.. Рыжий сгибает колено, беря правую ногу беса в крепкий захват, откидываясь назад, на поддерживающую руку Велиара, выгибаясь всем телом. Это, должно быть, выглядит совсем уж непристойно, потому что голоса, на сей раз, звучат ещё громче и взволнованней. 
Но темп мелодии меняется. Теперь она не напоминает медленно текущую реку в ясный день, теперь это штормовое море, и точно такая же буря, вдруг, разыгрывается в зелёных глазах, когда Локи, резко выпрямившись, поднимает голову. Тогда попробуй успеть за мной. Плавное, едва уловимое движение, и Лофт выскальзывает из рук блондина, уходя в сторону, а затем за спину партнёра, отступая спиной назад, приглашая идти следом. Учти, теперь я не дамся так просто.

Отредактировано Люк Лауфейсон (2013-11-25 13:08:37)

+1

17

Кружево шагов по площадке и жадные, можно даже сказать откровенные взгляды, при «соприкосновении» которых воздух едва не искрит. Бес уже и думать забыл, по какой причине он так не хотел танцевать с трикстером, полностью отдаваясь музыке, живя сейчас этим танцем – одним, для двоих. Шаг, и вот уже бедро рыжего касается его собственного у самого паха, наверное, со стороны это выглядит чрезвычайно неприлично, потому как даже через «вату в ушах», заглушающую все посторонние звуки, слышится «вопль зала». Да, я хочу тебя. Прямо здесь и сейчас. И Локи, словно сдаваясь на милость «победителя», выгибается дугой, оплетая ногой ногу Велира, словно плющ, в поисках опоры. Вот только ритм танца меняется, а вместе с ним и настроение партнёра. Пользуясь тем, что «враг» расслабился, считая себя победителем и «почивая на лаврах», рыжий плут уходит из «плена рук», отступая спиной к краю площадки. Поворот, и следом, шаг в шаг. Не сбежишь, не скроешься. Ты уже мой, даже если пытаешься сопротивляться. И вот Локи, словно прижат спиной к воображаемой стене, замер перед следующим шагом, но Ксандр не позволяет своей добыче вновь ускользнуть, делая шаг с левой ноги чуть более широкий, чем предыдущие, и сильнее сокращая дистанцию. Левая ладонь, взметнувшись змеёй ложится на талию партнёра, притягивая того к себе. Поймал. Ты мой. Не забывай об этом. Лицо склоняется к лицу, словно в преддверии поцелуя, правая ладонь, ложится поперёк талии, небольшой шаг правой ногой вперёд для удержания равновесия, и левая ладонь скользит вниз по бедру трикстера, поднимая его ногу и вынуждая прижать к собственному бедру. Теперь уже по Сашкиной воле, Лофт прогибается назад, крепко удерживаемый руками партнёра. Горячий, гибкий, что ивовый прут, распаренный в кипятке. Ты же тоже хочешь. Не меньше моего. Здесь. Сейчас. Немедленно.

Отредактировано Александр Велиар (2013-12-04 19:29:44)

+1

18

Небольшая танцевальная площадка посреди бело-золотого, яркого и шумного банкетного зала давно уже исчезла, уступив место тёмной грязной улочке, где-нибудь в районе доков, в Амстердаме или любом другом портовом городе. Здесь пусто и безлюдно, и только на периферии сознания ощущается невнятный шум, близость посторонних жизней, внимательно следящих за каждым движением партнёров. Но пока длится музыка, они – не более чем тени. Реальна только эта охота голодного дворового кота за яркой тропической пташкой, привезённой из далёких земель на борту одного из больших судов. Погоня ночного гуляки за обещанным удовольствием, мотылька – за пламенем.
Один, два стремительных шага, пятясь, не отпуская преследователя взглядом, и спина будто натыкается на глухую стену переулка. Локи замирает, не дольше, чем на пару секунд, прежде чем возобновить движение, но этого времени Велиару хватает, чтобы нагнать и снова схватить "добычу". И вновь так, до неприличия, близко, что можно ощутить на лице чужое дыхание. Губы рыжего чуть вздрагивают и приоткрывается, а глаза за полуопущенными ресницами безотрывно следят за чужим ртом, пока трикстер прогибается в руках беса, податливый и уступчивый как глина.
Здесь. Сейчас… Правая ладонь Локи скользит вверх по груди Ксандра, поднимаясь к плечу русского, жестом, который выглядит едва ли не более интимно, чем всё остальное. Левая, тем временем, проворно спускается вниз по предплечью беса, находя его пальцы, сплетая их со своими. Всё, что ты пожелаешь. Нога, только что обвивавшаяся вокруг бедра Велиара уже вновь коснулась паркета. Трикстер вдруг отдаляется на расстояние двух сцепленных рук, а затем так же стремительно возвращается, сделав полуоборот вокруг своей оси. Столько, сколько пожелаешь. Чужие руки подхватывают, поддерживают, помогают приподняться над землёй, когда Лофт, прижавшись спиной к груди Сашки, снова цепляется за левое бедро беса согнутой в колене, отведённой назад ногой. Голова откинута на плечо партнёра, а сплетённые вместе тела кружатся, вызывая очередную волну зачарованных вздохов. Так, как только захочешь. Опущенный на грешную землю, рыжий разворачивается к блондину лицом, становясь почти в классическую стойку, но через пару быстрых шагов, повинуясь собственному желанию столько же, сколько рукам Велиара, опять выгибается, на сей раз приседая в полушпагате. Опорная, правая нога сгибается между ног партнёра, а лицо Локи оказывается почти на уровне паха Ксандра, которому трикстер улыбается, глядя снизу вверх, дерзко, шало, вызывающе.

+1

19

Охота продолжается, вот только не превратиться бы охотнику в добычу. Игра с огнём опасна и непредсказуема, но в этом вся соль и интрига, а Ксандр всегда любил сложные задачки. Рыжий отдаляется, словно снова пытаясь сбежать, но зрителей ждёт непредвиденная развязка – Локи вновь движется навстречу партнёру, и угадывая следующее движение трикстера, Велиар кладёт свободную ладонь на его бедро, а второй рукой, уже отпущенной из цепких пальцев Лофта обнимает того поперёк груди, прижимая к себе спиной. А если я захочу всё. Чуть повернув голову так, чтобы касаться скулой щеки рыжего, откинувшегося на его плечо, Ксандр в очередной раз улавливает взрыв чужих эмоций, выраженный звуковыми вибрациями где-то за гранью «мира танца». Если я захочу навсегда. Слишком близкой и интимной сейчас выглядит их поза, слишком естественны движения и эмоции. Но беса сейчас мало волнуют очередные сплетни, которые не сегодня-завтра обязательно поползут по академии.
Вновь пара быстрых танцевальных шагов по площадке, когда Локи опускается в низкий полушпагат, и Велиар, запоздав на долю мгновения, - всё же каверза рыжего удалась и бес не до конца разгадал движение, - отводя правую ногу назад и в сторону склоняется над ним, словно для поцелуя, близко-близко к лицу, действительно едва не касаясь, и лишь для трикстера, едва заметное движение губ:
- Я тебя придушу… Я тебя изнасилую…
И уже на противоходе, когда он тянет Локи на себя, поднимая, шепчет ему на ухо, немного склонив голову:
- Или уроню… А лучше действительно изнасилую…
Вновь кружево шагов, дуэль взглядов, и публика замерла в предвкушении. Они не стали её разочаровывать – пара совсем коротких шагов, сплетённые пальцы размыкаются, а правая ладонь Велиара спускается на поясницу трикстера. Не испугаешься? Подтверждающий взмах ресниц, и Лофт взлетает над площадкой, удерживаемый лишь руками Ксандра, напряжённый, как взведённый лук, свободный от рамок и условностей мира, словно даже сила притяжения действовать на него перестала. Лишь левая щиколотка в крепком захвате горячих пальцев беса не позволяет вспорхнуть и исчезнуть из этого зала подальше от сотни любопытных глаз. Но шоу должно продолжаться…

Отредактировано Александр Велиар (2013-12-11 00:13:40)

+1

20

Сашка злится, и Локи нравится то, что он злится, потому что за вспыхнувшим в глубине голубых глаз раздражением трикстер явственно, до дрожи, ощущает совсем другие эмоции. Чувства, рождённые не танцем, но вплетённые в него алой лентой, потому что без них ничего не вышло бы. Без них не было бы ни этих обжигающих взглядов, ни прикосновений и объятий на грани фола, ни восторженных вздохов толпы.
Краем глаза рыжий замечает, что площадка вокруг будто бы стала свободней. Некоторые соревнующиеся пары, похоже, добровольно "сошли с дистанции" и остановились поодаль, превращаясь всего лишь в заинтересованных зрителей. Те, кто ещё танцуют, сдвинулись дальше, к границе, на которой уже расставлены столы. Это хорошо. Это означает, помимо всего прочего, большую свободу для манёвров. Когда Велиар вопросительно ловит его взгляд, Лофт только медленно прикрывает ресницы. Он согласен на всё. Неужели это непонятно? Не в природе трикстера доверять кому бы то ни было, но он знает, что бес ни за что не отпустит рук, чтобы он там ни говорил.
Секунда, и "яркая пташка" взмывает воздух над танцполом, и только крепкая хватка "охотника" не даёт ей взлететь к небесам и исчезнуть. (Или, может статься, не даёт упасть и разбиться)? Музыка замедляется, близится к финалу, сильные руки осторожно, неторопливо, будто нехотя, опускают Локи обратно. Снова шажок вперёд, навстречу друг другу и снова руки смыкаются вместе, смыкаются взгляды, и рыжий, как виноградная лоза, обвивается вокруг партнёра, приникая к его плечу щекой, по мере того, как в воздухе дрожат, звеня, последние ноты. Если ты сумеешь удержать меня…
Мгновение, другое, и оглушительная тишина взрывается восторженным рёвом и аплодисментами. Сомневаться в том, кто сегодня одержал победу, не приходится. Оторвавшись от плеча Ксандра, Лофт коротко взглядывает на русского, блестя глазами.
- Ну что… думаешь, твоя девушка оценила? – коротко хмыкнув, всё ещё не успокоившись, всё ещё заполошно переводя дыхание, стирая кончиками пальцев испарину с виска. – А Полоз? Раньше он с ума сходил от того, как я движусь…
Не размыкая пальцев на чужом плече рыжий оглянулся, как будто вместе с музыкой кончилось всё, что их связывало. Но ведь Велиар и пришёл сюда ради того, чтобы получить этот чёртов приз, не так ли? Только за этим.
Жюри совещалось, подводя итоги. В ушах у Локи шумело, ему казалось, что стоит отпустить руку Сашки, отойти в сторону и он рухнет прямо на месте. Как-то разом накатила тошнота, горечью отдающая во рту.
- Кажется, мы победили.

Отредактировано Люк Лауфейсон (2013-12-11 00:02:15)

+1

21

И вот краткий миг полёта закончился - Ксандр опускает Лофта на деревянную поверхность паркета, неторопливо, под стать «уставшей», сбавляющей темп музыке. Огонь… меж пальцев, горячей искрой. Огонь… столкновение взглядов, борьба и предвкушение. Огонь… шквал эмоций, затухающий вместе с умирающей историей.
История жива, пока её рассказывают, история жива, пока она продолжается… Их история умирает сейчас. Без продолжения, потому что оно невозможно, без повторения, потому что в следующий раз это будет совершенно иная история. Возможно похожая, но другая.
Локи льнёт к нему, словно ища защиты от боли, причиняемой умирающей историей. На миг Ксандру кажется, что ещё можно всё повернуть вспять, можно спасти что-то самое важное, главное, то из чего родится новая история. Я сумею… Но это всего лишь миг, краткий, слишком краткий, чтобы что-то значить.
Лофт, толстокожий к очарованию момента, в принципе, как и всегда, чуждый чувствам хоть как-то близким к человеческим, влез со своей никому нафиг сейчас не нужной иронией. Бес дал себе мысленную затрещину, и ответил под стать рыжему:
- Думаю, оценила. Сильно сомневаюсь, что она когда-нибудь видела нечто подобное, - усмешка вышла немного кривоватой и чрезмерно злой. - Слишком уж «камерная» вещь, штучный товар.
Напоминание о змее, на которого весь вечер трикстер едва не вешался, тем более не прибавило Ксандру хорошего настроения, но он уже взял себя в руки, отвечая совершенно спокойно, и даже почти натурально улыбаясь:
- И Полоз. И думаю, не только он. В ближайшее время под окнами твоей квартиры определённо начнётся круглосуточное дежурство на предмет проверить, так ли ты хорош в постели, как на танцевальной площадке, - и, не удержавшись от шпильки, всё же добавил. – Бедный Крис. Ему теперь не только Мир от тебя охранять, но и тебя от Мира…
Посмотрев в ту же сторону, что и Локи, за их «общим» столиком, он Ирину не обнаружил. Обеспокоенная складочка залегла между бровей Велиара. Мало ли что могло прийти в голову взбалмошной рыжей женщине, ведь танец действительно вышел слишком откровенным. Но вполне умиротворённая обстановка за столом немного его успокоила, а внимание вновь переключилось на трикстера.
- Ты ещё сомневаешься? – походя, привычным когда-то жестом, Ксандр убрал прилипшую к влажной коже виска рыжую прядь, ненароком касаясь холодной, слишком холодной для данной ситуации кожи Лофта. Тут же блондин начал анализировать те мелочи, которые беспокоили подспудно, но до сего момента не складывались в цельную картину – количество алкоголя, выпитого трикстером, быстрый танец с массой акробатических трюков, общий бледно-зелёный, явно нездоровый вид Локи и до кучи, слишком уж сильно рыжий на него опирался. Первоначально Сашка не обратил на это внимание, разгорячённый танцем и эмоциями, которые тот рождал, а вот теперь осознавал, что-то было явно не так. Возможно, будь ситуация иной, будь Ксандр более сдержан, или причины, по которым Велиар вышел на танцевальную площадку другими, он не среагировал бы так остро, сдав Локи с рук на руки Крису или тому же Полозу, и самоустранившись от приведения рыжего в нормальное состояние. Но случилось как случилось, беспокойство за Лофта перекрыло даже тревогу по вопросу «куда же подевалась Ирочка».
- Тебе плохо? Может выйдем на улицу? – в голосе блондина слышалась неподдельная тревога. Автоматически теснее прижав к себе рыжего, Ксандр поманил Марго, которая осталась не удел, и в обсуждении жюри не участвовала.
- Мы выйдем подышать… - Пышная дама понимающе разулыбалась, видимо догадываясь о причинах «бегства» потенциальных, даже скорее наиболее вероятных победителей конкурса, а может придумала историю куда более интересную и захватывающую, которую завтра будет рассказывать на каждом углу академии с упоением, достойным лучшего применения и непрошибаемой уверенностью, что всё было именно так.
- Да, конечно. Я предупрежу жюри. Вы только не задерживайтесь, у нас ещё масса конкурсов заготовлена… - пьяно блестя глазами выдала она. Видимо, успех с танцевальным турниром помноженный на алкоголь (много алкоголя) вселил в неё уверенность в выдающихся способностях тамады, прорезавшихся у собственного мужа, вознеся последнего на недостижимый пьедестал, рядышком с Максимом Галкиным, которого она в тайне от супруга обожала, просто до неприличия.

Отредактировано Александр Велиар (2013-12-11 12:35:16)

+1

22

Программа-минимум на сегодняшний вечер: "напиться" была с успехом выполнена, сейчас в этом не было никакого сомнения. Мир, только что кружившийся перед глазами в ритме танго, продолжил делать это и после того, как ноги Лофта остановились. Ощущение корабельной качки ещё усилилось, когда Сашка, за которого рыжий продолжал цепляться, заговорил. К горлу снова подступил тяжёлый ком.
- Подари "бедному Крису" затычки для ушей, - даже собственный голос звучал как-то неестественно, будто сквозь плотный слой ваты, а губы непроизвольно кривились, словно судорогой свело. – Он будет тебе благодарен. Кажется, прошлая пара уже приходит в негодность, змей стал что-то слишком уж часто стучать в стенку…
Ложь, до последнего слова. Своё недовольство "гостями" Локи наг никогда не выражал подобным образом, а за последние месяцы у него и поводов-то для этого почти не бывало. Но богу обмана не пристало говорить правду. Это было бы совсем не в характере. Лофт улыбнулся, широко и нагло. Похоже, программа-максимум: "наделать шуму на всю Академию и дать коллегам пищу для сплетен на месяцы вперёд" так же удалась с блеском. Ничего другого он и не ждал.
- Не сомневался ни секунды.
А вот трясти головой – это была плохая идея. Похоже, лицо его слишком уж сильно позеленело или что там ещё заставило Ксандра так на него вытаращится, словно он прямо тут, посреди танцевальной площадки, собрался трагически откинуть копыта. Выражение лица самого беса было в эту секунду просто бесценно. Такая трогательная забота. Если бы трикстер был точно уверен в том, что его не прополаскает прямо на месте, он, наверное, рассмеялся бы.
- На улицу…
Невнятно, как будто воды в рот набрав. Локи чуть поморщился, сам себя ненавидя за то, что приходится опираться о русского всем телом, лишь бы не упасть. Хотя идея глотнуть свежего воздуха сейчас выглядела очень даже привлекательно. Оказаться подальше от шума и режущего глаза света. Если бы ещё для этого не нужно было передвигать ноги…
Одно короткое движение, и рука Велиара притянула его ближе, уверенно обнимая, не давая растянуться на паркете, как совсем ещё недавно, пока они оба кружились в танце. Рыжий качнулся, едва не уткнувшись носом в бесово плечо, невольно вдыхая в себя знакомый запах, утопая в нём. Всё остальное доносилось до сознания как через туман. Чужой, немного визгливый, немного хмельной женский голос. Опять лёгкая качка, кажется, его куда-то повели.
"Где-то" сразу стало значительно лучше. Темней, прохладней, тише. Отголоски шума и чужих эмоций, сплошным потоком льющиеся на него в зале, стихли. Здесь можно было дышать полной грудью. Как только они вышли в пустынный коридор между двумя залами, Локи резко оттолкнул своего провожатого. Отвернулся, упираясь рукой в стену, и наклонился, жадно глотая воздух ртом. Сухие рвотные порывы сотрясали всё тело трикстера пару минут, пока он не продышался, а затем, всё ещё мелко дрожа, Лофт уткнулся лбом в окрашенную чем-то тёмным кирпичную кладку.
- Ну что ты смотришь на меня, как будто "Я ваш, пока душа жива, зелёные рукава"?..
Теперь голос звучал куда уверенней, не так вяло и слабосильно. "Уже хорошо". Бросив из-под опорной руки длинный, злой взгляд на беса, Лофт медленно обернулся, приваливаясь к стене спиной, откинувшись назад затылком. Поза казалась вальяжной, почти томной, как и выражение лица, полуприкрытых ресницами зелёных глаз. Они не так далеко отошли от выхода из зала, но двигались в направлении обратном тому, где располагался туалет, а значит, люди сюда почти не сворачивали. Ну разве кто-то хотел воспользоваться лестницей или перебраться в более удобный для приватных бесед зал с кабинками.
- Тоже желаешь подежурить под моими окнами?
Лофт вздёрнул правую бровь, развязно ухмыляясь, не морщась вгоняя один за другим длинные тонкие гвозди в крышку гроба того, что бы там не произошло между ними на этом треклятом танцполе. Всего, что связывало их последние пятьсот лет.
- Знаешь, я тебе даже устрою "вне очереди", по старой дружбе… - вытянув вперёд руку, рыжий мягко дотронулся указательным пальцем до груди Велиара, в районе солнечного сплетения. – Прямо здесь… - палец скользнул ниже, ненавязчиво поглаживая сквозь ткань рубашки, прочерчивая прямую линию восклицательного знака до пряжки ремня. – Хочешь, отсосу?
Яркий язык быстро пробежался по изрезанным старыми мелкими шрамами губам и снова исчез во рту. Локи улыбнулся, легко и почти ласково, как будто только что сказал самую милую и забавную вещь на свете.

+1

23

«Вот ещё… обойдётся…» - позлорадствовал бес. И кто сказал, что злорадство грех, пусть идёт к дьяволу. Велиару змей не нравился от слова совсем, и его неудобство, хоть и такое условное, доставило пусть маленькое, но удовольствие.
А рыжий, тем временем, похоже, вообще выключился из реальности, двигаясь как сомнамбула туда, куда его вели. Правда, стоило двери в зал захлопнуться, он тут же с силой, не ожидаемой Ксандром от живого пособия анатомического музея, коим всего пару мгновений назад был, оттолкнул его, влипая в стену. Молча сложив руки перед грудью, Сашка ждал, пока трикстер продышится. Уже хорошо, что того не вывернуло, прям на площадке, не то был-бы номер. А спустя уже пару минут, бес пожалел, что не ушёл сразу, как только ему вполне ясно дали понять, что в его услугах провожатого более не нуждаются, да и вообще, что проявил сочувствие к человеку, которому оно в принципе не требуется.
От слов Локи, Сашка дернулся как от пощёчины. Эта песня… которая стала им пропуском на бардовский турнир, и должна была быть напоминанием о той самой второй встрече в Венеции… С того самого злополучного декабря, блондин не вспоминал о ней, попросту запретив себе помнить о том, что таковая вообще была. Губы Велиара сжались в тонкую линию, а в глаза вновь вернулся холод и безразличие, коим бес весь последний год одаривал Локи при случайной встрече в академии или за её пределами.
А Лофт продолжал, словно инстинкт самосохранения ему и вовсе не знаком, хотя… почему словно… отсутствие этого самого рудимента периодами и втравливало рыжего во всяческие смертельно опасные авантюры.
Усилием воли Ксандр расслабил неведомо когда успевшие сжаться до судороги в кулаки пальцы, и уперся правым в стену как раз над плечом трикстера, едва не касаясь костяшками его щеки, чтоб не сдавить этому придурку шею до хруста позвонков, чего на данный момент хотелось больше чем чего бы то ни было. Нависая немного над Локи, он ответил с такой же развязной улыбочкой, словно под копирку срисованной у самого Лофта:
- Не желаю. Не люблю толпу.
Свернуть шею рыжему хотелось всё сильнее, но бес идеально разыгрывал насмешку и лёгкую заинтересованность происходящим. Нет, конечно, можно было дать в морду трикстеру и вернуться в зал, или просто вернуться, хотя «дать в морду» было бы приятнее, вот только Ксандр попросту не мог сейчас сбежать как побитый пёс. Он потерял бы уважение к себе после такого.
- Здесь? – бровь вопросительно изогнулась, словно «отзеркаливая» выражение лица Локи. – Лишних зрителей я тоже не люблю, - большой палец всё же лёг на горло рыжего, поглаживая едва заметной невесомой лаской.
- Всего-то? – усмешка вышла донельзя неприятной, но сам Велиар уже этого не замечал. Хотелось унизить трикстера, но это по определению не возможно – унизить того, у кого нет гордости. Единственное, что хоть как-то действовало на Лофта, обычная физическая боль. Вот только избить его, выход тоже не самый лучший. Оставалось поддаться на провокацию, и пусть Ксандр даже себе не признавался в том, что он хотел этого. Пусть даже здесь и так… грязно, пошло… это не имело значения…
Склоняясь ещё ближе к лицу Лофта и понижая голос ещё на полтона, бес ухмыльнулся:
- Знаешь, я хочу полную программу. – Ладонь переместилась на горло рыжего, сдавливая, а губы нашли чужие, накрывая жёстким требовательным поцелуем. Единственным, который собирался позволить себе Ксандр за сегодняшний вечер. Ведь шлюх не целуют, а то, что и как предлагал Локи выглядело именно так.
Не позволяя себе увлечься слишком сильно, Велиар разорвал поцелуй, цепко ухватывая рыжего за плечо, и не то повёл, не то потащил в соседний с банкетным зал, попутно набросив на обоих лёгкий морок, - лишние проблемы со сплетнями в маленьком городке ему были абсолютно и категорически не нужны.
- Идём.
Кабинка была предоставлена мгновенно, и официант тут же «забыл» о гостях, которым ничего не требовалось.
Буквально втолкнув Лофта в отдельный кабинет, бес запер его изнутри, накладывая «заглушку» как на дверь, так и на всё помещение в общем – он слишком хорошо помнил, каким громким бывает трикстер во время секса.

+1

24

Глаза трикстера горели шалым, злым весельем, блестящие от выпитого и даже в этом полутёмном помещении сверкающие, не хуже чем у разъярённой кошки. На лице, упрямо, вызывающе, вскинутом вверх, застыла лихая усмешка, и только очень внимательно присмотревшись можно было заметить, что улыбающиеся тонкие губы кривятся как от боли. Только вот Ксандр хотя и смотрел так пристально, вряд ли действительно видел что-то, кроме того, что сам хотел.
- А мне без разницы, - хрипло, отрывисто рассмеявшись, Лофт ухватился пальцами руки, недавно только касавшейся живота беса за пряжку его ремня. – Если кому-то хочется – путь смотрят, - чуть дёрнув плечом, коротким рывком притягивая блондина ближе к себе. – Реклама… она никогда не лишняя…
Как будто проверяя русского на прочность, словно желая узнать, как далеко его можно толкнуть к краю. Насколько он забудется, потеряет контроль. Чужая злость действовала не хуже любого афродизиака, и это было лучше, куда лучше того непонятного, давящего и терзающего, что неотступно преследовало Локи с той самой ночи в драконьей пещере, разворошившей окончательно угли старого костра. Лучше было так – не думать, не чувствовать, просто отдаться на волю инстинктов. Дать воспользоваться собой и забыть об этом, ведь для трикстера это никогда не было проблемой. Своё удовольствие он получит, при любом раскладе.
- Полная программа будет стоить, - почти мурлыча, сдавлено, оттого что сильная ладонь сжала глотку немногим крепче, чем следовало, облизываясь опять и не сводя взгляда с чужого рта, словно предвкушая, заранее смакуя, поцелуй. Как будто зная наперёд, что на повторение рассчитывать не стоит.
- Но, в виде исключения…
Рыжий судорожно вдохнул, всё ещё ощущая на губах жар, как клеймо или оскорбление, и снова улыбаясь, бесшабашно и дерзко. Так, словно только что получил именно то, о чём мечтал. Подчиняясь чужим рукам, Лофт позволил увлечь себя дальше по коридору, смутно памятуя о том, что именно там находится, но не слишком заботясь об этом сейчас. Он ведь, в самом деле, мог бы прямо тут. Или в туалете. Или на лестнице. Или там, посреди ярко освещённого банкетного зала. Какая, в сущности, разница? Интересно было бы посмотреть, как вытянулись бы лица гостей, и дали ли бы им приз ещё за это. Крайне сомнительно, хотя Локи совершенно искренне считал, что может трахаться не менее искусно, чем танцевать. Уж в этом виде плясок у него было не в пример больше практики.
Но, всё-таки, пустая закрытая кабинка и наложенные плотной заглушкой чары. С трёх сторон – гладкие подушки диванного сиденья, хотя бы не винилового, и то хлеб, посередине – простой деревянный стол, накрытый скатертью и сервированный на четыре персоны. Места, как и предполагалось, не слишком много, однако для Велиара, в первую очередь, имели значение секретность и безопасность. Рес-пек-та-бель-ность. Рыжий взглянул на бывшего приятеля искоса, оценивающе, словно решая про себя, когда именно за прошедшие двести лет бес успел стать таким. Когда чужое мнение начало волновать его.
- Ну так… с чего начнём?

+1

25

Съязвить, задеть, это так в природе рыжего трикстера. Вот только бес знал его давно и весьма «плотно», и осознавал, к чему стоило готовиться. Нет, нельзя сказать, что слова Локи не задевали, задевали, и ещё как, только контролировать себя блондин умел очень хорошо. А уж после «пощёчины» в виде напоминания об их давнем совместном творчестве, ни одной лишней эмоции ни на лице, ни в глазах Ксандра не отразилось. Только то, что сейчас ждал Лофт, то, что он пытался вызвать – похоть, низменная, незамутнённая никакими лишними благородными эмоциями, издёвка, и некая, едва заметная брезгливость. Бес вообще не был сторонником продажной любви и к представительницам данной профессии относился весьма скептически.
- И чего будет стоить полная программа? Души? – вопросительно изогнул бровь блондин. - Или ты до сих пор на побрякушки размениваешься? – наговорить гадостей, унизить, да и в принципе, рыжий сам нарывается на такое отношение. Да, Сашке было противно от самого себя, но он попросту не мог уступить здесь и сейчас, иначе, Локи попросту втоптал бы его в грязь, с него станется, не впервой.
- Оу, постоянным клиентам скидки? А не боишься разориться? – нарочитое участие, словно бес действительно заботился о материальном благосостоянии рыжего. - Хотя… о чём я, глупость, право слово… За счёт массовости, потери минимальны…
Наверное, происходи всё это лет десять назад, или даже за пару месяцев, до того, как в жизни Велиара появилась любимая рыжеволосая женщина, он не стал бы так шифроваться, не заморачиваясь слухами и сплетнями. Вот только всё течёт, всё меняется. А история о том, как два профессора трахались в коридоре ресторана, не то, чем стоит пачкать своё безупречное резюме, да и совершенно лишняя для сохранения душевного спокойствия хозяйки очаровательных ушек, в которые данную сплетню ей вполне могли нашептать.
- Начнём? С начала, разумеется. Можно считать, что аперитив был подан и закуска тоже… Так что по программе, основное блюдо, - усмехнулся Ксандр, приваливаясь спиной к запертым дверям, вальяжно, почти неосознанно повторяя недавнюю позу Локи, отличаясь лишь руками, засунутыми в карманы.
- Раздевайся, - бес слегка сощурился, наблюдая, и всё же добавил, - Или, может, тебе музыки не хватает? Могу организовать…

+1

26

Свет в кабинке был такой же приглушенный, "интимный", как и вся обстановка. Двурогое бра на дальней стене, стилизованное под благородную старину, издавало бархатное матовое сияние при котором весьма выгодно поблескивали аккуратно разложенные на скатерти приборы. Почти как серебро. Такое освещение скрадывало многие изъяны: оно прятало мимолётные изменения в мимике, не предназначенные для постороннего взгляда, или нездоровую, даже для рыжего, бледность кожи.
Стоя у самого стола, опершись бёдрами о край и сложив на груди руки, Локи разглядывал своего оппонента с кривоватой, насмешливой улыбкой. Вопрос о цене заставил трикстера сначала вздёрнуть брови, а затем, откинув голову назад, рассмеяться. Достаточно естественно, в конце концов у него было очень много практики в этом.
- Душа? – переспросил он, словно не веря в то, что правильно расслышал. – На кой ляд мне сдалась твоя душа? Тем более, помнится, не так давно ты сам утверждал, что у тебя её нет… Не хорошо пытаться надуть старого приятеля.
Шутовским жестом погрозив Ксандру, Лофт рассеянно передёрнул плечами.
- Ну а что до всего остального… сам знаешь, в моих руках ничто не задерживается. Но смотреть на то, как другие отдают нечто, представляющее для них ценность, чтобы только получить то, что совершенно несущественно для тебя – это всегда забавно.
Отмахнувшись на остальные подначки беса, как-то почти устало, рыжий взглянул на русского исподлобья, словно хотел спросить, зачем он сюда пришёл, уж не за душевными ли разговорами, когда Велиар таки соизволил перейти "к делу".
- О, - и снова лицо трикстера осветилось насмешливым изумлением. – Ты даже соизволишь меня раздеть?
Проворные руки Лофта, между тем, уже поднялись к первой не застёгнутой пуговице на рубашке, извлекая её из петли с быстротой настоящего эксперта.
- Скажи… тебе так нравится смотреть на меня или ты решил проверить, не осталось ли на мне следов от чужих рук?
Глядя прямо, глаза в глаза, спокойно и почти равнодушно, с тихим вызовом отвечая на брезгливость и издёвку во взгляде беса, Локи продолжал, между тем, раздеваться, не слишком торопясь, но и не делая из процесса очередного шоу. Просто, выполняя данное распоряжение.
- На мне не слишком-то просто оставить отметину.
Словно подчёркивая эти слова, Лофт, почти непроизвольно, провёл кончиком языка по своей нижней губе, на которой красовались едва ли не единственные шрамы, какие можно было обнаружить на его теле. Заговорённая нить цвергов сделала своё дело, против неё бессильна была даже божественная природа.
Расстёгнутая рубашка легко соскользнула с плеч на пол, а Локи уже спихивал с себя ботинки, всё так же не разрывая контакта взглядов, нащупывая пряжку ремня и в два счёта расправляясь с ней тоже. Переступив на месте, рыжий, внезапно, оказался в точности в том же виде, как и месяц тому назад – серебряный амулет на шее, носки и ничего более. Пол в ресторане был холодный. Немного подумав, Лофт присел на край стола. Загремели по смятой скатерти тарелки, бокалы и приборы. Что-то, кажется, свалилось на кафель, но не разбилось, а зашумело, крутанувшись юлой.
- Ты так и будешь стоять и смотреть или всё-таки присоединишься?
Локи неторопливо, словно бы даже с ленцой провёл ладонью по своей груди. Одежда не скрывал теперь ни, на самом деле, девственно-чистой кожи трикстера, ни уже вполне заметного возбуждения. Сжав пальцами член, рыжий принялся ласкать себя, откровенно и беззастенчиво, чуть сильней раздвигая ноги, носком правой упираясь в плиты пола, и в первый раз за всё время пряча глаза под ресницами, издавая тихий, довольный стон.

Отредактировано Люк Лауфейсон (2013-12-15 20:04:13)

+1

27

Бес отмечал неторопливость движений рыжего лишь боковым зрением, до рези в глазах всматриваясь в зелёные омуты трикстера, словно пытаясь уловить там что-то доселе неведомое - отблески, отсветы того, зачем. Зачем Локи сейчас всё это делает, зачем говорит, зачем спрашивает, ему действительно интересно, или это очередная издёвка…
Нет, Лофт не угадал. Причиной было не то и не другое, хотя смотреть на обнажённого рыжего, Ксандру нравилось, чего уж там, но причиной к тому, чтоб оставить его без одежды была возможность беспрепятственного доступа, и не только для того чтобы довести любовника до исступления, но и для того чтобы оставить свои собственные метки. Если для Лофта Полоз остался там, в зале, то для Велиара он всё ещё маячил где-то на периферии сознания, собственническим жестом обнимая Локи. Ревность, пусть и не проявленная лишь потому, что бес попросту не имеет на неё никаких прав, сейчас она диктовала условия игры. Полоз должен понять, что всё поведение трикстера было сделано из принципа, назло. Нет, Сашка не думал, что Лофт испытывает отвращение к Уральскому царю, но всё это показное «нежничание» было явно неспроста. А вот сам Золотой Змей, похоже питал какие-то иллюзии на этот счёт, и Ксандр собирался развеять эти самые иллюзии самым доступным ему сейчас способом.
«Ложь… очень даже можно… а то, что они не держатся долго, так мне долго и не нужно». Естественно божественная регенерация к завтрашнему вечеру сотрёт все следы, но вот до этого самого вечера ещё дожить надо.
На очередную подначку рыжего, Ксандр всё же сдвинулся со своего места, но лишь после того, как трикстер закрыл глаза. Потянув узел галстука вниз, распуская его, бес едва заметно улыбнулся. Шёлковая ткань плотно легла на закрытые веки, исключая малейшую возможность со стороны Локи подсмотреть. Да, Сашка не хотел, чтоб рыжий видел его лицо. Он мог выдать себя - слишком сильные эмоции, которые достаточно сложно контролировать. И отмазаться тем, что якобы слегка не в себе, сейчас точно не получится. Пальцы лёгкой лаской пробежали по щеке трикстера, спускаясь к плечу, а большой вновь, привычно уже лёг на горло, поглаживая едва заметные следы недавней Велиаровой несдержанности. Левая же ладонь прошлась невесомыми касаниями по бледной груди, теребя затвердевшие под пальцами соски. Наклонившись к самому уху Лофта, бес проговорил, всё же решив ответить, пусть и с таким длительным запозданием:
- Если тебе действительно интересно, то да, мне нравится на тебя смотреть, - и это не было лукавством. Александр сказал чистую правду. Напряжённый кончик языка коснулся ушной раковины, шеи, проводя по пульсирующей жилке прямо под ухом. Левая ладонь спустилась ниже, обхватывая член трикстера поверх его собственных пальцев, как и тогда, в пещере. А правая, предупреждающе, немного сдавила горло, чтоб рыжий не начал вновь злить любовника своей болтовнёй, а затем переместилась на бок Лофта и заскользила по спине, изучая чуткими пальцами выступающие под кожей острые позвонки.
Не откладывая свои планы в долгий ящик, Ксандр провел губами по тонкой чувствительной коже шеи, словно извиняясь за оставленные совсем недавно синяки, и тут же поставил алеющий засос чуть ниже уровня воротника рубашки. Раструбить всем, чем они тут занимались, в планы беса не входило, но вот для того, кто будет допущен «к телу», всё должно было быть вполне очевидно.

+1

28

Прикосновение прохладного шёлка к разгорячённой коже было до безумия приятным. Вот только теперь, когда пользоваться зрением рыжий не мог, сложнее было игнорировать все остальные ощущения. И практически невозможно не обращать внимания на собственную реакцию на близость Ксандра, на его ласки, даже самые незначительные, запах тела беса, его голос. Как и тогда, в пещере, Локи почувствовал, что возбуждение, невероятно острое и сильное, накрывает с головой, подчиняет себе. И снова, как и в тот вечер, невольно поразился тому, что никто ещё, ни одно существо, кроме беса, не вызывало в нём подобных переживаний. Однако на сей раз, осознание этого факта вызвало лишь обжигающую злость.
Всё должно было быть не так. То, чем они занимались тут, это было абсолютно, совершенно неправильно. Это должно было стать просто случкой, быстрой и грубой, без долгих прелюдий и лишних эмоций. Без разговоров и без снятия одежды, - хотя для чего Велиару потребно было раздевать любовника, на данный момент стало уже предельно понятно. От жалящего, метящего поцелуя Лофт чуть дёрнулся, резко выдыхая, чувствуя, как разбегается по коже стая мурашек, обжигая и леденя одновременно, заставляя мгновенно затвердеть соски, тяжестью отзываясь в паху. Свободная рука рыжего легла на плечо беса, пальцы цепко сжались, комкая ткань рубашки. Пару секунд казалось, что Локи не выдержит сейчас, рванёт русского к себе, жадно впиваясь в губы, как ему отчаянно хотелось сделать, однако Ксандр больше не сжимал трикстеру глотку и, видимо, зря.
- Смотреть, и только?.. – светлые брови удивлённо взлетели вверх, приподнимаясь над повязкой. – Я ведь не картина в Лувре, чтоб мной любоваться…
Локи рассмеялся вновь, тихо, сбивчиво и коротко. Настойчивые ласки в две руки, определённо мешали как следует настроиться на юмористический лад. Между тем, узкая ладонь соскользнула с плеча беса и заспешила по груди, почти небрежно, будто отряхивая что-то, и замерла лишь у самого пояса брюк, оттягивая его немного, прежде чем бесцеремонно забраться внутрь. Пальцы быстро нашли что искали, и по губам Лофта расплылась донельзя похабная ухмылочка.
- Ну надо же… я уж было думал, что у тебя не стоит.

+1

29

Короткий шумный выдох сквозь зубы – вся реакция, что себе позволил бес на бесстыдную и до предела откровенную ласку Лофта. Пусть это выглядит мальчишеством и от ощущения горячих пальцев на возбуждённом члене хочется стонать в голос, но бес попросту не мог позволить себе показать, насколько он заводится от простых прикосновений. Дать ещё один повод для издёвок, вот уж увольте, рыжему этих самых поводов и так хватает, а если не найдёт очередной, так присочинит, невелика беда.
Видимо, стоило-таки трикстера придушить, чтоб не молол языком лишнего, потому как предупреждения на него определённо не действуют. Но Сашка слишком уж благодушно был настроен, поэтому правая ладонь беса спустилась ниже, сжимая упругую ягодицу, а сам он вновь склонился к уху рыжего:
- Заткнись! – голос звучал низко и чуть хрипловато, но с этим уже поделать было ничего нельзя. Зубы немного болезненно сомкнулись на мочке уха, левая ладонь сжалась плотнее поверх руки Лофта, а пальцы правой, не останавливаясь продолжили свой путь, чуть задержавшись на небрежную ласку у тугого колечка мышц ануса, а затем бесцеремонно проникли внутрь, лаская, растягивая вход.
Не размениваясь более на дальнейшие прелюдии, Ксандр ссадил Локи со стола, разворачивая к себе спиной и лицом к тому самому столу. Со спины трикстер выглядел не менее притягательно, и бес не удержавшись оставил ещё одну алеющую метку на плече рыжего прямо у основании шеи.
- Ногу правую согнуть и на стол, - короткий приказ, потому как на церемонии уже желания не было, да и голос подводил, грозя сорваться на окончательный хрип. Помогая Лофту занять требуемую позицию, бес продолжал прихватывать зубами кожу на загривке любовника, находя особый кайф в привкусе солоноватой от пота кожи.
На то, чтобы расстегнуть брюки и немного спустить их вместе с бельём, ушло всего пара секунд, ещё пара на жадный взгляд, окидывающий напряжённую спину и отставленный призывно зад, абсолютно доступный в этой позе как для взглядов, так и для ласк. Проведя влажными от собственной слюны пальцами между ягодицами трикстера, Ксандр, направляя себя рукой, плавно вошёл, раздвигая, растягивая неуступчивые тугие стенки, до упора, до смачного шлепка о ягодицы рыжего. Стиснув зубы едва не до скрипа, Велиар вновь подавил стон удовольствия, позволив себе лишь короткий сдавленный выдох, прежде чем начать размеренно двигаться, удерживая любовника за бёдра.

+1

30

Ожидаемо сдержанный стон, проглоченный, задавленный в зародыше, тихий присвист сквозь сжатые зубы и судорожный вздох. Ничего другого Локи и не ждал, но пальцы, не смотря на упрямое сопротивление беса, сжались сильней на напряжённой плоти, лаская Велиара неудобно под сдерживающей тканью одежды, не отпуская даже тогда, когда сам Ксандр наклонился вперёд, запоздало приказывая трикстеру заткнуться. Голос русского предательски дрожал, и не надо было даже смотреть ему в лицо, чтобы видеть, что именно он испытывает сейчас. Это можно было ощутить каждой клеточкой тела, в каждом прикосновении, в каждой, нарочито грубой и требовательной ласке. Это желание, пронзающее насквозь, будто бы высоковольтным зарядом тока.
Лофт, и в самом деле, прикусил язык, не то, испугавшись и уступая, не то, что-то задумав. Когда Велиар потянул его на себя, принуждая соскочить на пол и развернуться, когда рука беса настойчиво и крепко сжалась на правом бедре, немного повыше колена, помогая рыжему принять требуемую позу, Локи продолжил хранить молчание, податливо прогибаясь, уступая, мягкий как глина, как зыбучий песок. Вздрагивая всем телом, отзываясь громко, в голос раскатистыми стонами от каждого грубого поцелуя, дразнящего прикосновения, поглаживания, словно бы сам дразнясь, подначивая, в пику упрямому молчанию и сдержанности русского, рыжий устроился на столе со всем возможным удобством, хватаясь ладонями за края, чувствуя, как скользит под пальцами, сбиваясь сильней, скатерть, слыша перестук съезжающей посуды.
Всего пара секунд ожидания, и влажные пальцы скользнули по низу спины к промежности, выхолаживая разгорячённую кожу, заставляя вздрагивать от лёгкого озноба предвкушения. Лофт застонал опять – сладко, развязно, жарко, выгибаясь сильней, подаваясь назад бёдрами и раскрываясь для проникновения, так, будто это и в самом деле было его работой. Словно обученная, профессиональная шлюха, знающая, как ублажить самого взыскательного клиента. Продолжая упираться левой рукой в столешницу, рыжий вслепую отвёл назад правую, обнимая Ксандра за шею и прижимаясь спиной к груди беса, заполошно, сдавлено шепча прямо в ухо:
- Ты такой горячий…
Проворный язык скользнул по пышущим жаром, пересохшим губам трикстера, будто невзначай задевая мочку уха беса, затылок рыжего вжался в плечо любовника, свесившийся край шелковой повязки на глазах щекотал щёку и шею Лофта, ключицу Велиара.
- Мне нравится… чувствовать тебя внутри… как ты заполняешь меня…
Бесстыдные, до предела откровенные слова лились легко, будто отрепетированные заранее, растягиваясь на вздохе, лопаясь на губах очередным протяжным стоном. Правда или очередная ложь, подначка или откровение. Уверившись в том, что не потеряет равновесия, не соскользнёт, поддерживаемый чужими руками, Локи оторвал от стола и вторую руку, проведя ею по левой руке беса, обхватывая сверху и направляя вперёд, принуждая скользнуть себе на живот, приласкать пальцами напряжённые мышцы пресса и дальше, к паху, пока чужая ладонь не накрыла сверху чуть подрагивающий от каждого глубокого толчка член.
- Имеешь меня, как течную сучку…
Тонкие губы дрогнули, изгибаясь в короткой, злой усмешке и, вдруг, впились в шею беса, прямо под ухом, точно таким же жалящим, метящим поцелуям, оставляя на коже приметную пылающую отметину.
- Тебе ведь нравится… так…
Теперь в голосе отчётливо слышалась издёвка, но Лофт, не давая любовнику опомниться, продолжил двигаться, не останавливаясь ни на миг, насаживаясь и сжимаясь, лаская кожу и слух протяжными, жаркими стонами.
- Правда?..

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC