Открытая Колдовская Академия им. Кикиморова

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Открытая Колдовская Академия им. Кикиморова » Взгляд в прошлое » Цветок апельсина [аперель 1537 г.]


Цветок апельсина [аперель 1537 г.]

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

http://www.udec.ru/images/0509-87.jpg
Название: "цветок апельсина".
Участники: Александр Велиар, Люк Лауфейсон.
Время и место действия: апрель 1537 г.; Мадрид, Испания.
Краткое описание событий: двое мошенников-нелюдей, промышляющих в одном и том же мире, в одной и той же среде, должны были встретиться. Это был всего лишь вопрос времени, и это время пришло далёкой испанской весной, когда Мадрид утопал в белой пене цветущих апельсинов, а у молодой вдовы дона Алехандро Кардосо украли часть оставшегося от мужа наследства.
Очередность постов: Локи, Велиар.

+1

2

Сплетни всегда путешествуют быстро, потому что они легче и стремительней ветра, к тому же обладают удивительной способностью проникать в такие щели, куда не протиснется самый скромный сквознячок. Если ты умеешь внимательно слушать, если можешь отделять зёрна от плевел, то сплетни – это незаменимый источник самой свежей и достоверной информации. В том ремесле, какое избрал для себя рыжий бог плутовства уж точно, без них никак нельзя было обойтись.
Весь мир, насколько знал его Локи, был похож на хрупкий карточный домик, оплетённый густым плющом слов, и вся эта шаткая конструкция зависела исключительно от того, где добавится, а где отомрёт какой-нибудь стебелёк. Тот, кто владеет информацией – владеет миром. Следовательно, тот, кто может сам создавать информацию, может менять действительность по собственному хотению. Трикстер не раз пользовался этим навыком, который был, в сущности, не так уж и сложен в освоении: шепни слово там, подбавь точно отмеренную щепотку интриги тут, и смотри, как вертятся колёсики, перемалывая Истину, давая на выходе ту реальность, которая нужна тебе. Но сейчас ему необходимо было провести обратную процедуру, разматывая тугой клубок лжи и домыслов, чтобы следуя за этой тонкой ниточкой прийти к первоначальному зерну правды. Зацепка была слишком уж вкусной, чтобы равнодушно пройти мимо.
По сути, вся его "работа" строилась на последовательном распутывании и запутывании таких вот хитросплетений, а потому не минуло и месяца, как поиски "найденной где-то в Румынии книги таинств" привели Лофта в солнечный Мадрид. Мошенник уже достоверно знал, что искомый артефакт является старинным манускриптом по оккультным наукам, единственным в своём роде, бесследно сгинувшим, как считалось прежде, ещё во времена Реконкисты. Вещица принадлежала семейству Кардосо, не слишком знатному, но отличившемуся в своё время на поле брани. Единственный наследник рода умер полгода назад, не оставив после себя никого, кроме довольно юной и привлекательной вдовы, Изабеллы. Вероятно, это трагическое событие и послужило причиной распространения слухов, заведших трикстера так далеко от тех мест, где он промышлял в те дни. Изабелла была женщиной набожной, почти до истерии, а потому любой намёк на нечестивость пугал её грозным призраком Геенны Огненной. Надо полагать, манускрипт не был ещё выброшен в очищающий костёр только лишь потому, что вдова понятия не имела об истинной его сути и ценности. К тому же, оккультный труд был спрятан в драгоценный оклад, богато инкрустированный камнями. Пусть Изабелла и была ревностной католичкой, но её едва ли можно было назвать дурой.
Как в скорости обнаружил Локи, набожность вдовы не делала её не только глупой, но и святой. В любое другое время это было бы просто замечательно, поскольку именно на этот козырь трикстер собирался ставить в первую очередь, ведь он нередко позволял разыграть удачную партию. Однако, к немалому изумлению и, что греха таить, досаде рыжего он обнаружил, что стал не первым из тех, кто сумел распутать ниточку и дойти до центра клубка. Его опередили. Такое случалось, конечно. Не часто, но случалось, и всё же теперь Лофту предстояло измыслить нечто новое, поскольку отступать от намеченной цели без боя было не в его правилах. Здоровое соревнование, по большому счёту, только придавало пикантности всей афере.

***

Мадрид в первой половине шестнадцатого века был шумным, многолюдным и бестолковым. По сути, таким он был всегда, сколько Лофт его помнил, но именно в этом заключалось своеобразное очарование города. В этом кипящем котле смешивались воедино культуры, языки, религии, выплавляясь во что-то новое и уникальное. Каждый проходящий по главному торговому тракту купец, воин или обычный путешественник оставлял здесь что-то своё, и каждый выносил отсюда что-то для себя. Мадрид со своими гулкими, мощёнными камнем улочками и прекрасными площадями никого не мог оставить равнодушным.
Особенно такой – утопающий в душистой белой пене цветущих апельсинов, запах которых проникал, казалось, повсюду: сладкий, тонкий, с едва уловимым оттенком горечи. От него, невольно, кружилась голова, и вероятность окончательно потерять её не казалась такой уж призрачной. Ведь не зря испанцы считают апельсин символом любви. Так разве можно было осуждать несчастную, оставшуюся без поддержки и опоры, но всё ещё молодую женщину?
Стоя на углу Пуэрта-дель-Соль, в тени тех самых апельсиновых дерев, на зелёных ветвях которых вместе с белыми, будто бы вылепленными из воска, соцветиями красовались уже почти созревшие плоды, Локи обернулся к своему спутнику. Мужчина являлся одним из ярких примеров космополитичности города. Это был невысокий араб, худощавый и смуглый, одетый в скромный европейский костюм домашнего слуги, коим он и являлся до недавних пор. Когда-то он носил имя Джалиль, но те времена уже давно позабылись, и он научился откликаться на христьянское имя Иосиф, точно так же как выучил манеры и ужимки своего нового окружения. Волосы у Иосифа были тёмные и жёсткие, гладко прилегавшие к правильной формы черепу, будто нарисованные углём, а тёмные глаза в оправе густых ресниц смотрели куда проницательней, чем то было желательно для прислуги. То был взгляд отъявленного пройдохи, уж кто-кто, а трикстер умел отличать таких. Прежде Иосиф ел хлеб почившего дона Кардосо, но хозяйка, решившая, что ей одной не понадобиться столько людей в услужении, отпустила араба со двора, вместе с несколькими товарищами по несчастью, принужденными теперь скитаться в поисках работы.
Локи выловил Иосифа в одной из таверн, едва ли не на следующий день после приезда в город. С тех пор араб был неиссякаемым источником полезной информации. Похоже, у нового господина ему нравилось не в пример больше. Служба была, по меньшей мере, нескучной.
- Так значит, это и есть новый фаворит госпожи?
Беспокойные зелёные глаза скользнули по стройной высокой фигуре в наброшенном на плечи коротком плаще, сообщавшем о знатности и богатстве владельца. На светлых волосах красовалась дурацкая, но, увы, незаменимая в этом климате, при таком палящем солнце, шапочка с длинным пером. Блондин стоял спиной к Лофту и его спутнику и, сколько мог судить рыжий, руки его были скрещены на груди. Вся поза, без слов, сообщала окружающим о том, что этот человек не привык уступать кому-либо. Ситуация делалась всё любопытней.
- Да, сеньор, - отозвался Иосиф. – Он приехал за пару недель до вас. Какой-то не то мелкий дворянин, не то торговец, - лицо араба чуть скривилось, демонстрируя удивительную смесь презрения к неблагородному роду занятий и уважения к деньгам, которые обладают своим собственным достоинством, вне зависимости от того, как именно были добыты. – Якшается с чинушами, со всей городской верхушкой. Говорят, с самим алькальдом он запанибрата… Сеньора Кардосо сразу его заприметила.
- Но он всё ещё не получил желаемого.
Вполголоса пробормотал Локи, вновь взглядывая на фигуру у небольшого фонтана, установленного посреди Пуэрта-дель-Соль через пять лет после того, как были снесены Солнечные ворота короля Карла. Трикстер отчего-то ни на секунду не сомневался в том, что его соперник уже сделал бы ноги, если бы только ему удалось умыкнуть заветную книгу. Изабелла была хороша, - Лофт уже успел полюбоваться на сеньору Кардосо раньше, - но вряд ли её прелести стоили мессы. Мысль о том, что блондин просто решил приударить за богатой вдовой и вовсе не приходила рыжему в голову.
Нет, здесь всё было совсем не так чисто. Причём, в прямом смысле. Лофт пока ещё не определил наверняка, кем являлся его конкурент, однако он каждой клеточкой своей плутовской души чуял здесь подвох.
Внезапно, не то почувствовав на себе напряжённый посторонний взгляд, не то привлечённый каким-то шумом, блондин обернулся. Резко, всем корпусом. Руки его, действительно, покоились на груди. Между светлых бровей залегла лёгкая серьёзная складочка, а глаза под яркими лучами полуденного светила были ослепительно-бирюзовыми.
"Такой строгий. Такой собранный". Локи тихо хмыкнул. Пробежавший по площади порыв прохладного весеннего ветерка зашевелил складки плаща на плечах блондина, растрепал перо на его шляпе, но едва тронул короткие волосы, будто бы и самой стихии было боязно вносить беспорядок в этот завершённый живой портрет. Тот же ветерок тряхнул ветками над головой у трикстера, роняя Лофту на плечо несколько восковых лепестков.
Всё дело было только в этом одуряющем запахе, который буквально въедался под кожу, точно. Рыжий качнул головой, как будто отгоняя непрошеные мысли, кончиками пальцев стряхнул на камни белые лепестки и отвёл взгляд, переводя его обратно на Иосифа.
- В любом случае, нам не следует бездумно уповать на удачу, а пораскинуть мозгами и решить, как ловчей ухватить её за хвост. Идём. Расскажешь мне в подробностях об устройстве дома своего господина… прежнего господина, я хотел сказать.
Кража со взломом, конечно, была не слишком изящным ходом, но куда более простым, нежели игры в соблазнение скучающих вдов. Кроме того, в личном топе Локи она занимала уверенное второе место.

Отредактировано Люк Лауфейсон (2014-01-17 18:03:56)

+1


Вы здесь » Открытая Колдовская Академия им. Кикиморова » Взгляд в прошлое » Цветок апельсина [аперель 1537 г.]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC